сховати меню
Розділи: Огляд

Новое в эпилептологии

сторінки: 14-15

Ю.А. Бабкина, к.мед.н., невролог, врач функциональной диагностики, научный сотрудник ГУ «Институт неврологии, психиатрии и наркологии НАМН Украины», медицинского центра «НЕЙРОН», г. Харьков
babkina-229x300.jpg

Ю.А. Бабкина

Рубрику ведет Бабкина Юлия Андреевна – к.мед.н., невролог, врач функциональной диагностики, научный сотрудник ГУ «Институт неврологии, психиатрии и наркологии НАМН Украины», медицинского центра «НЕЙРОН», г. Харьков.

 

Материал публикуется при поддержке Украинской противоэпилептической лиги.

Адрес для корреспонденции: paraboloid@i.ua

Уважаемые коллеги, вашему вниманию представляется обзор статьи «Under representation of people with epilepsy and intellectual disability in research» авторов R. Shankar, Ch. Rowe, A. Van Hoorn etal., опубликованной в журнале PLoS One (2018; 13 (6): e0198261).

Пациенты с коморбидными эпилепсией и нарушением высших психических функций (НВПФ) потенциально подвергаются риску недостаточного лече­ния этих заболеваний, хотя из-за наличия обоих диагнозов заслуживают особого внимания по разным причинам. Как правило, у лиц с НВПФ отмечаются значительные сложно­сти с установкой диагноза, соответствующей терапией и уходом, что усугубляется еще и недопониманием со стороны медицинских работников и социума.

Для этой группы пациентов не проводилось достаточного количества качественных исследований. Более того, при проведении клинических ­испытаний ­эффективности противо­эпилептических препаратов НВПФ является критерием исключения. В большинстве случаев у лиц с коморбидными эпилеп­сией и НВПФ длительность, курабельность, тип приступов и прогноз тяже­лее по сравнению с теми, кто страдает только эпилепсией, что неприемлемо на фоне новых достижений в области лечения эпилепсии и появления новых препаратов (Doran et al., 2016; Devinsky et al., 2015; Ring, 2013).

При этом стоит отметить, что частота внезапной необъяс­нимой смерти при эпилепсии у пациентов с НВПФ также выше, а наличие припадков является наиболее рас­пространенной причиной для отказа им в гос­питализации (Glover and Evison, 2013; Ring, 2013). Около 17 % пациентов с эпилепсией составляют лица детского возраста (Zack and Kobau, 2017). И лица с НВПФ, и дети с эпилепсией имеют важные отличия от взрослых паци­ентов с данной патологией без НВПФ и заслуживают отдель­ного внимания исследователей.

Авторы считают, что, несмотря на невозможность полноценного сравнения этих популяций друг с другом, было бы полезно и интересно проверить, соответствуют ли оценки исследований их индивидуальным показателям распространенности эпилепсии. Данное исследование изучало такие вопросы:

1. Какая доля текущих исследований с участием лиц, страдающих эпилепсией, выявляет коморбидные НВПФ?

2. Как количество проведенных исследований сопоставляется с популяцией детей с эпилепсией в плане распространенности обеих групп?

3. Какая доля исследований в области НВПФ позволяет выявить пациентов с коморбидной эпилепсией?

В частности, были исследованы ма­териалы всех масштабных конферен­ций в США, Великобритании и Европе за период 2015–2016 гг. на предмет упоминания НВПФ или эпилепсии. Кроме того, учитывались все семинары, мастер-классы, устные и стендовые презентации. Также проанализированы независимо двумя исследователями программы конференций.

Материалы по эпилепсии были раз­­биты по следующим темам: эпилепсия вообще; пациенты с эпилепсией и НВПФ; дети с эпилепсией. Если исследование трудно было классифицировать, его относили к первой группе. Аналогичным образом материалы масштабных конфе­ренций, посвященных НВПФ, систематизировали как общие исследования по НВПФ или специ­фические для эпилепсии. Материалы о детях с эпилепсией и НВПФ (если таковые были) включались в группу эпилепсии. Благодаря его доступности в цифровом виде, проведен электрон­ный поиск тезисов ежегодного собрания Американского эпилепти­ческого общества (AES) в 2015 году.

