скрыть меню

Новое в психиатрии

 

 

kostuchenko.jpg

Рубрику ведет:

Станислав Иванович Костюченко –

заведующий отделением медико-социальной реабилитации ТМО «ПСИХИАТРИЯ», г. Киев

Адрес для корреспонденции:

stask@i.kiev.ua

Согласно результатам эпидемиологических исследований, 50-60% людей на протяжении жизни сталкиваются с травмирующими событиями, которые могут вызвать посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР). В общей популяции распространенность этого заболевания составляет 2-7%. В вопросе профилактики ПТСР вследствие травмирующих событий отсутствует определенность относительно того, какие методы и подходы могут эффективно использоваться. В ходе клинических испытаний для профилактики ПТСР изучали эффективность интервенций, которые успешно применяются для лечения этого расстройства, таких как сфокусированная на травме когнитивно-поведенческая терапия (КПТ), прием антидепрессантов, бензодиазепинов и пропранолола. Однако в качестве профилактики ПТСР они оказались не-эффективными.

В интернет-издании BMC Psychiatry недавно были опубликованы результаты небольшого испытания Suliman et al., в котором изучалась эффективность использования эсциталопрама для профилактики ПТСР у пациентов с тяжелой острой стрессовой реакцией (2015; 15 (1): 391).

В исследование был включен 31 пациент с острой стрессовой реакцией. Участники случайным образом распределялись для приема эсциталопрама (10-20 мг/сут) или плацебо в течение 24 недель. В дальнейшем за пациентами на протяжении 56 недель проводилось катамнестическое наблюдение. Изменения в психическом состоянии определяли с помощью различных шкал для оценки симптомов ПТСР, депрессии, тревоги и ухудшения трудоспособности.

За период исследования у пациентов обеих групп обнаруживалось значимое улучшение состояния по сравнению с исходными показателями. Различия между группами были минимальными. Так, в группе плацебо наблюдалось более существенное улучшение оценок по шкале клинической диагностики ПТСР (CAPS), а у пациентов группы эсциталопрама – показателей трудоспособности. Различия по шкалам для оценки тревоги, депрессии и клинического впечатления были незначимыми. В выводах публикации авторы отметили, что полученные результаты совпадают с данными предыдущих исследований, не показавших положительного влияния СИОЗС в профилактике ПТСР.

* * *

Эффективность использования КПТ при психозах (КПТп) считается обоснованной и доказанной. Во многих исследованиях и метаанализах было показано, что применение КПТп у больных шизофренией уменьшает тяжесть продуктивных симптомов и положительно влияет на некоторые показатели функционирования. В тоже время в метаанализах указывалось, что не стоит преувеличивать возможности этого метода в лечении психотических расстройств, так как величина его эффекта является умеренной и составляет 0,2-0,4 балла. С другой стороны с целью улучшения эффективности КПТп продолжаются попытки модифицировать метод и изучить когнитивные нарушения при психозах, которые можно уменьшить с помощью КПТ.

Группа исследователей из Великобритании Garety et al. представила результаты исследования, цели которого состояли в том, чтобы, во-первых, изучить процессы сбора информации и гибкость убеждений у лиц с бредовыми идеями, а во-вторых, выяснить влияние на бредовые идеи одной из модификаций КПТп. Материал опубликован в журнале Schizophrenia Bulletin (2015; 41 (2): 400-410).

В исследование был включен 101 пациент с расстройствами спектра шизофрении и стойкими бредовыми идеями. Основной группе участников (n = 50) предлагалось с помощью компьютерных программ выполнить задания на основе техник КПТп, направленных на развитие осознания себя, стратегий сбора информации, поиска альтернатив и принятия решений. Также пациенты проходили тесты по оценке стиля мышления, поиску взаимосвязей между своим эмоциональным состоянием и прошлым опытом. Такие интерактивные сессии проводились три раза, затем раз в две недели пациенты встречались с исследовательской командой для выполнения катамнестической оценки. Последняя включала прохождение разнообразных психиатрических и нейропсихологических тестов. Пациентам контрольной группы (n = 51) предлагалось выполнить нейтральные задания или просмотреть видеоклипы такой же продолжительностью, как и при тера-певтических сессиях (1,5-3 часа).

