скрыть меню

Проблема насилия, совершаемого в состоянии опьянения

Всего лишь через 5 лет после смягчения законов о лицензировании алкоголя британское правительство вновь рассматривает это законодательство в ответ на резкое увеличение показателей насилия, связанного с алкоголем. Эта проблема, особенно среди молодежи, вызывает растущую глобальную обеспокоенность.
«Вечером каждую пятницу и субботу наша полиция ведет непрекращающуюся войну с преступлениями и беспорядками, совершаемыми после выпивки, а наши травмопункты и станции скорой помощи занимаются пострадавшими», – заявила 28 июля 2010 г. британский министр внутренних дел Тереза Мэй, призвавшая провести реформу законов, позволяющих употреблять спиртное в Великобритании и Северной Ирландии 24 часа в сутки. В 2005 г. предыдущее правительство продлило часы, установленные для употребления спиртного, не решив сначала проблем, связанных с потреблением алкоголя.
«В прошлом году на почве алкоголя был совершен почти миллион насильственных преступлений, и около половины всех насильственных преступлений пострадавшие связывают с алкоголем, – утверждает Мэй. – Почти 7 млн посещений травмпунктов и станций скорой помощи при больницах связаны с употреблением алкоголя и обходятся для налогоплательщиков примерно в 650 млн фунтов стерлингов в год… В целом общие расходы, которые несут налогоплательщики из­за преступлений и беспорядков на почве алкоголя, составляют от 8 до 13 млрд фунтов стерлингов в год».
Мэй заявила, что правительство будет добиваться введения запрета на продажу магазинами алкогольных напитков по цене ниже себестоимости и удвоит штраф за продажу алкоголя несовершеннолетним в числе других мер, которые расширят контроль местных органов власти за пабами и клубами.
Насилие, связанное с алкоголем, является заметной проблемой во многих странах с высоким уровнем доходов, например в Великобритании, где его масштабы измеряются. Однако эта проблема также присутствует во многих развивающихся странах, где спиртное часто изготовляется незаконно, продажи не регулируются и сбор статистических данных о насилии не ведется. В отсутствие надлежащего эпиднадзора определить истинные масштабы проблемы невозможно.
По оценкам, ежегодно от вредного употребления алкоголя умирают 2,5 млн человек, из которых 320 тыс. – молодые люди в возрасте от 15 до 29 лет. Алкоголь причастен к совершению четверти всех убийств в мире.
В ряде стран проведены исследования, увязывающие насилие и вредное употребление алкоголя. В докладе, составленном в этом году правительством Австралии, утверждается, что среди молодых людей в возрасте 10­14 лет, которые в предыдущие две недели употребляли спиртные напитки в больших количествах, вероятность проявления насилия в пять раз выше, чем среди лиц, не употребляющих много алкоголя.
В другом исследовании, опубликованном в 2010 г. в издании Substance Use & Misuse, сопоставляются последствия употребления алкоголя в нескольких европейских странах. В Чешской Республике, по крайней мере, 15% обследованных лиц в возрасте 24­32 лет, употребляющих алкоголь в больших объемах, после распивания напитков участвовали в драках. Согласно докладу, датированному 2001 г., 80% насильственных преступлений, совершаемых молодыми людьми в Эстонии, связаны с злоупотреблением алкоголем. В исследовании, проведенном в 2001 г. Панамериканской организацией здравоохранения (ПАОЗ), показано, что в Коста­Рике примерно 34% пьющих в возрасте 18­29 лет участвовали в драках в процессе распития напитков.
Согласно исследованию, проведенному в 2003 г. в США, ежегодно от связанных с алкоголем травм умирают около 5 тыс. молодых людей в возрасте до 21 года. По оценкам, 1600 (32%) из этих случаев смерти являются результатом убийства на почве алкоголя. В 2005 г. в другом американском исследовании было показано, что около 700 тыс. студентов университетов ежегодно подвергаются нападению со стороны других студентов, употребляющих алкогольные напитки в больших количествах.
Определение неумеренного употребления алкогольных напитков и стандартной порции напитка значительно варьируется между странами и даже внутри стран. На сегодняшний день согласно определению Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), «лица, эпизодически употребляющие алкоголь в больших количествах» – это взрослые (в возрасте 15 лет), которые потребляют по крайней мере 60 г или более чистого спирта, по крайней мере, один раз в неделю. Это соответствует приблизительно шести стандартным порциям алкогольных напитков. В настоящее время базирующаяся в ВОЗ Глобальная информационная система по алкоголю и здоровью разрабатывает международные стандарты измерения вредного употребления алкоголя.
«Употребление алкоголя варьируется в огромных пределах между странами, различными группами населения и на протяжении различных периодов времени в зависимости от политической и социальной среды, – утверждает сотрудник ВОЗ Даг Рекве из Департамента психического здоровья и токсикомании. – Индивидуальная манера употребления спиртного во многом зависит от распространенного отношения к алкоголю и существующей культуры употребления спиртных напитков в стране.
Так, например, культура употребления спиртного в Великобритании изменилась удивительным образом. В 90­е гг. Совет ювенальной юстиции документально зафиксировал поразительное изменение в культуре поведения: появление новой категории пьющих – молодых женщин, которые употребляют спиртное в больших количествах и имеют склонность к насилию. В докладе этого совета за 2009 г. было показано, что число насильственных преступлений, совершаемых девушками в возрасте 10­17 лет, возросло с 6 тыс. в 2001 г. до почти 23 тыс. в 2008 г. Алкоголь является одним из основных факторов; так, в докладе сообщается, что примерно треть молодых женщин в возрасте 15­16 лет признается, что употребляет спиртное в больших количествах.