Также оценивались статьи по эпилепсии и НВПФ в рецензируемых журналах за 2015–2016 гг. Основной электронный поиск проводился по ключевым словам в базах данных: BNI, CINAHL, EMBASE, Medline и Psychinfo. Неоднозначность оцененных соотношений представлена с использованием 95 % доверительных интервалов, рассчитанных с использованием метода Агрести и Кулла. Этот метод обеспечивает лучший охват вероятностей, чем применение стандартного доверительного интервала Вальда, и рекомендуется для использования, когда размер выборки превышает 40 (Lawrence etal., 2001). Различия в пропорциях между группами выявлены путем поиска непересекающихся доверительных интервалов и использования точного критерия Фишера.

Анализ материалов трех масштабных конференций в Европе по соответству­ющей тема­тике за 2015–2016 гг. позволил ­выявить 1 тыс. 837 исследований в области эпилепсии. Из них 32 презентации (1,7 %; 95 % дове­рительный интервал (ДИ) 1,2–2,5 %) связаны с НВПФ и 272 (14,8 %; 95 % ДИ 13,3–16,5 %) — с детьми.

При рассмотрении материалов І Конгресса Европейской академии невро­логии (2015) из 82 исследований в секции эпилепсии выявлено три презентации (3,7 %; 95 % ДИ 0,9–10,8 %), связанные с НВПФ (р = 0,17; статистически незначимо). Не обнаружено статистически значимой разницы между объемом ис­следований с участием ­пациентов с эпилепсией и НВПФ и детей с эпилепсией — четыре презентации (4,9 %; 95 % ДИ 1,6–12,4 %). В целом количество материалов по исследованиям эпилепсии, представленных на этой неврологической конференции, было небольшим — всего 82 презентации, что составило примерно 10 % от общего содер­жания симпозиума. Количество исследований по коморбидному течению эпилепсии и НВПФ и детской эпилепсии было одинаковым.

На 31-м Международном конгрессе по эпилепсии ILAE в 2015 г. из представленных 796 презентаций 138 (17,3 %; 95 % ДИ 14,9–20,1 %) посвящены детям с эпилепсией. Доля исследований по эпилепсии и НВПФ была небольшой — 11 презентаций (1,4 %; 95 % ДИ 0,7–2,5 %). А на 12-м Европейском конгрессе по эпилептологии в 2016 г. доля исследований по коморбидному течению эпилепсии и НВПФ составила 1,9 % — 18 презентаций (95 % ДИ 1,2–3,0 %); доля презентаций, посвященных детям с эпилепсией, 13,6 % — 130 (95 % ДИ 11,5–15,9 %). Электронный реферативный поиск по данным ежегодного собрания AES (2015) выявил 0,5 % (95 % ДИ 0,1–1,4 %) тези­сов, касающихся эпилепсии и НВПФ; материалы, посвященные детской эпилепсии, — 11,0 % (95 % ДИ 8,8–13,7 %) исследований.

Две конференции, посвященные НВПФ, признаны соответствующими между­народному статусу конференций по эпилепсии. Из всех материалов этих фору­мов только 1,4 % (95 % ДИ 0,6–3,1 %) презентаций имели отношение к данной пато­логии. На ежегодной конференции по НВПФ Королевского колледжа психи­атров Великобритании (2015) среди 60 презентаций представлено три материала по эпилепсии (5 %; 95 % ДИ 1,2–14,4 %). Это больше, чем на 16-м Всемирном конгрессе Международной ассоциации научных исследований в области нарушений высших психических функций (IASSID) — 3 из 370 презентаций, что составило 0,8 % (95 % ДИ 0,2–2,5 %; критерий Фишера p = 0,04). Поиск по медицинским базам данных Psychinfo, Medline и Embase показал, что в 2015–2016 гг. опубликовано всего 2 тыс. 482 статьи (4,9 %; 95 % ДИ 4,7–5,1 %), касающихся эпилепсии в сочетании с НВПФ, что гораздо меньше, чем по детской эпилепсии — 12 тыс. 140 (24 %; 95 % ДИ 23,6–24,3 %). В базах данных по сестринскому делу и смежным вопросам здоровья BNI и CINAHL подобных исследований было меньше: 3,8 % (95 % ДИ 1,4–8,9 %) и 3,2 % (95 % ДИ 2,4–4,3 %) соответственно. При этом материалов, посвященных детской эпилепсии, в базе данных BNI существенно больше — 37,1 % (95 % ДИ 29,4–45,6 %); в других базах доля таких публикаций колебалась от 20 до 25 %. Согласно поиску в базах данных, из общего количества статей, связанных со здоровьем (20 тыс. 200 изданий), опуб­ликованных в течение 2015–2016 гг., эпилепсии посвящены 2 тыс. 482 статьи (12,3 %; 95 % ДИ 11,8–12,7 %). Embase имела наивысшую долю исследований, посвященных коморбидному течению НВПФ и эпилепсии, — 16,6 % (95 % ДИ 15,8–17,4 %); в базах данных BNI и CINALH, связанных с медсестринским делом и смежными вопросами, доля подобных публикаций ниже — 1,4 % (95 % ДИ 0,5–3,5 %) и 3,6 % (95 % ДИ 2,7–4,9 %) соответственно. Указанные результаты подтверждают низкую представленность исследований, посвящен­ных сочетанию эпилепсии и НВПФ, и значимо большее количество исследований по детской эпилепсии.

