сховати меню

Роль статинов в комплексной терапии хронической ишемии головного мозга

А.В. Демченко 1, 2, А.В. Ревенько 1, А.А. Волик 2, С.В. Ярковая 2
Цереброваскулярные заболевания занимают одно из ведущих мест среди основных причин смертности и инвалидности населения [3, 4, 7]. Изучение ранних стадий хронической ишемии головного мозга, когда наиболее эффективны лечебно-профилактические мероприятия, имеет не только медицинское, но и социальное значение [2, 7].
Согласно современным представлениям, атеросклероз – прогрессирующее полифакторное воспалительное заболевание, являющееся причиной возникновения серьезных васкулярных событий. Атеросклероз развивается вследствие взаимодействия модифицируемых и немодифицируемых факторов риска в комплексе с молекулярными, генетическими и наследственными.
О хроническом течении атеросклеротического процесса свидетельствуют
• длительное формирование атеросклеротических бляшек (АБ) в стенке сосуда;
• адгезия лейкоцитов к поверхности эндотелия;
• секреторная активность и пролиферация макрофагов в АБ;
• миграция и пролиферация гладкомышечных клеток.
Риск смерти вследствие осложнений распространенного атеросклероза повышен у больных как с симптомным, так и асимптомным течением, но у пациентов с клиническими проявлениями этот риск в 2-3 раза выше, чем без них [1, 2].
Основным патогенетическим компонентом атеросклеротического процесса является дислипидемия – повышенное содержание в крови концентрации холестерина (ХС) в составе липопротеинов низкой (ХС ЛПНП) или очень низкой плотности (ХС ЛПОНП), снижение концентрации холестерина в липопротеинах высокой плотности (ХС ЛПВП).
В ряде исследований показано, что значительные атеросклеротические поражения сосудов могут отмечаться при относительно небольшом повышении уровня общего ХС крови, который оказывается индивидуально значимым для конкретного больного.
При ультразвуковом исследовании у здорового человека комплекс интима-медиа (КИМ) представляет собой двухслойную структуру с прилежащим к просвету гиперэхогенным слоем и подлежащим гипоэхогенным. Измерение отдельно слоев интимы-медиа с помощью современных инструментальных технологий невозможно. При утолщении КИМ в его изображении исчезает дифференциация слоев, появляется гетерогенность, шероховатость поверхности. У женщин до наступления менопаузы толщина КИМ меньше, чем у мужчин; после прекращения защитного действия эстрогенов на сосудистую стенку величина КИМ у женщин и мужчин постепенно сравнивается [8].
При исследовании сонных артерий структуру, выступающую в просвет артерии, описывают как АБ, если ее высота на 0,5 мм или на 50% превышает толщину КИМ прилежащих сегментов артерии или больше 1,3 мм. Количественная оценка – определение процента стеноза и планиметрических параметров (площадь, длина и объем) – позволяет определить степень выраженности патологии. Важная роль выявления АБ в сонных артериях обусловлена тем, что их наличие связано с более высоким сердечно-сосудистым риском по сравнению с диффузным увеличением КИМ в сонных артериях. Возможно, этот факт объясняется тем, что площадь АБ увеличивается в 2,4 раза быстрее, чем происходит увеличение толщины КИМ [29].
Данные многочисленных исследований однозначно свидетельствуют о том, что развитие первичного мозгового инсульта (МИ) и его рецидивов можно предотвратить (табл. 1, 2). Для этого, согласно международным рекомендациям, помимо эффективного лечения артериальной гипертензии, необходимо воздействовать на все обратимые факторы риска, включая курение, дислипидемию или диабет, а также провести адекватное лечение всех ассоциированных клинических состояний [10, 19].

