Психотический спектр:
исследование на базе социально ориентированных служб

A. Benedetti 1, S. Pini 1, G. de Girolamo 2, 3 et al.
На протяжении последних лет отмечаются все более высокий уровень осведомленности и накопление знаний о биполярном спектре с различных точек зрения.Однако описательные данные по биполярным расстройствам І типа с психотическими признаками (БПРI­п) в сравнении с шизофренией и шизоаффективным расстройством в социально ориентированных службах здравоохранения в литературе немногочисленны.
Существует гипотеза, что психотическое биполярное расстройство у пациентов с психотическими симптомами, посещающих социально ориентированные психиатрические учреждения, является более обычным, чем принято считать в настоящее время. Было проведено исследование с целью оценки распространенности, клинических характеристик и уровня функционирования при шизофрении, шизоаффективном расстройстве и БПРI­п в рандомизированной выборке пациентов с психотической симптоматикой из 9 итальянских отделений охраны психического здоровья.Лиц с психотическим расстройством оценивали их лечащие врачи с применением структурированного клинического интервью (SCID) и серии опросников для выяснения психопатологии и уровня функционирования.Пациенты, которым был поставлен диагноз шизоаффективного расстройства (n = 55), шизофрении (n = 82) или БПРI­п (n = 60) по DSM­IV, составили окончательную выборку.В этих трех диагностических группах выявлены схожие демографические характеристики.Независимо от диагноза все пациенты отличались большой продолжительностью заболевания и персистирующим течением.При унивариантных групповых сопоставлениях лица с БПРI­п и шизоаффективным расстройством превосходили пациентов с шизофренией по некоторым параметрам функционирования и отличались по частоте психотических симптомов.Однако мультиномиальная логистическая регрессионная модель, в которую были введены только достоверно отличающиеся переменные, продемонстрировала схожие уровни функционирования во всех группах пациентов.Баллы трех групп в зависимости от инструмента оценивания психотических и аффективных симптомов в течение предшествующего месяца значимо не различались.

Согласно результатам недавно проведенных исследований службы здравоохранения, 29­61% психотических пациентов поставлен диагноз шизофрении, 34­41% – расстройства настроения [1, 2].В ходе исследований больных в местах проживания под защитой было обнаружено преобладание в 61­68% случаев шизофрении, в 4­20% случаев – расстройств настроения [3­5].Однако в большинстве испытаний по тяжелым биполярным расстройствам лица с психотическими признаками не отличались от тех, у кого их не было.