В 2015–2016 гг. была одна крупная международная конференция по НВПФ, на которой из 370 презентаций только три имели отношение к эпилепсии. Среди тем конференции по НВПФ Королевского колледжа психиатров Великобри­тании (2015) 5 % связаны с эпилепсией, что составило наиболее высокий показатель из всех рассматриваемых материалов. Однако с учетом распространенности данной пато­логии среди больных с НВПФ и того факта, что эпилепсия является наиболее частой причиной преждевременной смерти, это количество исследований явно недостаточно.

По мнению авторов, на полученные результаты могла оказывать влияние предвзятость исследователей, однако и в этом случае этими различиями нельзя пренебрегать. К тому же поиск в базе данных выявил аналогичную тенденцию незначительной представленности исследований, посвященных НВПФ с коморбидной эпилепсией, хотя доля таких научных работ была выше. Доля статей, рассматривающих специ­фические проб­лемы НВПФ в журналах, связанных с эпилепсией, составила 4,9 %. Тогда как в журналах, посвященных НВПФ, — 12,3 %. Из всех опуб­ликованных исследований по эпилепсии 24 % касались эпилепсии детского возраста, что выше популяционного соотно­шения эпилепсии по возрасту: 17 % больных эпилепсией — дети. В медицинских исследованиях с учас­тием детей не выявлено связи со стигматизацией. Можно утверждать, что более привлекательным является финансирование исследований детской популяции­, чем взрослой. Что касается взрослых лиц с эпилепсией и с коморбидными эпилепсией и НВПФ, то они подвержены значимой стигматизации.

Авторы констатируют, что повыше­ния количества исследова­ний с участием пациентов с НВПФ и эпилепсией не предвидится. Они также отмечают определенные ограничения, связанные с данным исследованием. К тому же классификация материалов конференций по различным категориям «вручную» может быть ошибочной из-за субъективности экспертов, проводящих исследование. Поиск в базе данных позволяет работать с большим набором результатов, но наличие ключевого слова не всегда означает, что оно является ­основным или даже важным предме­том статьи. Такое ограничение может также влиять на пропорции результатов поиска и стать причиной увеличения доли ­исследований в базах данных по сравнению с конференци­ями. Впрочем, эти ограничения существенно не сказываются на обсуждении и выводах исследова­ния. Использование данных по детской группе — это пример того, насколько часто проводятся такие изуче­ния с участием представителей определенной группы населения (при условии меньших проблем со стигмати­зацией и большей финансовой заинтересованности, чем для исследований вообще). Это поможет обеспечить тот уровень, к которому нужно стремиться в плане ­изучения популяции пациентов с эпилепсией и НВПФ.

В заключение авторы отмечают, что в материалах конференций и электрон­ных баз данных сведения о пациентах с сочетанием НВПФ и эпилепсии недостаточно представлены как в иссле­довании эпилепсии, так и в области психи­атрии и НВПФ. У больных с НВПФ и эпилепсией диагноз чаще связан с тяжелым состоянием здоровья, плохими социальными условиями, а также высо­кими расходами на здравоохранение, что дает серьезное основание для продвижения исследований в этой уязви­мой группе с целью повышения качества медицинской помощи в будущем.

