скрыть меню

Лариса Рыбченко: «…мне хотелось бы видеть в нашей стране толерантность, которая поможет всем особенным людям чувствовать себя неотъемлемой частью общества»

 

 

Аутизм – расстройство, о котором до недавнего времени мало кто слышал, все чаще становится ведущей темой общественного здравоохранения. Причина развития данного заболевания до конца не изучена, а лекарственное средство для его излечения не найдено. Тем не менее, проблема ранней диагностики аутизма и своевременной адекватной помощи в Украине по-прежнему актуальна. Одной из стран, которая на сегодняшний день занимает лидирующие позиции в плане работы с особыми пациентами, является Израиль. Директор Фонда помощи детям с синдромом аутизма «Дитина з майбутнім» Лариса Константиновна Рыбченко стала участницей международного курса «Творческое мышление в специальном образовании», который проходил в Израиле в феврале этого года. Лариса Константиновна привезла с собой много впечатлений относительно опыта страны в сфере образования детей с аутизмом и поделилась ими на страницах журнала «Аутизм сегодня» (Март, 2015), который любезно дал разрешение на повторную публикацию.

– Лариса Константиновна, что представляет собой израильская система образования для особенных детей?

– Все начинается с яслей для раннего вмешательства для малышей 2-3 лет. Затем они могут пойти в специальные сады для детей с аутизмом. Следующий этап – школа. В Израиле работают четыре специальные начальные школы для детей с этим расстройством. Они находятся в Иерусалиме, Ришон-ле-Ционе, Герцлии и Тель-Авиве. Месторасположение школ специально выбирали таким образом, чтобы дети из разных регионов могли без проблем в них добраться. В таком учреждении учатся ребята от 6 до 12 лет. Независимо от уровня развития ребенка его обязательно возят в школу и обратно. Никто не сидит дома за закрытыми дверями! После 12 лет ребята попадают в специальные старшие школы для детей с аутизмом, где учатся мальчики и девочки от 12 лет до 21 года. Здесь есть ученики с интеллектом среднего и ниже среднего уровня. В Израиле дети с особенностями в развитии получают среднее образование до 21 года, в обычных школах – до 18 лет. Несомненно, в Израиле работают и инклюзивные школы, в классах которых у каждого ребенка с аутизмом есть свой тьютор. Этого специалиста оплачивают родители совместно с государством. Всего в инклюзии Израиля находятся 30% детей с аутизмом. Еще один этап обучения особенных детей – колледж. В нем учатся и обычные, и особенные ребята. Это тоже инклюзивное обучение.

Также в Израиле большое внимание уделяется обучению специалистов. Например, при Педагогическом колледже имени Давида Елина в Иерусалиме есть школа-сад для детей с особенностями в развитии, в том числе с аутизмом. Это позволяет молодым специалистам обучаться коррекции отклонений у таких ребят на практике.

Независимо от уровня развития ребенка его обязательно возят в школу и обратно. Никто не сидит дома за закрытыми дверями!

– Какой израильский проект запомнился Вам больше всего?

– Мне бы хотелось рассказать о квартирах поддерживаемого проживания, которыми людей обеспечивает общественная организация «Шекель». Она была создана в 1978 г. для того, чтобы помогать детям и взрослым с особыми потребностями жить и трудиться в непосредственной близости от своих семей. В «Шекеле» есть всего 60 квартир. В каждой живет по несколько человек, которые уже имеют какую-то профессию. К одной квартире прикреплены трое воспитателей, которые меняются по сменам. Их задача – присматривать за жильцами и поддерживать их. В квартире, которую нам показывали, обитают четыре человека с аутизмом. У каждого есть своя спальня, комната для воспитателя, кухня, студия-гостиная. Ребята каждый день ходят на работу. Если они задерживаются, им перезванивают и интересуются, все ли у них в порядке.

...в Израиле работают и инклюзивные школы, в классах которых у каждого ребенка с аутизмом есть свой тьютор.

 – Удалось ли Вам пообщаться с самими людьми с аутизмом?

– Да, удалось, и некоторые из них поделились историями своей жизни. Больше всего мне запомнился рассказ парня по имени Брайан. Ему 27 лет. У него синдром Аспергера, и он очень талантлив. Так сложилось, что родители долгое время не замечали у мальчика аутизма, считая его просто замкнутым и странным. Примерно в 14 лет они все же решили показать сына специалистам. Расстройство выявили, но это не помогло добиться взаимопонимания в семье – Брайан не хотел жить с родителями. И тут парню повезло: мама узнала о «Шекеле», и его туда приняли. Брайан адаптировался в своем новом жилье и нашел друзей. Сейчас он работает в театре. Молодой человек на очень хорошем счету в организации, поэтому может уходить из квартиры даже на несколько дней. Свой путь он охарактеризовал так: «Я прошел через ад, чтобы научиться общаться, понимать и сопереживать».

В Израиле в процессе воспитания детей с аутизмом большое внимание уделяют личному пространству каждого человека.

– Каким аспектам воспитания детей с аутизмом в Израиле уделяют больше всего внимания?