Методы исследования
Это исследование проводилось с сентября 2003 по март 2005 гг.В нем участвовали 9 отделов охраны психического здоровья (расположенные в Эмполи, Гроссето, Массе, Монтекатини, Луке, Пизе, Пистое, Понтедере и Вьяреджо), в функции которых входило оказание психиатрической помощи на северо­западе Италии и частично – в южной Тоскане.Пациенты должны были соответствовать следующим критериям включения: возраст – 18­65 лет, лечение в течение не менее года, способность дать письменное информированное согласие и наличие психотических симптомов (на данный момент или в течение жизни).Критериями исключения являлись: диагноз любого психотического расстройства по причине общего медицинского состояния или органического психического расстройства и зависимость от психоактивных веществ в течение предыдущих 6 месяцев.
Вначале каждый из отделов охраны психического здоровья предоставил список всех пациентов в возрасте 18­65 лет с психотическими симптомами и продолжительностью контакта с психиатрической службой не менее года.На основании рандомизационного списка (создан с помощью программы Windows Excel) были отобраны лица для оценки в период исследования.В определенных временных рамках (18 месяцев) эмпирически (не путем статистического анализа) было принято решение о выборке из 260 пациентов (около 25 на каждый отдел).
Участников опрашивали с помощью структурированного клинического опросника Structured Clinical Interview for DSM­IV Axis I Disorders (SCID) [6].Дополнительную информацию получали из медицинских записей пациентов и их лечащих врачей.Для сбора информации по социально­демографическим показателям, общему медицинскому состоянию и истории болезни использовали History Schedule [7], принимая во внимание три источника: пациентов, работников здравоохранения и медицинские записи.Участникам также предлагались шкалы Health of the Nation Outcome Scales­Rome (HoNOS­Rome) [8].Общее функционирование оценивали с помощью шкалы Global Assessment of Functioning Scale (GAF) [9].Уровень функционирования пациента в течение 2 недель, предшествовавших интервью, оценивали также с помощью спе­цифических подшкал HoNOS­Rome: социального функционирования, бремени обслуживания, психопатологии, поведенческих проблем, инвалидности, условий/возможностей окружения.
Для исследования психопатологии пациентов в течение предыдущего месяца использовали 2 опросника для самостоятельного заполнения: версию Structured Clinical Interview for Mood Spectrum (MOODS­SR) [10] и версию Structured Clinical Interview for the Psychotic Spectrum (PSY­SR) [11].
MOODS­SR содержит 161 пункт, кодируемый как «да/нет» для одного или более периодов не менее 3­5 дней в течение предыдущего месяца.Этот метод сосредоточивается на наличии маниакальных и депрессивных симптомов, черт и образа жизни, которые характеризуют как полностью синдромальные, так и подпороговые расстройства настроения.Он охватывает четыре домена: энергию, настроение, когнитивные функции (в состав которых включен ряд маниакально­гипоманикальных и депрессивных симптомов), а также ритмическую и вегетативную функции.Этот метод был первоначально разработан как структурированный опросник, который показал превосходную достоверность (межклассовые корреляции 0,88­0,97) и валидность (SCI­MOODS) [12] у пациентов с расстройствами настроения и нормальным контролем.Затем была создана версия для самостоятельного заполнения в течение жизни, которая, как доказано, эквивалентна этому опроснику [10].
PSY­SR содержит 164 пункта, кодируемых как ответы «да/нет» и организованных в пять доменов: параноидальность (включающая легкую сверхбдительность, недоверчивость, подозрительность, толкование отношений и параноидное самоотношение); шизотипичность/шизоидность (исследуются религиозность, суеверность, магическое и странное мышление); межличностную чувствительность (тенденция избегания других людей из­за страха быть неправильно понятым или подвергнуться критике); расстройства восприятия (диссоциативные феномены и пограничные проявления манифестных галлюцинаций и бредовой феноменологии) и типичные симптомы (типичные симптомы психоза по DSM­IV).Были доказаны превосходные психометрические качества этого метода [11].Домены, которые a priori характеризуют шизофрению или шизоаффективное расстройство (шизоидность, типичные психотические симптомы и расстройства восприятия), достоверно отличают пациентов с такими диагнозами от лиц с психотическими расстройствами настроения и от всех непсихотических групп.Внутренняя согласованность (коэффициент Кудера – Ричардсона) составила > 0,50 для всех доменов и > 0,70 – для 12 из 16 доменов, демонстрируя высокую внутреннюю согласованность.Корреляции между доменами варьировали от 0,39 до 0,77 (p < 0,01).
Все оценки проводились клиницистами, прошедшими продолжительную подготовку по применению SCID и других методов исследования.Все интервьюеры постоянно курировались главным клиницистом, осуществлявшим подготовку (АВ); была тщательно просмотрена вся письменная клиническая документация, все расхождения обсуждены и устранены.
Протокол исследования был одобрен местным этическим комитетом, и все участники подписали форму письменного информированного согласия.

Статистический анализ проведен с использованием Intercooled Stata 8.2.Различия по переменным между тремя клиническими группами анализировались с помощью однонаправленных анализов переменных (ANOVA) с последующими post­hoc парными сравнениями.Для сравнения пропорций среди исследуемых групп применяли критерий c2 Пирсона (или критерий Фишера, если он был приложим).Для уровня достоверности (0,05 : 3 = 0,016) использовали поправку Бонферрони для множественных сравнений.Переменные, которые были неизменно связаны с диагнозом, вводили в мультиномиальный логистический анализ с использованием диагноза в качестве конечной точки и шизофрении – в качес­тве группы сравнения.

Результаты исследования
В целом для оценивания в период исследования было отобрано 260 пациентов.Из них 20 отказались от участия, 16 исключены из анализа, поскольку были набраны во время госпитализации и не рассматривались как представляющие популяцию психотических больных, лечащихся в социально­ориентированных службах.Диагноз SCID, не подходящий для целей данного анализа, получили 27 пациентов (7 – биполярные расстройства II типа, 10 – психотическая депрессия, 3 – бредовые расстройства, 5 – психотические расстройства неуточненной природы, 2 – психотические расстройства, вызванные биологически активными веществами), и, следовательно, были исключены из исследования.

