сховати меню

Актуальные вопросы детской психиатрии

Лечение расстройств поведения у детей
В журнале Child and Adolescent Psychiatry and Mental Health недавно была опубликована статья психиатров из клиники Базельского университета (Германия) C. Stadler, M. Bolten и K. Schmeck «Pharmacotherapeutic intervention in impulsive preschool children: the need for a comprehensive therapeutic approach» (2011; 5 (1): 11), в которой представлены краткий обзор исследований последних лет и взгляд на проблему лечения расстройств поведения у детей. Авторы рассматривают существующие среди детских психиатров тенденции в подходах к лечению расстройств поведения у детей. К этой группе расстройств относят оппозиционно-вызывающее расстройс­тво и расстройство поведения. У детей они часто имеют хроническое течение, поэтому вопрос об их эффективном лечении может стоять очень остро. Для лечения этих расстройств поведения в последнее время стали чаще использовать психофармакологические средства. Также исследования в различных странах показывают, что детям чаще назначают антипсихотики второго поколения и стабилизаторы настроения. Ученые рассмотрели результаты нескольких недавних исследований лечения импульсивного поведения антипсихотиками (в основном рисперидоном) и сделали вывод, что в них продемонстрирован кратковременный эффект при лечении реактивных нарушений поведения. В исследованиях сообщалось о возникновении различных метаболических побочных эффектов лечения приблизительно у 20% детей, что может вызывать опасения по поводу развития ребенка в будущем.
Учитывая приведенные факты, исследователи рекомендуют кратковременное использование психофармакологических средств, поскольку польза от долговременного их применения при расстройствах поведения является сомнительной. Также настаивают на важной роли психологических и социальных интервенций в лечении расстройств поведения, учитывая такие средовые факторы, как психические расстройства и алкоголизм у родителей, неблагоприятные социально-экономические условия в семье и плохое обращение с ребенком. Необходимость мультимодального подхода, по мнению ученых, подкрепляется данными ряда исследований, в которых показано, что неблагоприятные социальные факторы в раннем детском возрасте (плохой уход, голод) оказывают крайне пагубное влияние на развитие мозга. Это указывает на то, что не только агрессивный ребенок, но и его семья должны быть важной составной частью успешного лечения, особенно в долгосрочной перспективе. В работе рассмотрен ряд исследований, показавших эффективность семейных интервенций при лечении расстройств поведения у детей. В этих исследованиях изучали эффективность тренинга родителей в условиях дома (коррекция родительского поведения к менее директивному и более позитивному), групповой когнитивно-поведенческой терапии для родителей детей с нарушениями поведения.
Вывод публикации состоит в следующем: расстройства поведения у детей представляют собой разнородную группу расстройств, в развитии которых важная роль принадлежит как биологическим, так и средовым факторам, а использование антипсихотиков второго поколения является лишь одной из составляющих мультимодального лечения, которое также должно включать психотерапевтические интервенции с вовлечением семьи ребенка.

Генетические исследования в детской и подростковой психиатрии
В этом году один из выпусков издания Journal of the Canadian Academy of Child and Adolescent Psychiatry был полностью посвящен вопросам исследования генетики поведения. Опубликованным в нем работам предшествовала редакционная статья R.R. Althoff и J.J. Hudziak «The role of behavioral genetics in child and adolescent psychiatry» (2011; 20 (1): 4-5), в которой освещены основные проблемы генетических исследований в детской и подростковой психиатрии. По мнению авторов, в детской и подростковой психиатрии, как ни в какой другой области изучения поведения, можно отчетливо наблюдать противостояние двух направлений, объясняющие «обусловленность» психопатологии у детей. С одной стороны, есть подход, рассматривающий психические расстройства как результат исключительно средового воздействия, например, психодинамические теории, которые основываются на фиксации на определенных фазах развития, с другой – «медицинская модель» ищет объяснение шизофрении, аутизма и других расстройств исключительно в биологии и генетике. Однако на сегодняшний день у сторонников обоих подходов недостаточно аргументов, чтобы окончательно подтвердить справедливость своих взглядов. Генетические исследования последних лет сосредоточены на изучении взаимодействий ген – среда, поскольку исследования близнецов, семей и приемных детей прошлых лет указывали на важную роль не только генетических, но и средовых факторов.
Современные исследования генетики поведения характеризуются изучением молекулярной генетики в крупных выборках близнецов, сиблингов и родственников, в которых используются разнообразный дизайн и методы обследования с целью выявить влияние негативных и протективных средовых факторов.
Одним из серьезных препятствий на пути генетических исследований в психиатрии является отсутствие четкого определения фенотипа. Подозревая генетические механизмы, лежащие в основе какого-либо психического расстройства, мы не можем наблюдать характерных изменений в нейронах (как, например, характерные изменения в клетках при раке), а определения психических расстройств часто не соответствует понятию фенотипа в генетике. Поэтому в генетических исследованиях приходится уточнять, что подразумевается под фенотипом. Например, цель исследования может звучать как изучение роли генетических факторов при расстройстве с дефицитом внимания и гипер­активностью (РДВГ), а может быть сформулирована таким образом: роль генетических факторов в плохой школьной успеваемости у детей с РДВГ. Авторы рекомендуют учитывать эти замечания при ознакомлении с новыми данными генетических исследований в изучении психопатологии у детей и подростков.