Наш журнал
у соцмережах:

Випуски за 2019 Рік

Зміст випуску 10 (111), 2019

  1. Ю.А. Бабкина

  2. В.Я. Пішель, Т.Ю. Ільницька, М.Ю. Полив’яна

  3. М.М. Орос, О.В. Тодавчич

  4. Т. Матіяш, А. Бондарчук

Зміст випуску 9 (110), 2019

  1. Ю.А. Бабкина

  2. С.Г. Бурчинский

  3. С.Г. Бурчинский

Зміст випуску 8 (109), 2019

  1. Ю.А. Бабкина

  2. А. Г. Кириченко, А. Ф. Нечай, Н. О. Смульська, Т. І. Стеценко

Зміст випуску 7 (108), 2019

  1. Ю.А. Бабкина

  2. А.Е. Дубенко, И.В. Реминяк, Ю.А. Бабкина, Ю.К. Реминяк

  3. Н.А. Науменко, В.И. Харитонов

  4. М.О. Матусова, І.А. Марценковський

Зміст випуску 6 (107), 2019

  1. Т.О. Скрипник

  2. Ю.А. Бабкина

  3. Ю.А. Бабкіна

  4. А.Е. Дубенко, И.В. Реминяк, Ю.А. Бабкина

  5. Т.В. Руда

  6. А.А. Криштафор

Зміст випуску 5 (106), 2019

  1. И.А.Марценковский, А.В.Каптильцева

  2. В.Ю.Паробій

  3. Ю.А. Крамар

  4. В.И. Харитонов, Ю.М. Винник

  5. В.И. Харитонов, Ю.М. Винник

  6. В.И.Харитонов, Ю.М. Винник, Г.И. Селюков

  7. Т.А. Зайцева, О.А. Борисенко, П.П. Зайцев,

  8. Н.А. Максименко

  9. И.И. Марценковская, М.В. Нестеренко, Ю.А. Войтенко, Д.И. Марценковский, К.В. Дубовик, О.С.Ващенко

  10. Д.В. Иванов

  11. М.М. Орос, Р.Ю. Яцинин

  12. Н.К. Свиридова, Т.В. Чередніченко

  13. С.Г. Бурчинский

Зміст випуску 4 (105), 2019

  1. Т.О. Скрипник

  2. Ю.А. Бабкина

  3. Ю.А. Бабкина

  4. Л. Шаттенбург, Я. Кульчинський

  5. Є.І. Суковський

Зміст випуску 3 (104), 2019

  1. Ю.А. Бабкина

  2. К.В. Дубовик, І.А. Марценковський

Зміст випуску 1 (102), 2019

  1. Ю.А. Бабкина

  2. М.В. Шейко

  3. В.Ю. Мартинюк

  4. І.А. Марценковський, І.І. Марценковська

  5. А.Е. Дубенко, Ю.А. Бабкина

  6. Ю.А. Крамар

Випуски поточного року

Зміст випуску 4 (115), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. І.І. Марценковська

  3. Ю. А. Крамар, Г. Я. Пилягіна

  4. М. М. Орос, В. В. Грабар, А. Я. Сабовчик, Р. Ю. Яцинин

  5. М. Селихова

  6. Ю. О. Сухоручкін

Зміст випуску 3 (114), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. Ю.А. Бабкіна

  3. О.С. Чабан, О.О. Хаустова

  4. О. С. Чабан, О. О. Хаустова

  5. Ю. О. Сухоручкін

Зміст випуску 1, 2020

  1. А.Е. Дубенко

  2. Ю. А. Бабкина

  3. Ю.А. Крамар, К.А. Власова

  4. Ю. О. Сухоручкін

Зміст випуску 2 (113), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. Л. А. Дзяк

  3. Ф. Є. Дубенко, І. В. Реміняк, Ю. А. Бабкіна, Ю. К. Реміняк

  4. А. В. Демченко, Дж. Н. Аравицька

  5. Ю. А. Крамар

  6. П. В. Кидонь

Зміст випуску 1 (112), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. Ю.А. Крамар

  3. М.М. Орос, В.В. Грабар

  4. В.И. Харитонов, Д.А. Шпаченко

  5. L. Boschloo, E. Bekhuis, E.S. Weitz et al.