rolstatinov1.png

В настоящее время антиатеросклеротическая терапия статинами рассматривается как долговременная стратегия первичной и вторичной профилактики сердечно-сосудистых заболеваний и тяжелых ишемических исходов (смерть, инсульт, инфаркт) [21, 22]. Данный класс препаратов подтвердил эффективное влияние на снижение смертности от опасных сердечно-сосудистых осложнений при их отличной переносимости и высокой безопасности [3-6, 9].
В последние годы именно статины являются лидерами мирового рынка медикаментов. К сожалению, в Украине статины используются неоправданно редко, то есть большинству пациентов группы риска оказывается недостаточная медицинская помощь, несмотря на значительный прогресс в лечении атеротромбоза и существующие терапевтические рекомендации. В настоящее время необходимо организовать работу врачей так, чтобы они систематически выявляли и лечили лиц с риском сердечно-сосудистых событий, а липидкорригирующая терапия статинами должна быть ведущим подходом в профилактике тяжелых органных поражений при атеросклерозе. Терапию необходимо проводить под лабораторным контролем показателей липидного метаболизма. Хотя побочные эффекты возникают редко, они также должны учитываться клиницистами [16].
Уникальность данного класса препаратов заключается не только в способности значительно снижать синтез ХС, но и останавливать прогрессирование атеросклероза. Позитивное действие статинов обусловлено целым рядом и других свойств под названием плейотропные эффекты. Поэтому главным заданием лечения статинами является не только стабилизация атеросклеротического процесса, но и его обратное развитие [9, 14]. Единственным универсальным классом лекарственных средств, которые не только блокируют синтез атерогенного ХС, но и влияют на апоптоз и стабилизируют состояние АБ, являются именно статины [9].
По результатам 5 больших проспективных исследований (4S, CARE, LIPID, WOSCOPS, TexCAPSj AFCAPS), сердечно-сосудистая смертность при длительном лечении статинами снижается в среднем на 30%, главным образом за счет уменьшения риска развития инфаркта миокарда и других последствий ишемической болезни сердца. Вместе с тем, при лечении статинами была обнаружена и меньшая частота проявлений атеросклеротического поражения сонных артерий и магистральных сосудов нижних конечностей. В этих исследованиях обращает на себя внимание факт снижения риска развития мозгового инсульта у лиц, получавших статины, по сравнению с группой плацебо [4, 9].
В строгих рандомизированных исследованиях бесспорно доказано, что польза от применения статинов далеко не всегда зависит от начального уровня гиперлипидемии, степени и скорости снижения атерогенных фракций липидного спектра крови [4].
Метаанализ 9 крупных исследований показал тесную корреляцию между снижением при помощи статинов уровня ХС ЛПНП и уменьшением толщины КИМ в каротидных артериях (снижение содержания ХС ЛПНП на каждые 10% ассоциируется с уменьшением толщины КИМ на 0,73% в год) [11, 17].
В настоящее время принято разделять липидные и нелипидные (плейотропные) механизмы действия статинов (Е.А. Коваль, 2007).
Основной липидный механизм действия статинов лежит в блокировании акивности ключевого фермента – 3-гидрокси-3-метилглутарил-коэнзим А редуктазы (ГМГ-КоА-редуктазы), который принимает участие в синтезе ХС в печени. Поскольку ХС является основным элементом внутриклеточного метаболизма, в случае его недостатка активно экспрессируются на поверхности клеток рецепторы к основной транспортной форме ХС – апоВ, в результате чего из крови захватывается основная транспортная форма ХС – ЛПНП и ЛПОНП, триглицериды (ТГ). На уровень ТГ в крови большое влияние оказывают липофильные статины, которые блокируют синтез ЛПОНП и включение в их состав белка апоВ. Статины способны повышать уровень ХС ЛПВП, причем независимо от степени снижения в крови концентрации ХС ЛПНП. Таким образом, статины оказывают позитивное влияние на все звенья липидного обмена при атеросклерозе [5, 9, 14].