По полученным данным, у участников основной группы значимо улучшились показатели шкал оценки бредовых идей, что опосредовано было связано с «гибкостью» убеждений и изменением процесса обоснования выводов. Следует отметить, что данное исследование носило экспериментальный характер, и его целью не являлось определение эффективности проводимых вмешательств. По мнению авторов, результаты указали на одну из возможных мишеней воздействия КПТп у лиц с бредовыми идеями – процесс обоснования выводов, что может повысить эффективность применения КПТп.

* * *

В 40-е гг. прошлого столетия голландский психиатр Х. Рюмке указывал на важность наличия у психиатров «чувства шизофрении» («Praecox-Gefuhl») для интуитивного распознавания лиц с шизофренией. Это «чувство», прежде всего, основывалось на определении доминирующего невербального поведения у пациентов. Невербальное поведение больных шизофренией очень редко являлось предметом изучения, в отличие от невербального поведения пациентов с непсихотическими расстройствами в процессе психотерапевтического лечения. В немногочисленных исследованиях в основном описывалось избегающее поведение, для которого характерны стремление уклоняться от социальных взаимодействий, отстраненность и безразличие. Часто такое поведение связывают с негативными симптомами или общей тяжестью состояния пациента.

В Великобритании Lavelle et al. провели исследование с целью изучить характеристики невербального поведения больных шизофренией в процессе рутинных психиатрических консультаций, а также определить его взаимосвязь с невербальным поведением психиатра, симптоматикой и качеством терапевтических отношений. Результаты были недавно опубликованы в журнале Acta Psychiatrica Scandinavica (2015; 131 (3): 197-205).

Исследователи сделали видеозапись 40 психиатрических консультаций лиц с шизофренией или шизоаффективным расстройством, которые провели 17 психиатров в нескольких амбулаторных клиниках восточного Лондона. После консультации пациенты проходили интервью с одним из членов исследовательской команды для оценки симптомов, сбора демографических и анамнестических данных. Видеозаписи консультаций анализировались с помощью методики кодирования поведения во время интервью, позволяющей учитывать такие характеристики невербального поведения, как мимика, жесты, интонации голоса и т.п.

Анализируя полученные результаты, авторы отметили следующее. Во-первых, невербальное поведение больных шизофренией во время консультации значительно не изменяется. Во-вторых, среди пациентов можно выделить два паттерна невербального поведения – просоциальное и избегающее. В-третьих, во время консультации лиц с просоциальным поведением психиатры также ведут себя более просоциально. И в-четвертых, просоциальные пациенты демонстрируют менее тяжелые психотические симптомы и лучшее качество терапевтических отношений с врачом.

Авторы публикации сделали вывод, что большинство их наблюдений за невербальным поведением больных шизофренией совпадает с ранее описанными паттернами поведения, а некоторые из них могут иметь важное значение для повседневной клинической практики.

* * *

Нарушения сна у пациентов, страдающих биполярным расстройством, принято рассматривать в качестве предвестников начала острой фазы этого заболевания. Что касается собственно нарушений сна, во время депрессивных (бессонница и гиперсомния) и маниакальных (сниженная потребность в сне без последующей усталости) эпизодов они достаточно хорошо описаны и являются важными диагностическими признаками этих состояний. Также хорошо известно, что нарушения сна могут присутствовать в период ремиссии биполярного расстройства. Поэтому вполне понятен интерес исследователей к изучению нарушений сна у таких пациентов в период ремиссии.

Группа ученых из Франции Geoffroy et al. поделилась результатами метаанализа исследований параметров сна, которые сравнивались с помощью метода актиграфии у пациентов с биполярным расстройством в фазе ремиссии и здоровых субъектов. Полученные данные опубликованы в журнале Acta Psychiatrica Scandinavica (2015; 131 (2): 89-99).

По сравнению с золотым стандартом изучения сна – полисомнографией, актиграфия является сравнительно простым, информативным и удобным для применения в условиях обычной клинической практики методом изучения сна. Для актиграфии используется прибор, схожий с шагомером, который во время сна испытуемый надевает на недоминантную руку. С его помощью регистрируются движения во время сна, что позволяет судить о скорости наступления сна, его продолжительности, ночных пробуждениях и достаточности сна. Авторы публикации отобрали девять актиграфических исследований с дизайном случай – контроль, включавших 202 пациента в фазе ремиссии биполярного расстройства и 210 контрольных лиц без проявлений психических заболеваний и жалоб на нарушения сна.