Окончательная выборка состояла из 197 пациентов с диагнозом SCID шизофрении (n = 82), БПРІ­п (n = 60) или шизоаффективного расстройства (n = 55).Среди участников мужчины составили 64% (n = 126); средний возраст – 43,9 ± 10,6 года (от 20 до 65 лет); средняя продолжительность заболевания – 21,1 ± 10,7 года (от 1,9 до 45,7 лет).Под защитой постоянно проживали 60 пациентов (30,5%), а 49 (29,4%) приходили только в течение дня.В частых визитах в поликлинику и на дом нуждались 33 участника (16,8%), 55 (27,9%) лечились амбулаторно с регулярными запланированными встречами.В общем, у 180 пациентов (91%) не было отмечено полной ремиссии психотической и/или аффективной симптоматики с последнего эпизода заболевания.Антипсихотики длительно принимали 94,4% больных.

Таблица 1. Социодемографические и анамнестические характеристики трех диагностических групп
  Ш
n = 82
ШАР
n = 55
БПРI-п
n = 60
Возраст, годы (M ± m) 43,4 ± 9,9 46,6 ± 10,8 42,2 ± 11,0
Пол (мжч.), % 69,5 58,2 61,7
Состоят в браке, % 1 18,8 45,5 41,4
Работают, % 2 64,5 88,7 84,8
Пенсия по инвалидности, % 38,8 50,0 27,3
Возраст к началу заболевания, годы (M ± m) 21,4 ± 7,1 23,2 ± 7,0 23,3 ± 7,5
Длительность заболевания, годы (M ± m) 21,9 ± 9,6 22,7 ± 10,8 18,7 ± 11,6
Кол-во предшествующих острых эпизодов (M ± m) 6,9 ± 5,8 2,0 ± 1,0 6,8 ± 4,4
Кол-во госпитализаций (M ± m) 3,9 ± 4,0 4,3 ± 4,5 3,2 ± 3,4
Кол-во суицидальных попыток (M ± m) 2,8 ± 1,7 3,1 ± 2,0 3,1 ± 1,6
Пациенты с суицидальными попытками, % 31,1 32,6 26,3
Пациенты, живущие под защитой, % 3 41,5 18,2 26,7
Семейный анамнез
Расстройства настроения, % 24,4 36,4 40,0
Психотические расстройства, % 13,4 12,7 15,0
Тревожные расстройства в течение жизни, % 31,0 33,3 35,7
Примечания: Ш – шизофрения; ШАР – шизоаффективное расстройство;
1 Ш < ШАР: c2 = 11,14, p < 0,001; Ш < БПРI-п: c2 = 8,49, p < 0,01;
2 Ш < ШAР: c2 = 9,61, p < 0,01; Ш < БПРІ-п: c2 = 6,98, p < 0,01;
3 Ш > ШАР: c2 = 8,18, p < 0,01.

В таблице 1 показаны социодемографические и анамнестические характеристики трех диагностических групп.В группах шизоаффективного расстройства и БПРІ­п представленность участников, состоявших в браке, была достоверно выше, чем в группе шизофрении.Достоверно более высокая доля пациентов с шизоаффективным расстройством и БПРІ­п была трудоустроена.Не обнаружено значимых различий между тремя группами по семейному анамнезу расстройств настроения или психотических расстройств и по параметрам коморбидности тревожных расстройств в течение жизни.
Несколько значимых межгрупповых различий было обнаружено в паттернах психотических симптомов (табл.2).Пациенты с шизофренией чаще сообщали о кататонических и негативных симптомах, чем пациенты с шизоаффективным расстройством или БПРІ­п.В группе шизоаффективного расстройс­тва представленность пациентов с не менее чем одним симптомом первого ряда по данным SCID (например, спорящие или комментирующие голоса, соматический бред, бред «остановки мысли», императивный и вербальный бред) была промежуточной между группами шизофрении и БПРІ­п.Данные относительно типа психотической симптоматики не были получены для 18 пациентов, в целом соответствующих выборке, лишь возраст на момент дебюта был значительно старше (26,0 ± 8,2 против 22,2 ± 7,03, t = ­2,12, p < 0,05).