Основные нелипидные механизмы действия статинов
• торможение воспалительных процессов в АБ и сосудистой стенке
• стабилизация АБ (фиброзной капсулы, липидного ядра)
• антитромбоцитарное и антиоксидантное действие, улучшение функции сосудистого эндотелия и сосудистой реактивности [4, 22]
• влияние на барьерную функцию эндотелия, уменьшая проникновение через эндотелий, окисленный ХС ЛПНП
• достоверное увеличение линейной систолической скорости кровотока (ЛССК) в сосудах каротидного и вертебробазилярного бассейнов [1, 3, 6]

Снижение уровня ХС ЛПНП приводит к ослаблению воспалительного ответа, то есть к ингибированию синтеза медиаторов воспаления, что в результате стабилизирует АБ и препятствует локальному тромбозу [13].
В современной литературе обговаривается нейропротективный потенциал ингибиторов ГМГ-КоА-редуктазы. В экспериментальном исследовании была выявлена меньшая степень выраженности неврологических симптомов, если МИ возникал на фоне лечения статинами [4].
Большой интерес вызывает перспектива использования статинов для профилактики когнитивных нарушений в пожилом возрасте. Было показано, что статины снижают риск развития деменции [20]. При анализе данных, полученных в Cardiovascular Health Study (2005), была установлена легкая связь между приемом статинов и уменьшением риска возникновения когнитивных нарушений у лиц пожилого возраста [15]. В другом исследовании также продемонстрировано позитивное влияние аторвастатина (по данным нейропсихологического тестирования) на когнитивные функции в дозе 10 мг/сут в течение 6 месяцев [23]. Другие авторы не отметили, что длительное использование правастатина и симвастатина способствует снижению заболеваемости деменцией или темпа прогрессирования когнитивных нарушений (исследования PROSPER и Heart Protection Study) [28]. Таким образом, этот вопрос остается дискуссионным.
В настоящее время известны 8 различных представителей статинов: ловастатин, правастатин, флувастатин, симвастатин, церивастатин (отозванный с фармацевтического рынка), аторвастатин, розувастатин и питавастатин (клинические испытания продолжаются). Эти средства имеют разную гиполипидемическую активность – от умеренно выраженной (флувастатин, правастатин) до очень высокой (аторвастатин, розувастатин). Данные FDA о рабдомиолизе, протеинурии/нефропатии и почечной недостаточности (суммарно), связанных с применением статинов, а также о частоте поражения печени на 1 млн людей представлены на рисунках 1, 2. Следует упомянуть, что результаты наиболее впечатляющих исследований эффективности статинов (общее число пациентов – 29 870) были опубликованы в 1994-1998 гг. (4S, WOSCOPS, CARE, LIPID, AFCAPS/TexCAPS) [18, 25, 26, 30].

rolstatinov3.png

rolstatinov4.png

Высокая липидоснижающая активность аторвастатина была подтверждена многочисленными клиническими исследованиями. Кроме того, препарат также способен существенно снижать риск МИ. Так, например, испытание ASCOT, в которое было включено более 19 тыс. лиц с артериальной гипертензией, включало подисследование по изучению эффективности аторвастатина [27]. В рамках данного исследования ASCOT-LLA при участии 10 305 пациентов с артериальной гипертензией и исходно нормальным уровнем общего ХС (менее 6,5 ммоль/л) назначение аторвастатина в дозе 10 мг привело к положительным результатам.
Причем подисследование было завершено досрочно через 3,3 года при запланированных 5 годах из-за высоко достоверного расхождения между группами аторвастатина и плацебо в частоте развития МИ (89 против 121 случая соответственно; p = 0,024) и всех кардиоваскулярных исходов (389 против 486 соответственно; p = 0,0005). Различий по общей смертности не было. Различие в среднем уровне общего ХС и ХС ЛПНП между группами аторвастатина и плацебо составило к концу исследования 1 ммоль/л (19 и 29% соответственно). Уровень артериального давления (АД) к концу наблюдения в обеих группах достоверно не разнился (138,3/80,4 и 138,4/80,4 мм рт. ст. соответственно).