В ходе анализа совокупных данных было выявлено, что по сравнению со здоровыми лицами у пациентов с биполярным расстройством в фазе ремиссии в два раза чаще отмечались трудности засыпания и большая продолжительность сна. Также у больных более чем в три раза чаще имели место ночные пробуждения и почти в два с половиной раза – неудовлетворенность сном. Все указанные различия были статистически значимыми. По мнению авторов публикации, полученные результаты указывают на то, что у пациентов с биполярным расстройством в период ремиссии наблюдаются серьезные нарушения сна даже при отсутствии резидуальных симптомов депрессии или мании. Это может свидетельствовать о нарушении регуляции циркадианных ритмов и сна в период ремиссии.

На основании результатов метаанализа авторы сделали два важных заключения. Во-первых, при ведении пациентов с биполярным расстройством клиницистам следует уделять внимание нарушениям сна и использовать различные сравнительно простые методы для их выявления, например актиграфию, анкеты и подробный расспрос. Во-вторых, нарушения сна у пациентов с рецидивирующим биполярным расстройством в период ремиссии недостаточно изучены. Так, на основании имеющихся сообщений невозможно сделать вывод о том, насколько эти нарушения могут зависеть от возраста, длительности заболевания, продолжительности ремиссии и приема психотропных средств, а также какие медикаменты использовать для эффективной коррекции этих нарушений.

Наш журнал
в соцсетях:

Выпуски за 2015 Год

Содержание выпуска 2-2, 2015

Содержание выпуска 10 (74), 2015

Содержание выпуска 6 (70), 2015

Содержание выпуска 5 (69), 2015

Содержание выпуска 4 (68), 2015

Содержание выпуска 3 (67), 2015

Содержание выпуска 1 (65), 2015

Выпуски текущего года

Содержание выпуска 7 (118), 2020

  1. Герхард Дамманн, Вікторія Поліщук

  2. М. М. Орос, О. О. Орлицький, О. С. Вансович, С. Р. Козак, В. В. Білей

  3. С. Г. Бурчинський

  4. Ю. О. Сухоручкін

Содержание выпуска 6 (117), 2020

  1. Ю.А. Бабкіна

  2. Д. А. Мангуби

  3. А. Є. Дубенко, І. В. Реміняк, Ю. А. Бабкіна, Ю. К. Реміняк

  4. В. І. Коростій, І. Ю. Блажіна, В. М. Кобевка

  5. Т. О. Студеняк, М. М. Орос

  6. Ю. О. Сухоручкін

Содержание выпуска 5 (116), 2020

  1. Т. О. Скрипник

  2. Н.А.Науменко, В.И. Харитонов

  3. Ю. А. Крамар

  4. В.И.Харитонов, Д.А. Шпаченко

  5. Н.В. Чередниченко

  6. Ю.О. Сухоручкін

  7. Ю. А. Крамар

  8. Н. К. Свиридова, Т. В. Чередніченко, Н. В. Ханенко

  9. Є.О.Труфанов

  10. Ю.О. Сухоручкін

  11. О.О. Копчак

  12. Ю.А. Крамар

Содержание выпуска 4 (115), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. І.І. Марценковська

  3. Ю. А. Крамар, Г. Я. Пилягіна

  4. М. М. Орос, В. В. Грабар, А. Я. Сабовчик, Р. Ю. Яцинин

  5. М. Селихова

  6. Ю. О. Сухоручкін

Содержание выпуска 3 (114), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. Ю.А. Бабкіна

  3. О.С. Чабан, О.О. Хаустова

  4. О. С. Чабан, О. О. Хаустова

  5. Ю. О. Сухоручкін

Содержание выпуска 1, 2020

  1. А.Е. Дубенко

  2. Ю. А. Бабкина

  3. Ю.А. Крамар, К.А. Власова

  4. Ю. О. Сухоручкін

Содержание выпуска 2 (113), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. Л. А. Дзяк

  3. Ф. Є. Дубенко, І. В. Реміняк, Ю. А. Бабкіна, Ю. К. Реміняк

  4. А. В. Демченко, Дж. Н. Аравицька

  5. Ю. А. Крамар

  6. П. В. Кидонь

Содержание выпуска 1 (112), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. Ю.А. Крамар

  3. М.М. Орос, В.В. Грабар

  4. В.И. Харитонов, Д.А. Шпаченко

  5. L. Boschloo, E. Bekhuis, E.S. Weitz et al.