Таблица 2. Психотические симптомы при шизофрении, шизоаффективном расстройстве и БПРI-п
  Ш
n = 82
ШАР
n = 55
БПРI-п
n = 60
Галлюцинации, % 1 48,1 28,2 23,7
Аффективно окрашенный бред, %   51,0 67,3
Кататонические симптомы, % 2 45,1 20,0 20,8
Негативные симптомы, % 3 87,8 58,0 41,5
Симптомы первого ряда, % 4 94,6 78,0 54,5
Примечания: Ш – шизофрения; ШАР – шизоаффективное расстройство;
1 Ш > БПРI-п: p < 0,001;
2 Ш > ШАР, Ш > БПРI-п: p < 0,01;
3 Ш > ШАР, Ш > БПРI-п: p < 0,001;
4 Ш > ШАР, ШАР > БПРI-п: p < 0,01; Ш > БПРI-п: p < 0,001.

В подгруппе больных (51,8%) определен средний общий балл и баллы по отдельным доменам шкал MOODS­SR и PSY­SR.У них демографические и клинические характеристики схожи с таковыми тех пациентов, которые не заполняли эти опросники, но их уровень функционирования был выше (общий балл по HoNOS­Rome: 40,2 ± 10,6 против 35,4 ± 9,2, t = 3,31, p < 0,001; по шкале GAF: 46,0 ± 16,6 против 51,0 ± 14,1, t = ­2,16, p < 0,05).
Ни по общим баллам спектра шкал для самостоятельного заполнения, ни по любому из исследованных доменов не было обнаружено значимых отличий, за исключением тенденции к наличию более высоких баллов в домене ритмичности у лиц с БПРІ­п по сравнению с пациентами с шизофренией (тест Бонферрони, p = 0,042).

Таблица 3. Психосоциальное функционирование при шизофрении, шизоаффективном расстройстве и БПРI-п
  Ш
n = 82
ШАР
n = 55
БПРI-п
n = 60
Подшкала социального функционирования HoNOS-Rome (M ± m) 1 11,7 ± 3,7 10,0 ± 3,6 9,4 ± 3,7
Подшкала поведенческих проблем HoNOS-Rome (M ± m) 3,9 ± 1,2 3,9 ± 1,1 3,8 ± 1,2
Подшкала инвалидности HoNOS-Rome (M ± m) 2 3,6 ± 1,3 3,1 ± 0,9 3,0 ± 1,0
Подшкала психопатологии HoNOS-Rome (M ± m) 6,1 ± 2,3 6,1 ± 2,6 5,1 ± 2,6
Подшкала условий / возможностей окружения HoNOS-Rome (M ± m) 5,7 ± 2,2 5,3 ± 2,4 5,4 ± 2,3
Подшкала бремени обслуживания HoNOS-Rome (M ± m) 3 8,2 ± 2,3 7,0 ± 2,3 6,2 ± 2,2
Общий балл по HoNOS-Rome (M ± m) 1 59,3 ± 9,2 35,6 ± 9,2 33,4 ± 9,0
Общий балл по GAF (M ± m) 1 43,9 ± 15,0 49,6 ± 14,4 54,8 ± 15,0

Примечания: Ш – шизофрения; ШАР – шизоаффективное расстройство;
1 Ш против БПРІ-п: p < 0,001;
2 Ш против БПРІ-п: p < 0,016;
3 Ш против ШАР: p < 0,016; Ш против БПРІ-п: p < 0,001.

По данным общего балла по шкале HoNOS­Rome и баллов по подшкалам социального функционирования и инвалидности, лица с шизофренией продемонстрировали более низкий уровень социального функционирования по сравнению с пациентами с БПРІ­п (F = 7,05, F = 7,10 и F = 5,26 соответственно, p < 0,01) (табл.3).Баллы по подшкале бремени обслуживания в группе шизофрении были выше, чем в группах шизоаффективного расстройства и БПРI­п (F = 12,70, p < 0,0001).Баллы по другим подшкалам (психопатология, поведенческие проблемы, инвалидность, условия/возможности окружения) во всех трех группах достоверно не отличались.
Средний балл по GAF был выше у участников с БПРI­п и шизоаффективным расстройством по сравнению с пациентами с шизофренией.Это различие было статистически значимым только при сравнении групп БПРI­п и шизофрении (тест Бонферрони, p < 0,001).