Результаты, полученные в рамках исследования ASCOT­LLA вследствие приема аторвастатина
• снижение риска МИ на 29%
• снижение фатального и нефатального ИМ на 36%
• снижение коронарных событий на 29%

Таким образом, снижение риска МИ и других сердечно-сосудистых исходов было обусловлено именно применением аторвастатина.
Новые подтверждения эффективности активной терапии статинами в предупреждении МИ получены в исследовании IDEAL, в котором продемонстрировано, что длительное назначение аторвастатина в дозе 80 мг/сут способствовало существенному снижению частоты МИ по сравнению с менее активной терапией симвастатином в дозе 40 мг/сут [24].
Важнейшему вопросу предупреждения повторного нарушения мозгового кровообращения у пациентов, не имеющих признаков ишемической болезни сердца (ИБС), было посвящено исследование по профилактике инсульта с помощью агрессивного снижения уровня ХС SPARCL (табл. 3) [12]. Особенностью этого испытания являлось включение больных, не имеющих признаков ИБС и поражения магистральных сосудов нижних конечностей. Был рандомизирован 4731 пациент, перенесший инсульт или преходящее нарушение мозгового кровообращения в предшествующие 2-6 месяцев, с уровнем ХС ЛПНП от 2,6 до 4,9 ммоль/л. Двойным слепым образом пациентам назначали аторвастатин в дозе 80 мг/сут или плацебо. Первичной конечной точкой являлось время от рандомизации до развития инсульта с любым исходом. Вторичной конечной точкой были основные коронарные и прочие сердечно-сосудистые события и их сочетания, включая сердечно-сосудистую смертность.

rolstatinov2.png

Абсолютное уменьшение 5-летнего риска всех инсультов составило 2,2%, адаптированное снижение риска – 0,84 (р = 0,03). В группе аторвастатина развилось 218 ишемических и 55 геморрагических инсультов, а в группе контроля – 274 и 33 соответственно. Пятилетнее абсолютное снижение риска сердечно-сосудистых событий составило 3,5% (отношение рисков – 0,80, р = 0,002). Общая смертность в группах оказалась одинаковой: 216 смертей в группе аторвастатина и 211 – контроля (р = 0,98). Фатальных инсультов было достоверно меньше, а по нефатальным инсультам достоверных отличий не было.
Переносимость была отличной, количество серьезных побочных эффектов – таким же, как и в группе плацебо. При проведении ретроспективного (post hoc) анализа, исследователи выявили различия в отношении рисков для разных типов инсультов на фоне лечения аторвастатином. Так, если в отношении ишемического инсульта имело место достоверное смещение в пользу аторвастатина – 0,78 (95% ДИ 0,66-0,94), то риск геморрагического возрастал – 1,66 (95% ДИ 1,08-2,55). Сами авторы не считают связь лечения статинами с геморагическими инсультами доказанной, поскольку этих событий в исследовании было очень мало, и анализ по типу инсультов не был включен в определение вторичной конечной точки. Тем не менее, исследователи SPARCL рекомендуют с осторожностью (взвесив потенциальный риск и пользу) назначать статины лицам с геморагическим инсультом в анамнезе [12]. Результаты этого испытания еще раз доказывают, что риск развития осложнений ИБС очень высок при наличии проявлений атеросклероза других локализаций, в частности при поражении артерий головного мозга. Агрессивное применение статинов в этом случае формально относится к мерам первичной профилактики, но оказывает существенный эффект на снижение риска не только инсультов, но и коронарных событий и должно быть начато вскоре после развития МИ или ТИА [31].
Более выраженный липидоснижающий эффект аторвастатина по сравнению с другими препаратами объясняется длительным блокированием ГМГ-КоА-редуктазы и, возможно, длительной циркуляцией как самого препарата, так и его метаболитов. С этим связывают стабильную активность аторвастатина независимо от приема пищи [9].
В 2004 г. были опубликованы результаты небольшого исследования ESTABLISH, в котором у больных ОКС изучались изменения размеров атеросклеротических бляшек при применении аторвастатина [32].
Таким образом, способность статинов замедлять атеросклеротическое поражение брахиоцефальных сосудов дает основание для углубленного изучения возможности использования данной группы препаратов в рамках профилактики развития инфаркта мозга. Кроме того, учитывая нейропротективное действие статинов, представляется актуальным изучение влияния аторвастатина на когнитивные функции у пациентов с хронической ишемией головного мозга.
Цель исследования – оценить клиническую эффективность препарата аторвакор® у лиц с хронической ишемией головного мозга по его влиянию на:
• показатели липидного спектра;
• когнитивные функции;
• церебральную гемодинамику и состояние сосудистой стенки.