Риск развития психических расстройств в результате пассивного курения
В одном из последних выпусков журнала американской академии педиатров Pediatrics была опубликована статья Z. Kabir, G.N. Connolly и H.R. Alpert «Secondhand smoke exposure and neurobehavioral disorders among children in the United States» (2011; 128 (2): 263-270) о риске пассивного курения для развития психических и поведенческих расстройств у детей. Различные исследования демонстрировали, что пассивное курение может быть связано с риском таких последствий для здоровья детей, как заболевания верхних дыхательных путей, синдром внезапной младенческой смерти, острые респираторные инфекции, проблемы со слухом, более частые и тяжелые приступы бронхиальной астмы. В последнее время появилось немало данных о том, что пассивное курение может представлять риск и для развития психических расстройств и его следует рассматривать как один из значимых средовых факторов. Для ознакомления читателей отобрана лишь одна публикация, в которой изучался риск для нескольких расстройств; в различных американских изданиях за последний год был целый ряд статей, касающихся риска пассивного курения для развития определенных психических расстройств.
Материалом для статьи послужили данные крупного исследования здоровья детей в США, в котором приняли участие более 90 тыс. детей во всех регионах страны. Из психических расстройств в этом исследовании оценивали распространенность умственной отсталости, РДВГ, расстройств поведения и обращение за помощью по поводу психических расстройств у детей. Выборку составили 55 358 детей в возрасте до 12 лет. Согласно результатам исследования, риску пассивного курения в США подвержены около 6% детей. Распространенность изучавшихся расстройств во всей выборке составила 8,2% для умственной отсталости, 5,9% – для РДВГ и 3,6% – для нарушений поведения. Показатели распространенности этих расстройств среди детей, подверженных пассивному курению, были в 1,5-2 раза выше, чем у детей без такого риска. Так, корректированные показатели распространенности среди детского населения умственной отсталости составили 15,1 против 7,2%, ГРДВ – 13,0 против 5,5%, расстройств поведения – 8,7 против 2,8% и обращения за психиатрической или психологической помощью – 11,7 против 5,3%. Более высокий риск пассивного курения для психического здоровья детей наблюдался у мальчиков старшей возрастной группы (9-12 лет), риск умственной отсталости был значимо более высоким в семьях, живущих за чертой бедности. В статье ученые также привели и вероятные абсолютные цифры, которые стоят за этими показателями и повышенным риском (например, 4,8 млн американских детей в возрасте до 12 лет подвержены пассивному курению, возникновение около 275 тыс. случаев изучавшихся расстройств могло бы быть предупреждено, если бы в доме не курили), что свидетельствовало о масштабе проблемы и ее значимости для общественного здравоохранения.

Подготовил Станислав Костюченко

Наш журнал
у соцмережах:

Випуски за 2011 Рік

Зміст випуску 5-3, 2011

Зміст випуску 2-1, 2011

Зміст випуску 8 (35), 2011

Зміст випуску 7 (34), 2011

Зміст випуску 6 (33), 2011

Випуски поточного року

Зміст випуску 5 (116), 2020

  1. Т. О. Скрипник

  2. Н.А.Науменко, В.И. Харитонов

  3. Ю. А. Крамар

  4. В.И.Харитонов, Д.А. Шпаченко

  5. Н.В. Чередниченко

  6. Ю.О. Сухоручкін

  7. Ю. А. Крамар

  8. Н. К. Свиридова, Т. В. Чередніченко, Н. В. Ханенко

  9. Є.О.Труфанов

  10. Ю.О. Сухоручкін

  11. О.О. Копчак

  12. Ю.А. Крамар

Зміст випуску 4 (115), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. І.І. Марценковська

  3. Ю. А. Крамар, Г. Я. Пилягіна

  4. М. М. Орос, В. В. Грабар, А. Я. Сабовчик, Р. Ю. Яцинин

  5. М. Селихова

  6. Ю. О. Сухоручкін

Зміст випуску 3 (114), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. Ю.А. Бабкіна

  3. О.С. Чабан, О.О. Хаустова

  4. О. С. Чабан, О. О. Хаустова

  5. Ю. О. Сухоручкін

Зміст випуску 1, 2020

  1. А.Е. Дубенко

  2. Ю. А. Бабкина

  3. Ю.А. Крамар, К.А. Власова

  4. Ю. О. Сухоручкін

Зміст випуску 2 (113), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. Л. А. Дзяк

  3. Ф. Є. Дубенко, І. В. Реміняк, Ю. А. Бабкіна, Ю. К. Реміняк

  4. А. В. Демченко, Дж. Н. Аравицька

  5. Ю. А. Крамар

  6. П. В. Кидонь

Зміст випуску 1 (112), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. Ю.А. Крамар

  3. М.М. Орос, В.В. Грабар

  4. В.И. Харитонов, Д.А. Шпаченко

  5. L. Boschloo, E. Bekhuis, E.S. Weitz et al.