Таблица 4. Паттерны назначения препаратов
при шизофрении, шизоаффективном расстройстве и БПРІ-п
  Ш
n = 77
ШАР
n = 49
БПРI-п
n = 57
Все АВП, % 4 85,7 73,5 66,7
Оланзапин, % 31,2 26,5 36,8
Рисперидон, % 13,0 24,5 17,5
Кветиапин, % 6,5 12,2 8,8
Клозапин, % 2 37,7 10,2 8,8
Все АПП, % 50,6 59,2 43,9
Антиконвульсанты, % 3 28,6 34,7 61,4
Антидепрессанты, % 31,2 30,6 50,9
Литий, %   10,2 19,3
Примечания: Ш – шизофрения; ШАР – шизоаффективное расстройство;
АВП – антипсихотики II поколения; АПП – антипсихотики I поколения;
1 Ш против БПРІ-п: p < 0,01;
2 Ш против БПРІ-п: p < 0,001; Ш против ШАР: p < 0,01;
3 ШАР против БПРІ-п: p < 0,01; Ш против БПРІ-п: p < 0,001.

Паттерн назначения медикаментов показан в таблице 4.Антипсихотики второго поколения чаще назначали в группе шизофрении, чем БПРI­п (c2 = 7,52, p < 0,01).В частности, клозапин чаще применяли у пациентов с шизофренией, чем с шизоаффективным расстройством и БПРI­п (c2 = 11,46, p < 0,001 и c2 = 14,44, p < 0,0001 соответственно).Напротив, антиконвульсанты в группе БПРI­п назначали чаще, чем в группе шизофрении (c2 = 14,44, p < 0,0001) или шизоаффективного расстройства (c2 = 7,52, p < 0,01).
Мультиномиальный логистический анализ выполнен при помощи показателей, которые достоверно различались в трех диагностических группах, в качестве независимых переменных. Конечным показателем являлся диагноз, базовой категорией – шизофрения.Эта модель была статистически значимой (p < 0 < 001; LR c2 (22) = 90,49; log подобия = 100,30; pseudo R2 = 0,31).Мультивариантный анализ продемонстрировал, что по сравнению с шизофренией диагноз шизоаффективного расстройства был позитивно связан с состоянием в браке (OR 3,77; p < 0,05) и наличием аффективно окрашенных психотических симптомов (OR 1,66; p < 0,01), и негативно связан с наличием негативной симптоматики (OR 0,16; p < 0,01).

Диагноз БПРІ­п был позитивно связан с состоянием в браке (OR 5,71; p < 0,01), наличием аффективно окрашенного бреда (OR 2,06; p < 0,001), и, напротив, негативно связан с отрицательной симптоматикой (OR 0,10; p < 0,001) и симптомами первого ряда (OR 0,04; p < 0,01).