Материалы и методы исследования
Обследовано 47 больных (30 женщин, 17 мужчин) с дисциркуляторной энцефалопатией (ДЭ) на фоне атеросклероза церебральных артерий и артериальной гипертензии в возрасте от 42 до 72 лет, которые находились на стационарном лечении в неврологическом отделении Университетской клиники ЗГМУ. Средний возраст пациентов составил 55,7 ± 2,5 года, у 11 из них в анамнезе отмечался перенесенный мозговой ишемический инсульт. В клинической картине заболевания присутствовали легкие и умеренные когнитивные нарушения. Клиническая характеристика больных представлена в таблице 4. У обследованных больных средняя концентрация общего ХС крови составила 6,21 ± 0,17 ммоль/л, ХС ЛПНП – 4,01 ± 0,13 ммоль/л.

rolstatinov5.png

Все участники исследования путем простой рандомизации были разделены на две группы: больные основной группы (n = 32), которые помимо коррекции факторов риска (рекомендаций по изменению образа жизни, гиполипидемической диеты) получали аторвастатин (аторвакор®, «Фармак», Украина) в начальной дозе 10 мг/сут вечером независимо от приема пищи, и пациенты контрольной группы (n = 15), которым проводили только антигипертензивную терапию и были даны рекомендации по изменению образа жизни, гиполипидемической диете с целью коррекции предикторов развития и прогрессирования атеросклероза.
Первоначально больные обследовались в течение первых 3 дней с момента поступления в стационар, затем через 1, 3 и 6 месяцев. Лабораторный мониторинг проходил в указанные выше периоды, исследование когнитивных функций и проведение дуплексного сканирования брахицефальных артерий (ДС БЦА) – в начале и в конце периода наблюдения (через 6 месяцев). Пациенты во время исследования получали базовую терапию антиагрегантами (82,9%), антигипертензивными средствами (74,5%) и курсовую (в течение первых 2 месяцев) терапию вазоактивными препаратами. Все антигипертензивные средства, которые были назначены, сохраняли нейтральное действие на липидный обмен. Средний уровень АД при включении в исследование составлял 134,4/75 и 134,2/76 мм рт. ст. в группах аторвастатина и плацебо соответственно.

Результаты, полученные в ходе исследования SPARCL вследствие терапии аторвастатином
• снижение на 53% среднего уровня ХС ЛПНП через месяц терапии аторвастатином, а концу исследования – на 37%; в группе плацебо оно было незначимо
• снижение риска всех инсультов на 16%
• снижение риска фатальных инсультов на 43%
• снижение риска ишемических инсультов на 23%
• снижение риска коронарных событий на 26%
• снижение необходимости реваскуляризации на 45%