В таких странах, как Франция, публичное употребление алкоголя в больших количествах – относительно недавнее явление, которое знаменует разительную перемену в культуре, о чем свидетельствуют гигантские аперитивы («apеro gеant»), организуемые с помощью таких социальных сетей, как Facebook. На одной из таких вечеринок с распитием спиртного, которая состоялась на главной площади Нанта в мае, приняли участие более 10 тыс. человек. К концу вечеринки один молодой человек умер в результате падения с моста, 41 был арестован за нетрезвое поведение и нарушение порядка, воровство и насилие и 57 обратились за помощью в больницу. В Испании существует собственный вариант таких публичных возлияний, именуемых «el botellon», которые обычно длятся всю ночь и могут растянуться на несколько дней.
«Все в большей степени спиртное употребляется не в контролируемой семейной обстановке, а в условиях ночного времяпрепровождения, – говорит Рекве. – Кроме того, некоторые подростки, которым слишком мало лет, чтобы посещать бары и клубы, нередко выпивают дома и затем отправляются на улицу. Это создает дополнительный риск насилия на почве алкоголя».
Но что же побуждает молодых людей к чрезмерному употреблению алкоголя? Рекве называет множество факторов, включающих индивидуальную предрасположенность, семейное окружение и стремление подражать сверстникам. Столь же важны более широкие социальные факторы, в том числе «гламурная» подача употребления спиртного в СМИ, цены на алкогольные напитки и часы работы заведений.
По мнению старшего консультанта по вопросам алкоголя и токсикомании Регионального бюро ВОЗ для стран Америки доктора Маристелы Монтейро, чрезмерному употреблению алкогольных напитков в некоторых частях Латинской Америки способствует легкодоступность алкоголя. «Низкая цена, все большая распространенность и крайне немногочисленные ограничения на алкоголь – вот некоторые из причин его высокого потребления молодежью, – считает она. – Поэтому неудивительно, что в регионе существует связь между молодежью и насилием».
Данные, которые необходимо учитывать при формулировании антиалкогольной политики, могут быть скудными, поскольку во многих странах производство алкоголя не регулируется. В Латинской Америке, например, производство алкогольных напитков в неорганизованном секторе широко распространено, но плохо отслеживается. Такие напитки домашнего изготовления, как чичи в Боливии, качаса в Бразилии и писко в Перу, пользуются популярностью. «У нас пока нет ясного понимания того, как эти продукты влияют на рынок алкоголя и его потребление молодежью», – говорит доктор Монтейро.
В Южной Африке проблема употребления алкогольных напитков молодежью и молодежного насилия также растет. Профессор Чарльз Пэрри, директор Сектора исследований в области злоупотребления алкоголем и наркотиками Совета по медицинским исследованиям Южной Африки считает, что потребление алкоголя молодежью Южной Африки стимулируется многими факторами, например, воздействием пьянства в общественных местах, неудовлетворительными примерами поведения со стороны родителей, плохим обеспечением соблюдения нормативных положений в отношении точек продажи алкогольных напитков, ослаблением влияния религиозных организаций и нехваткой надлежащих мест отдыха и развлечений.
Что могут сделать правительства для решения этой растущей проблемы помимо запрета на распитие напитков в общественных местах? Великобритания ввела некоторые эффективные меры по повышению безопасности в ночное время вблизи пабов и клубов, например, обязательную регистрацию лиц, осуществляющих контроль на входе, или «вышибал». Однако существует внутреннее противоречие между экономической прибылью и сокращением насилия на почве алкоголя, по мнению директора Центра общественного здравоохранения при Университете Джона Мура в Ливерпуле, профессора Марка Беллиса: «Меры, принимаемые по месту жительства на добровольной основе, дают ограниченный эффект, так как индустрия стремится к получению максимальной прибыли».
Одна из крупнейших задач для лиц, формулирующих политику, – попытаться создать более безопасную и здоровую среду для употребления спиртных напитков, а именно, обеспечить, чтобы употребление спиртных напитков во время ночного времяпрепровождения не означало обычное опьянение, и отдавать себе отчет в том, что лица в состоянии опьянения рискуют своим здоровьем и безопасностью даже после ухода из ночных заведений домой.
В мае 2010 г. Всемирная ассамблея здравоохранения утвердила Глобальную стратегию ВОЗ по сокращению вредного употребления алкоголя, чтобы удовлетворить потребность в руководящих указаниях по вопросам политики. Она призывает правительства принять меры по предотвращению легкого доступа к алкоголю уязвимых групп; законы в отношении употребления спиртных напитков в общественных местах и меры политики по сокращению доступности алкоголя, произведенного незаконно и неорганизованным сектором. В ней также подчеркивается необходимость регулировать ориентированный на молодежь маркетинг алкоголя, включая использование таких методов, как социальные сети. «Принятие данной глобальной стратегии является огромным шагом вперед в противодействии вредному употреблению алкоголя», – считает Рекве.

