скрыть меню
Разделы: Обзор

Новое в эпилептологии

haritonov.jpg
Ведущий рубрики: Владимир Игоревич Харитонов — невролог-эпилептолог Украинского медицинского центра реабилитации детей с органическим поражением нервной системы МЗ Украины, действительный член Европейской академии эпилептологии (EUREPA) и Международной ассоциации детских неврологов (ICNA)

Адрес для корреспонденции:

Уважаемые коллеги, представляю вашему вниманию обзор литературы по эпилептологии за май 2011 г.
В этом месяце в журнале Epilepsia вышло чрезвычайно интересное дополнение, посвященное эпилепсии, иммунитету и воспалению. На мой взгляд, одной из наиболее интересных является статья Т. Гранаты, Х. Кросс и Д. Аванзини (T. Granata, H. Cross, G. Avanzini) «Иммунологически обусловленные эпилепсии» (Epilepsia 2011; 52 (3): 5-11). Патогенетическая роль иммунной системы в механизмах развития эпилепсии предполагалась уже давно, в частности, по причине позитивного эффекта иммуномодулирующего лечения (стероиды и иммуноглобулины) и недавно выявленных маркеров и аутоантител. Клинические и экспериментальные данные указывают на то, что врожденный и приобретенный иммунитет может играть роль в механизмах развития эпилепсии. Эффекторными клетками, отвечающими за приобретенный иммунитет, являются антиген-специфические В- и Т-лимфоциты. Эти клетки играют ведущую роль при аутоиммуных заболеваниях и в активации воспалительного процесса в ответ на вирусную инфекцию. Врожденная иммунная защита является первой линией обороны от повреждающих факторов. Она активируется при неспецифическом распознавании патологических факторов иммунокомпетентными клетками (макрофаги, гранулоциты и т.д.), которые присоединяются рецепторами к молекулярным структурам патологической субстанции. В головном мозге иммунная система представлена микроглией, астроцитами и нейронами, которые продуцируют биологически активные вещества, и, в частности, медиаторы воспаления (цитокины). В литературе появляется все больше информации, которая свидетельствует о том, что врожденный иммунитет является причиной воспаления, возникающего при отсутствии повреждающего фактора (стерильное воспаление), играет важную роль в развитии эпиприпадков. При энцефалите Расмуссена имеет место состояние, характеризующееся воспалением одной гемисферы головного мозга с последующей атрофией. Причина воспаления при этом состоянии неизвестна. Ранее была предположена вирусная природа, которая, однако, так и не была доказана. Последние исследования показали, что для объяснения механизмов процесса не достаточно только лишь участия антител, но преимущественную роль играет клеточный иммунитет, а именно цитотоксические Т-клетки, которые запускают апоптоз. Цитотоксические Т-клетки выделяют протеазу гранзим В, которая запускает апоптоз в клетках-мишенях. В недавних исследованиях обнаружено, что клетки мишени являются, как правило, астроцитами, которые располагаются в коре и толще белого вещества. Учитывая многофункциональность астроцитов, их дегенерация может потенцировать гибель нейронов, а также обусловливать развитие эпилептических приступов. Также в недавно проведенных испытаниях выявлено, что вирусные инфекции могут быть пусковым фактором вышеописанного механизма. Те же исследования дают возможность предположить, что энцефалит Расмуссена скорее является формой вирусного энцефалита, а не аутоиммунного заболевания, и цитотоксические Т-клетки направлены против специфического вирусного протеина, находящего-ся как в нейронах, так и в астроцитах.
Синдром Веста – связанная с возрастом энцефалопатия, начинающаяся на первом году жизни, при которой серии спазмов ассоциируются c гипсаритмией (паттерн хаотической электроэнцефалограммы). На сегодняшний день в пользу воспалительной и аутоиммунной природы данного синдрома свидетельствует позитивный ответ на гормональную терапию. Поэтому ответы на вопросы о механизмах следует искать, рассматривая процесс, при котором адренокортикотропный гормон и стероиды подавляют эпилептическую активность при данном состоянии. Механизмы, по всей вероятности, разнообразны и включают прямое воздействие на процессы возбуждения нейронов, снижение уровня эндогенных проконвульсантов, в том числе кортиколиберина (кортикотропин-высвобождающего гормона), а также влияние на противовоспалительные механизмы. Большую по сравнению со стероидами эффективность адренокортикотропного гормона можно объяснить тем, что он непосредственно активи-рует рецепторы меланокортина. Активация последних приводит к нескольким эффектам: угнетает высвобождение эндогенного конвульсанта кортикотропин-высвобождающего гормона – стрессового гормона, распространенного в различных отделах головного мозга, и как оказалось, уровень которого повышен у детей с синдромом Веста. Предполагают, что механизм данного синдрома следующий: различные факторы вызывают «стресс» развивающегося головного мозга, что приводит к повышению уровня стрессового кортикотропин-высвобождающего гормона, который играет роль в процессах воспаления и эпилептогенеза. Поэтому для эффективного лечения синдрома Веста необходимо разработать препарат со свойствами прямого агонизма к меланокортину и антагонизма к кортикотропин-высвобождающему гормону.
Синдром Ландау – Клеффнера и продолжительная пик-волновая активность в фазу медленного сна – редкие эпилептические энцефалопатии с типичным дебютом в детском возрасте. Оба этих состояния характеризуются продолжительной эпилептиформной активностью во время сна, которая сочетается с различными нейропсихологическими нарушениями. На сегодняшний день не совсем понятно, относятся ли оба эти состояния к единому спектру, а также связан ли их патогенез с постоянными эпилептическими разрядами, приводящими к «функциональной остановке» кортикальных зон локализации диполя. После того, как было показано, что стероиды и иммуноглобулин вызывают позитивные изменения при этих состояниях, был заподозрен аутоиммунный механизм, несмотря на то что для пик-волновой активности в фазу медленного сна эффективность гормонов менее очевидна. У пациентов с синдромом Ландау – Клеффнера были выявлены аутоантитела к мозговому нейротрофическому фактору и эндотелиальным клеткам. При пик-волновой активности в фазу медленного сна аутоантитела выявляли в единичных случаях.
Лимбический энцефалит – недавно описанный синдром, чаще наблюдаемый у взрослых, но встречающийся также и у детей. Клинически он проявляется височными симптомами (расстройства памяти, эпилептические припадки, аффективные нарушения и др.), а также наличием новообразования, характерных аутоантител в сыворотке или спиномозговой жидкости пациента. При гистологическом исследовании обычно выявляют хронический лимфоцит-микроглиальный энцефалит, локализованный в средневисочных отделах. На магнитно-резонансных томограммах в режимах FLAIR и T2 наблюдают усиление интенсивности сигнала в вышеуказанных зонах. Также возможно прогрессивное тече-ние – от отека аммониевого рога до его атрофии и склерозирования. Сейчас уже стало понятно, что для постановки диагноза и уточнения прогноза крайне необходимо выявление аутоантител. Наиболее часто выявляемые аутоантитела направлены против вольтаж-зависимых калиевых каналов, расположенных на поверхности нейронов. Несколько реже выявляют антитела к глутаматдекарбоксилазе (внутриклеточный фермент). Другие антитела направлены против рецепторов NMDA, AMPA и GABA. Недавно проведенные исследования свидетельствуют о том, что при формах, при которых антитела находятся поверхностно, прогноз благоприятнее, чем при формах с внутриклеточными антителами (на фоне проведения иммуносупрессивной терапии). После месячного приема метилпреднизолона у пациентов с антителами к вольтаж-зависимым калиевым каналам эпилептические приступы регрессировали, улучшались показатели памяти, быстро падал титр антител к данным каналам; с другой стороны, лица с антителами к глутаматдекарбоксилазе практически не реагируют на проводимое лечение, а титр антител не изменяется.