В план обследования входил комплекс стандартных лабораторных и инструментальных процедур, включавший: клинические анализы крови и мочи, биохимический анализ крови с оценкой уровней общего ХС и липидных фракций (ХС ЛПНП, ХС ЛПВП), ТГ, определялся индекс атерогенности, уровень аспарагиновой трансаминазы, аланиновой трансаминазы, щелочной фосфатазы, билирубина прямого, билирубина непрямого (для оценки безопасности лечения статинами) – исходно, через 1 и 6 месяцев. Биохимическое исследование проводили на автоматическом биохимическом анализаторе Prestige-24i (Япония).
Выполнены нейропсихологическое тестирование пациентов с помощью краткой шкалы оценки высших психических функций (MMSE), батареи тестов на лобную дисфункцию (БТЛД), Монреальской шкалы когнитивной оценки (МОСА), теста рисования часов, таблиц Шульте, а также исследование зрительной памяти по Рыбакову.
ДС БЦА в экстракраниальном отделе проводили на аппарате Toshiba SSA-580 A Nemio XG MK 2 (Япония) по стандартной методике при помощи линейного мультичастотного датчика с частотой 6,0-11,0 кГц. Оценивали состояние сосудистой стенки: подвижность (ригидность или гиперпульсацию), толщину КИМ, эхогенность. Измерение толщины КИМ в общей сонной артерии (ОСА) проводили по задней стенке ОСА, на расстоянии 1-1,5 см проксимальнее самого дистального ее участка. За нормальные значения толщины принимали величину до 1,0 мм. Кроме того, оценивали состояние просвета сосуда (бляшки, тромбы, локальные утолщения и др.) и характеристику АБ. По классификации АБ выделяли: по структуре – гомогенные (однородные), гетерогенные с преимущественным гипоэхогенным или гиперэхогенным компонентом и кальцинированные АБ; по распространенности – локальные (длиной 1,5 см) и пролонгированные (длиной более 1,5 см) АБ; по локализации – локальные (которые занимали одну стенку сосуда), полуконцентрические (две стенки сосуда) и концентрические (более двух стенок сосуда) [8].

В период включения в исследование две группы пациентов не отличались между собой по полу, возрасту, уровню офисного АД, частоте сердечных сокращений, данным лабораторных обследований (параметры клинического и биохимического анализов крови, клинического анализа мочи), уровню образования и данным дуплексного сканирования, что свидетельствует об их репрезентативности.
Клиническая эффективность препарата аторвакор® оценивалась на основании динамики показателей:
• липидного спектра (ХС, ХС ЛПВП, ХС ЛПНП, ТГ и индекса атерогенности);
• нейропсихологических тестов (шкалы MMSE, БТЛД, шкалы МОСА, теста рисования часов, таблиц Шульте, исследования зрительной памяти по Рыбакову);
• ДС БЦА.
Переносимость препарата определялась на основании динамики нижеуказанных параметров:
• субъективных жалоб пациента;
• объективных данных, полученных исследователем в ходе наблюдения;
• лабораторных показателей.
Статистическую обработку данных проводили с помощью пакета программ Statistiсa 6.0. Вероятность разницы между группами пациентов и в динамике по ряду показателей определяли на основании t-критерия Стьюдента. Результаты анализа считались статистически значимыми при значении р < 0,05 и высокодостоверными – при р < 0,001.

Результаты исследования и их обсуждение
Аторвакор® продемонстрировал выраженный гиполипидемический эффект (табл. 5). После одного месяца приема препарата липидный спектр крови нормализовался в большинстве случаев и не достиг целевого уровня у 12 (37,5%) больных основной группы, в связи с чем этим пациентам доза препаратов была увеличена до 20 мг/сут. Через последующие 2 месяца лечения препаратом аторвакор® целевые уровни ХС ЛПНП были достигнуты еще у 4 пациентов, у которых предыдущая доза препарата была неэффективной. К концу периода наблюдения целевых значений ОХС и ХС ЛПНП достигли 23 (71,9%) больных, принимавших аторвакор®. Наиболее выраженный эффект аторвастатин продемонстрировал в отношении атерогенной фракции ХС ЛПНП, снизив ее на 39%, а уровень ОХС – на 29,6%.
После курсового лечения препаратом аторвакор® 84,4% больных отметили улучшение общего самочувствия, памяти и внимания, в то время как только 46,7% пациентов контрольной группы субъективно отметили улучшение когнитивных функций. В динамике (через 6 месяцев) проведена объективная оценка когнитивных функций у обследуемых больных по нейропсихологическим тестам (табл. 6).