– В Израиле в процессе воспитания детей с аутизмом большое внимание уделяют личному пространству каждого человека. С основами этой темы ознакамливают всех ребят, а детей с аутизмом – особенно. Им рассказывают о частях тела, объясняют, кто и при каких условиях может к ним прикасаться и т.д. Особое внимание обращают на сексуальное воспитание людей с аутизмом. Это очень важный элемент, потому что у особенных детей, как правило, сенсорные восприятия просыпаются позже, и до 12-13 лет разницу между мальчиком и девочкой они не ощущают вообще. Потом в теле человека отмечаются резкие изменения, которые их шокируют, ведь они не понимают, что происходит, и не знают, кого об этом спросить. Часто это вызывает депрессию и множество других проблем. Специалисты подчеркивают, что разговоры на сексуальную тематику с детьми с аутизмом следует начинать вести не позднее восьми лет. Это связано с тем, что базу особенным детям всегда необходимо закладывать раньше – до того, как они начнут интересоваться данным вопросом.

...разговоры на сексуальную тематику с детьми с аутизмом следует начинать вести не позднее восьми лет. Это связано с тем, что базу особенным детям всегда необходимо закладывать раньше...

– Скажите, пожалуйста, в Израиле люди с аутизмом работают?

– Да, конечно. Тот же «Шекель» предоставляет работу на закрытом специальном производстве, а также ищет вакансии на открытом рынке труда. В первом случае люди делают какую-то однообразную работу, например, изготавливают ручное мыло и свечи, раскладывают конфеты в коробки, строчат подарочные мешочки, передники, упаковывают товары пленкой и т.д. Во втором – трудятся в зависимости от образования, которое может быть и высшим. Многим нравится работа, связанная с компьютерными технологиями. Иногда бывают ситуации, когда у человека случается эмоциональный срыв. Тогда его могут отправить на закрытое предприятие или устранить раздражающий фактор. Нам рассказывали, что одну женщину раздражал зеленый цвет, и после того как его поменяли на желтый, все наладилось.

– Лариса Константиновна, что из израильского опыта Вы бы хотели видеть в Украине?

– Многое. Например, принятие специального закона об аутизме, большее количество нозологий (в Израиле их 13, а у нас – только 8), наличие специальных школ для особенных детей и тьюторов для ребенка в инклюзии. Но главное, что мне хотелось бы видеть в нашей стране – толерантность, которая поможет всем особенным людям чувствовать себя неотъемлемой частью общества.

Подготовила Ирина Выхованец

Наш журнал
в соцсетях:

Выпуски за 2015 Год

Содержание выпуска 2-2, 2015

Содержание выпуска 10 (74), 2015

Содержание выпуска 6 (70), 2015

Содержание выпуска 5 (69), 2015

Содержание выпуска 4 (68), 2015

Содержание выпуска 3 (67), 2015

Содержание выпуска 1 (65), 2015

Выпуски текущего года

Содержание выпуска 7 (118), 2020

  1. Герхард Дамманн, Вікторія Поліщук

  2. М. М. Орос, О. О. Орлицький, О. С. Вансович, С. Р. Козак, В. В. Білей

  3. С. Г. Бурчинський

  4. Ю. О. Сухоручкін

Содержание выпуска 6 (117), 2020

  1. Ю.А. Бабкіна

  2. Д. А. Мангуби

  3. А. Є. Дубенко, І. В. Реміняк, Ю. А. Бабкіна, Ю. К. Реміняк

  4. В. І. Коростій, І. Ю. Блажіна, В. М. Кобевка

  5. Т. О. Студеняк, М. М. Орос

  6. Ю. О. Сухоручкін

Содержание выпуска 5 (116), 2020

  1. Т. О. Скрипник

  2. Н.А.Науменко, В.И. Харитонов

  3. Ю. А. Крамар

  4. В.И.Харитонов, Д.А. Шпаченко

  5. Н.В. Чередниченко

  6. Ю.О. Сухоручкін

  7. Ю. А. Крамар

  8. Н. К. Свиридова, Т. В. Чередніченко, Н. В. Ханенко

  9. Є.О.Труфанов

  10. Ю.О. Сухоручкін

  11. О.О. Копчак

  12. Ю.А. Крамар

Содержание выпуска 4 (115), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. І.І. Марценковська

  3. Ю. А. Крамар, Г. Я. Пилягіна

  4. М. М. Орос, В. В. Грабар, А. Я. Сабовчик, Р. Ю. Яцинин

  5. М. Селихова

  6. Ю. О. Сухоручкін

Содержание выпуска 3 (114), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. Ю.А. Бабкіна

  3. О.С. Чабан, О.О. Хаустова

  4. О. С. Чабан, О. О. Хаустова

  5. Ю. О. Сухоручкін

Содержание выпуска 1, 2020

  1. А.Е. Дубенко

  2. Ю. А. Бабкина

  3. Ю.А. Крамар, К.А. Власова

  4. Ю. О. Сухоручкін

Содержание выпуска 2 (113), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. Л. А. Дзяк

  3. Ф. Є. Дубенко, І. В. Реміняк, Ю. А. Бабкіна, Ю. К. Реміняк

  4. А. В. Демченко, Дж. Н. Аравицька

  5. Ю. А. Крамар

  6. П. В. Кидонь

Содержание выпуска 1 (112), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. Ю.А. Крамар

  3. М.М. Орос, В.В. Грабар

  4. В.И. Харитонов, Д.А. Шпаченко

  5. L. Boschloo, E. Bekhuis, E.S. Weitz et al.