Наш журнал
в соцсетях:

Выпуски за 2011 Год

Содержание выпуска 5-3, 2011

Содержание выпуска 2-1, 2011

Содержание выпуска 8 (35), 2011

Содержание выпуска 7 (34), 2011

Содержание выпуска 6 (33), 2011

Содержание выпуска 1 (28), 2011

Выпуски текущего года

Содержание выпуска 7 (118), 2020

  1. Герхард Дамманн, Вікторія Поліщук

  2. М. М. Орос, О. О. Орлицький, О. С. Вансович, С. Р. Козак, В. В. Білей

  3. С. Г. Бурчинський

  4. Ю. О. Сухоручкін

Содержание выпуска 6 (117), 2020

  1. Ю.А. Бабкіна

  2. Д. А. Мангуби

  3. А. Є. Дубенко, І. В. Реміняк, Ю. А. Бабкіна, Ю. К. Реміняк

  4. В. І. Коростій, І. Ю. Блажіна, В. М. Кобевка

  5. Т. О. Студеняк, М. М. Орос

  6. Ю. О. Сухоручкін

Содержание выпуска 5 (116), 2020

  1. Т. О. Скрипник

  2. Н.А.Науменко, В.И. Харитонов

  3. Ю. А. Крамар

  4. В.И.Харитонов, Д.А. Шпаченко

  5. Н.В. Чередниченко

  6. Ю.О. Сухоручкін

  7. Ю. А. Крамар

  8. Н. К. Свиридова, Т. В. Чередніченко, Н. В. Ханенко

  9. Є.О.Труфанов

  10. Ю.О. Сухоручкін

  11. О.О. Копчак

  12. Ю.А. Крамар

Содержание выпуска 4 (115), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. І.І. Марценковська

  3. Ю. А. Крамар, Г. Я. Пилягіна

  4. М. М. Орос, В. В. Грабар, А. Я. Сабовчик, Р. Ю. Яцинин

  5. М. Селихова

  6. Ю. О. Сухоручкін

Содержание выпуска 3 (114), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. Ю.А. Бабкіна

  3. О.С. Чабан, О.О. Хаустова

  4. О. С. Чабан, О. О. Хаустова

  5. Ю. О. Сухоручкін

Содержание выпуска 1, 2020

  1. А.Е. Дубенко

  2. Ю. А. Бабкина

  3. Ю.А. Крамар, К.А. Власова

  4. Ю. О. Сухоручкін

Содержание выпуска 2 (113), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. Л. А. Дзяк

  3. Ф. Є. Дубенко, І. В. Реміняк, Ю. А. Бабкіна, Ю. К. Реміняк

  4. А. В. Демченко, Дж. Н. Аравицька

  5. Ю. А. Крамар

  6. П. В. Кидонь

Содержание выпуска 1 (112), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. Ю.А. Крамар

  3. М.М. Орос, В.В. Грабар

  4. В.И. Харитонов, Д.А. Шпаченко

  5. L. Boschloo, E. Bekhuis, E.S. Weitz et al.