Обсуждение
Цель исследования – определить характеристику пациентов с расстройствами психотического спектра, проходящих лечение в отделениях охраны психического здоровья Италии.Интеграция различных вмешательств (фармакотерапия, семейная поддержка и социальная работа) с индивидуальным ведением и обеспечением материального благополучия являются ключевыми аспектами таких социально ориентированных психиатрических служб, которые в основном сосредоточиваются на «реальной» популяции пациентов [13, 14].
Оценка, выполненная подготовленными интервьюерами с помощью стандартного диагностического процесса, показала, что независимо от диагностической категории пациенты, опрошенные в этих специфических условиях, отличались большой средней продолжительностью болезни (приблизительно 20 лет) и относительно малыми госпитализациями (в среднем 3).Более того, большинство пациентов после последнего эпизода болезни не восстановились полностью и длительно лечились антипсихотиками, имея относительно тяжелое и стойкое течение заболевания.
Частота диагноза БПРІ­п (60 пациентов, 27% выборки) была средней между таковой шизофрении (82 пациента, 37% выборки) и шизоаффективного расстройства (55 пациентов, 25% выборки).Высокая доля диагноза «биполярное расстройство І типа» (согласно оценке по SCID) среди данной популяции больных вызвала удивление при сравнении с исследованиями подобных выборок [1­5].Результаты подтверждают, что субпопуляция психотических биполярных пациентов характеризуется персистирующим течением заболевания и неблагоприятным исходом и требует длительного лечения антипсихотиками [15, 16].
При унивариантном анализе в трех диагностических группах не было выявлено достоверных различий в социодемографических параметрах (например, средний возраст, распределение по полу, пенсия по инвалидности), некоторых клинических характеристиках (например, средний возраст на момент начала заболевания, продолжительность заболевания, количество острых эпизодов и госпитализаций, коэффициент суицидальности, коморбидные тревожные расстройства) и семейном анамнезе психотических расстройств и расстройств настроения.Согласно с предыдущими исследованиями, частота различных типов психотических симптомов (в соответствии с оценкой по SCID) достоверно отличалась [17­20].Симптомы первого ряда чаще отмечались при шизофрении по сравнению с шизоаффективным расстройством и БПРІ­п, а аффективно окрашенный бред был более частым в группе БПРІ­п, чем шизофрении.Эти различия подтверждены мультиномиальным логистическим регрессионным анализом.
Унивариантный анализ также выявил некоторые различия между тремя группами по уровню функционирования (процент живущих под защитой пациентов, больных, состоящих в браке, и тех, которые все еще работают; общее и социальное функционирование и бремя обслуживания).Хотя эти данные согласуются с предшествующими исследованиями, связывая шизоаффективное расстройство с расстройствами настроения с точки зрения течения и исхода [20­23], при изучении параметров, связанных с функционированием, в мультивариантном анализе коррелятом диагноза шизофрении осталось только состояние в браке, что демонстрирует значительное перекрывание между тремя диагностическими группами.
Мы обнаружили, что эти три диагностические группы не имеют достоверных отличий ни по 5 доменам PSY­SR, ни по 7 доменам MOODS­SR.Это несоответствие между клинически оцениваемым профилем симптомов и психопатологией, изучаемой с помощью самооценки, является интересным фактом.Следует помнить, что самостоятельная оценка с помощью PSY­SR и MOODS­SR касается последнего месяца перед интервью, тогда как психотические симптомы оценивались в течение жизни.Однако такой объемный анализ выявляет похожие ряды баллов по психопатологии при шизофрении, шизоаффективном расстройстве и БПРІ­п.Этот результат вместе с данными клинических проявлений и уровней функционирования поддерживает идею о том, что между этими тремя психозами имеется больше сходства, чем отличий [24].
Необходимо учитывать некоторые ограничения исследования.Во­первых, изучаемая выборка состояла из пациентов с персистирующими и тяжелыми психотическими расстройствами, что ограничивает распространение результатов на популяцию с психотическими симптомами в целом.Более того, эти результаты частично основаны на ретроспективных сообщениях; следовательно, нельзя исключить потенциальное искажающее воздействие тенденциозности ретроспективных воспоминаний.Кроме того, во время оценки все пациенты получали фармакологическое лечение, что могло внести свой вклад в изменения их исходных психопатологических характеристик.

Объемная оценка не может рассматриваться в качестве репрезентативной для всей популяции психотических пациентов, поскольку опросники заполнялись только подгруппой лиц с меньшими нарушениями.Психопатологическая оценка также основывалась преимущественно на баллах по SCID.Более глубокая стандартизированная оценка могла бы, вероятно, выявить незначительные, но важные клинические межгрупповые различия.Данные относительно семейного анамнеза пациентов могли оцениваться в недостаточной степени из­за сложностей при получении достоверной информации от пробандов или из их медицинских записей.Наконец, организационные проблемы помешали выполнить нейрокогнитивную оценку, что могло бы предоставить ценную информацию для дифференцирования этих трех диагностических категорий.