rolstatinov6.png

Анализ результатов по шкале MMSE показал, что статистически достоверное улучшение когнитивных функций по сравнению с их исходным состоянием отмечалось у больных обеих групп, но различия между группами были недостоверными. Однако достоверная позитивная динамика по БТЛД, шкале МОСА, показателям зрительной памяти и активного внимания наблюдалась только у пациентов, принимавших аторвакор®.
В результате ДС БЦА у обследованных больных выявлено умеренное атеросклеротическое поражение брахиоцефальных сосудов. Толщина КИМ ОСА в традиционном месте в начале лечения составила 0,88 ± 0,06 мм у пациентов основной группы и 0,87 ± 0,05 мм – контрольной. Исследование толщины КИМ через 6 месяцев показало отсутствие статистически значимых изменений в обеих группах (0,86 ± 0,04 и 0,88 ± 0,02 мм соответственно, р > 0,05). Одностороннее поражение сонных артерий выявлено у 25 (53,2%) больных ДЭ, двустороннее поражение – у 5 (10,6%), сочетанное поражение ОСА и внутренней сонной артерии (ВСА) – у 12 (25,5%). Всего обнаружено 95 АБ. При этом по протяженности выявлено 67 (64,2) локальных (менее 15 мм вдоль продольного сечения) АБ, 28 (29,5%) пролонгированных (более 15 мм относительно поперечного сечения сосуда), 19 (20,0%) концентрических, 23 (24,2%) полуконцентрических, 53(55,8%) локальных. Сонные артерии справа и слева поражались с одинаковой частотой.
В основном преобладала малая (30-49%) степень стеноза – в 82,9% случаев. Умеренные стенозы (50-69%) были выявлены у 15,0% больных, гемодинамически значимый стеноз (70-99%) – у 1 (2,12%) пациента. В среднем степень стенозирования просвета сосуда составила 41,35 ± 12,15%.
В результате лечения у пациентов основной группы на фоне приема препарата аторвакор® достоверно увеличилась ЛССК по БЦА (табл. 7). Значимая положительная динамика наблюдалась в ОСА и ВСА по показателю ЛССК на условно интактной стороне. В контрольной группе в конце наблюдения достоверного увеличения ЛССК по магистральным экстракраниальным сосудам головного мозга выявлено не было. Исследование кровотока по интракраниальным артериям показало статистически значимое увеличение ЛССК в сонной мозговой артерии (СМА) с двух сторон. В результате лечения произошло статистически значимое снижение периферического сопротивления кровотоку в измененных магистральных сосудах головного мозга – ОСА и ВСА.

rolstatinov7.png

В период лечения и наблюдения аторвакор® (аторвастатин) хорошо переносился всеми пациентами, уровень трансаминаз крови в ходе терапии у 2 пациентов не достигал даже двукратного увеличения. У 3 больных в течение первой недели приема препарата наблюдались умеренно выраженные диспепсические явления (тошнота), которые прошли самостоятельно.
Таким образом, рекомендовано длительное применение препарата аторвакор® в дозе 10-20 мг/сут у пациентов с хронической ишемией головного мозга.
В ходе исследования при приеме препарата были достоверно выявлены:
• выраженный гиполипидемический эффект, что приводит к достоверному снижению уровня ОХС, ХС ЛПНП, ТГ;
• увеличение ЛПВП;
• замедление прогрессирования атеросклеротического процесса в сонных артериях;
• улучшение когнитивных функций;
• уменьшение толщины КИМ;
• стабилизация атеросклеротической бляшки.