Бюллетень ВОЗ. – 2010. – Вып. 88, № 9. – С. 641­716.

Наш журнал
в соцсетях:

Выпуски за 2010 Год

Содержание выпуска 5-2, 2010

Содержание выпуска 2-1, 2010

Содержание выпуска 8 (27), 2010

Содержание выпуска 7 (26), 2010

Содержание выпуска 6 (25), 2010

Содержание выпуска 5 (24), 2010

Содержание выпуска 4 (23), 2010

Содержание выпуска 3 (22), 2010

Содержание выпуска 2 (21), 2010

Содержание выпуска 1 (20), 2010

Выпуски текущего года

Содержание выпуска 7 (118), 2020

  1. Герхард Дамманн, Вікторія Поліщук

  2. М. М. Орос, О. О. Орлицький, О. С. Вансович, С. Р. Козак, В. В. Білей

  3. С. Г. Бурчинський

  4. Ю. О. Сухоручкін

Содержание выпуска 6 (117), 2020

  1. Ю.А. Бабкіна

  2. Д. А. Мангуби

  3. А. Є. Дубенко, І. В. Реміняк, Ю. А. Бабкіна, Ю. К. Реміняк

  4. В. І. Коростій, І. Ю. Блажіна, В. М. Кобевка

  5. Т. О. Студеняк, М. М. Орос

  6. Ю. О. Сухоручкін

Содержание выпуска 5 (116), 2020

  1. Т. О. Скрипник

  2. Н.А.Науменко, В.И. Харитонов

  3. Ю. А. Крамар

  4. В.И.Харитонов, Д.А. Шпаченко

  5. Н.В. Чередниченко

  6. Ю.О. Сухоручкін

  7. Ю. А. Крамар

  8. Н. К. Свиридова, Т. В. Чередніченко, Н. В. Ханенко

  9. Є.О.Труфанов

  10. Ю.О. Сухоручкін

  11. О.О. Копчак

  12. Ю.А. Крамар

Содержание выпуска 4 (115), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. І.І. Марценковська

  3. Ю. А. Крамар, Г. Я. Пилягіна

  4. М. М. Орос, В. В. Грабар, А. Я. Сабовчик, Р. Ю. Яцинин

  5. М. Селихова

  6. Ю. О. Сухоручкін

Содержание выпуска 3 (114), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. Ю.А. Бабкіна

  3. О.С. Чабан, О.О. Хаустова

  4. О. С. Чабан, О. О. Хаустова

  5. Ю. О. Сухоручкін

Содержание выпуска 1, 2020

  1. А.Е. Дубенко

  2. Ю. А. Бабкина

  3. Ю.А. Крамар, К.А. Власова

  4. Ю. О. Сухоручкін

Содержание выпуска 2 (113), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. Л. А. Дзяк

  3. Ф. Є. Дубенко, І. В. Реміняк, Ю. А. Бабкіна, Ю. К. Реміняк

  4. А. В. Демченко, Дж. Н. Аравицька

  5. Ю. А. Крамар

  6. П. В. Кидонь

Содержание выпуска 1 (112), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. Ю.А. Крамар

  3. М.М. Орос, В.В. Грабар

  4. В.И. Харитонов, Д.А. Шпаченко

  5. L. Boschloo, E. Bekhuis, E.S. Weitz et al.