Литература
1. Ruggeri M., Leese M., Slade M.et al.Demographic, clinical, social and service variables associated with higher needs for care in community psychiatric service patients.The South Verona Outcome Project 8 // Soc Psychiatry Psychiatr Epidemiol.– 2004.– 39.– Р.60­68.
2. Macpherson R., Haynes R., Summerfield L.et al.From research to practice: a local mental health services needs assessment // Soc Psychiatry Psychiatr Epidemiol.– 2003.– 38.– Р.276­281.
3. Lelliott P., Audini B., Knapp M.et al.The mental health residential care study: classification of facilities and description of residents // Br J Psychiatry.– 1996.– 169.– Р.139­147.
4. Meltzer H., Gill B., Hinds K.et al.The prevalence of psychiatric morbidity among adults living in institutions // Int Rev Psychiatry.– 2003.– 15.– Р.129­133.
5. de Girolamo G., Picardi A., Santone G.et al.The severely mentally ill in residential facilities: a national survey in Italy // Psychol Med.– 2005.– 35.– Р.421­431.
6. First M.B., Spitzer R.L., Gibbon M.et al.Structured Clinical Interview for DSM­IV Axis I Disorders (SCID).– Washington: American Psychiatric Press, 1997.
7. Conti L., Rossi A., Massimetti G.The project of a national data bank for the psychiatric care in Italy // Eur Psychiatry.– 1998.– 13 (Suppl 4).– Р.13.
8. Morosini P., Gigantesco A., Mazzarda A.et al.HoNOS­Rome: an extended, customized, and longitudinal oriented version of the HoNOS // Epidemiol Psichiatr Soc.– 2003.– 12.– Р.53­62.
9. Jones S.H., Thornicroft G., Coffey M.et al.A brief mental health outcome scale­reliability and validity of the Global Assessment of Functioning (GAF) // Br J Psychiatry.– 1995.– 166.– Р.654­659.
10. Dell’Osso L., Armani A., Rucci P.et al.Measuring mood spectrum disorder: comparison of interview (SCI­MOODS) and self­report (MOODS­SR) instruments // Compr Psychiatry.– 2002.– 43.– Р.69­73.
11. Sbrana A., Dell’Osso L., Benvenuti A.et al.The psychotic spectrum: validity and reliability of the Structured Clinical Interview for the Psychotic Spectrum // Schizophr Res.– 2005.– 75.– Р.375­387.
12. Fagiolini A., Dell’Osso L., Pini S.et al.Validity and reliability of a new instrument for assessing mood symptomatology: the Structured Clinical Interview for Mood Spectrum (SCI MOODS) // Int J Methods Psychiatr Res.– 1999.– 8.– Р.71­81.
13. Thornicroft G., Tansella M.Growing recognition of the importance of service user involvement in mental health service planning and evaluation // Epidemiol Psichiatr Soc.– 2005.– 14.– Р.1­3.
14. Tansella M., Amaddeo F., Burti L.et al.Evaluating a community­based mental health service focusing on severe mental illness.The Verona experience // Acta Psychiatr Scand.– 2006.– 429.– Р.90­94.
15. Post R.M.Transduction of psychosocial stress into the neurobiology of recurrent affective disorder // Am J Psychiatry.– 1992.– 149.– Р.999­1010.
16. Coryell W., Turvey C., Endicott J.et al.Bipolar I affective disorder: predictors of outcome after 15 years // J Affect Disord.– 1998.– 50.– 10916.
17. Evans J.D., Heaton R.K., Paulsen J.S.et al.Schizoaffective disorder: a form of schizophrenia or affective disorder? // J Clin Psychiatry.– 1999.– 60.– Р.874­882.
18. Benabarre A., Vieta E., Colom F.et al.Bipolar disorder, schizoaffective disorder and schizophrenia: pidemiological, clinical and prognostic differences // Eur Psychiatry.– 2001.– 16.– Р.167­172.
19. Kendler K.S., Neale M.C., Walsh D.Evaluating the spectrum concept of schizophrenia in the Roscommon Family Study // Am J Psychiatry.– 1995.– 152.– Р.749­754.
20. Jager M., Bottlender R., Strauss A.et al.Fifteen year follow­up of ICD­10 schizoaffective disorders compared with schizophrenia and affective disorders // Acta Psychiatr Scand.– 2004.– 109.– Р.30­37.
21. Moller H.J., Hohe­Schramm M., Cording­Tommel C.et al.The classification of functional psychoses and its implications for prognosis // Br J Psychiatry.– 1989.– 154.– Р.467­472.
22. Pope H.G., Lipinski J.F., Axelrod D.T.«Schizoaffective disorder»: an invalid diagnosis? A comparison of schizoaffective disorder, schizophrenia and affective disorder // Am J Psychiatry.– 1980.– 137.– Р.921­927.
23. Nardi A.E., Nascimento I., Freire R.C.et al.Demographic and clinical features of schizoaffective (schizobipolar) disorder – a 5­year retrospective study.Support for a bipolar spectrum disorder // J Affect Disord.– 2005.– 89.– Р.201­206.
24. Craddock N., Owen M.J.Rethinking psychosis: the disadvantages of a dichotomous classification now outweigh the advantages // World Psychiatry.– 2007.– 6.– Р.84­91.

Впервые статья опубликована в журнале «Всемирная психиатрия». – 2009.– Т. 8, № 2.– С. 145­151

1 Department of Psychiatry, Neurobiology, Pharmacology and Biotechnologies, University of Pisa, via Roma 67, 56126 Pisa, Italy.
2 National Mental Health Project, National Institute of Health, Rome, Italy.
3 Department of Mental Health, Local Health Unit, Bologna, Italy.
Поделиться с друзьями:

Партнеры

ЛоготипЛоготипЛоготипЛоготипЛоготип