Результаты вследствие терапии препаратом аторвакор®
• снижение ХС ЛПНП на 39%
• снижение уровня ОХС на 29,6%
• снижение уровня ТГ на 17,3%
• повышение уровня ЛПВП на 15% (с 1,26 ммоль/л до 1,45 ммоль/л)

Стойкая положительная динамика через 6 месяцев приема препарата аторвакор® при анализе данных ДС БЦА
• уменьшение толщины КИМ на 0,02 мм (на 2,4%)
• стабилизация АБ у 22 пациентов (в 68,8% случаев): стали преобладать АБ 3­го типа (гетерогенные с преобладанием «плотного» компонента) у 15 человек (46,9%) и 4­го типа (гомогенные «плотные» АБ) – у 7 (21,9%)
• уменьшение количества нестабильных, склонных к эмболизации, АБ (гомогенных «мягких» и гетерогенных гипоэхогенных) на 8,42 и 22,1% соответственно
• регистрировалась ровная поверхность АБ у 25 пациентов (в 78,1% случаев) против 53,1% наблюдений исходно

Аторвакор® выпускается в форме 10 мг № 30 и № 60, 20 мг № 30 и № 40. По своим фармакоэкономическим свойствам препарат доступен для длительного применения и может быть рекомендован для комплексной терапии лиц с хронической ишемией головного мозга.

Список литературы находится в редакции.

* * *


1 Запорожский государственный медицинский университет.
2 Университетская клиника ЗГМУ, г. Запорожье.

Наш журнал
у соцмережах:

Випуски за 2011 Рік

Зміст випуску 5-3, 2011

Зміст випуску 2-1, 2011

Зміст випуску 8 (35), 2011

Зміст випуску 7 (34), 2011

Зміст випуску 6 (33), 2011

Випуски поточного року

Зміст випуску 5 (116), 2020

  1. Т. О. Скрипник

  2. Н.А.Науменко, В.И. Харитонов

  3. Ю. А. Крамар

  4. В.И.Харитонов, Д.А. Шпаченко

  5. Н.В. Чередниченко

  6. Ю.О. Сухоручкін

  7. Ю. А. Крамар

  8. Н. К. Свиридова, Т. В. Чередніченко, Н. В. Ханенко

  9. Є.О.Труфанов

  10. Ю.О. Сухоручкін

  11. О.О. Копчак

  12. Ю.А. Крамар

Зміст випуску 4 (115), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. І.І. Марценковська

  3. Ю. А. Крамар, Г. Я. Пилягіна

  4. М. М. Орос, В. В. Грабар, А. Я. Сабовчик, Р. Ю. Яцинин

  5. М. Селихова

  6. Ю. О. Сухоручкін

Зміст випуску 3 (114), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. Ю.А. Бабкіна

  3. О.С. Чабан, О.О. Хаустова

  4. О. С. Чабан, О. О. Хаустова

  5. Ю. О. Сухоручкін

Зміст випуску 1, 2020

  1. А.Е. Дубенко

  2. Ю. А. Бабкина

  3. Ю.А. Крамар, К.А. Власова

  4. Ю. О. Сухоручкін

Зміст випуску 2 (113), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. Л. А. Дзяк

  3. Ф. Є. Дубенко, І. В. Реміняк, Ю. А. Бабкіна, Ю. К. Реміняк

  4. А. В. Демченко, Дж. Н. Аравицька

  5. Ю. А. Крамар

  6. П. В. Кидонь

Зміст випуску 1 (112), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. Ю.А. Крамар

  3. М.М. Орос, В.В. Грабар

  4. В.И. Харитонов, Д.А. Шпаченко

  5. L. Boschloo, E. Bekhuis, E.S. Weitz et al.