скрыть меню

Эффективность эсциталопрама в лечении депрессии у лиц пожилого возраста

 

 

Депрессия у лиц пожилого возраста является достаточно распространенным психическим расстройством, которое, однако, часто остается нераспознанным. Данное заболевание ухудшает качество жизни пациентов и ложится тяжелым бременем как на членов их семей, так и на общество в целом. Именно поэтому своевременная диагностика и правильное лечение депрессии у пожилых больных крайне важны. В статье Chen et al. «Clinical features and efficacy of escitalopram treatment for geriatric depression», опубликованной в Journal of International Medical Research (2011; 39: 1946-1953), приведены результаты клинического исследования, в котором оценивали эффективность и безопасность селективного ингибитора обратного захвата серотонина (СИОЗС) эсциталопрама в терапии депрессии с учетом клинических особенностей течения данного заболевания у лиц пожилого возраста.

Материалы и методы исследования

Пациенты

Исследование проводилось на базе Шанхайского первого народного госпиталя и Шанхайского университета Цзяо Тун (Китай) с апреля 2009 по июнь 2010 гг. Под наблюдением находились пациенты в возрасте > 65 лет, которые соответствовали критериям тяжелой депрессии согласно DSM-IV и имели > 20 баллов по шкале депрессии пожилого и старческого возраста (GDS) (АРА, 2010; Yesavage et al., 1983; Sheikh et al., 1991). Исключались больные при наличии биполярного расстройства по DSM-IV, депрессии, вызванной органическими поражениями головного мозга или другими соматическими заболеваниями, диагностированной деменции, а также пациенты, принимавшие антидепрессанты на момент исследования, злоупотреблявшие алкоголем в анамнезе или с клинически значимыми отклонениями в лабораторных показателях.

Исследование было одобрено локальными комитетами по этике, все больные подписали информированное согласие на участие.

Дизайн исследования

Перед включением в исследование все пациенты прошли физикальное обследование и лабораторные тесты. Оценка исходного состояния больных проводилась с использованием таких психологических шкал, как личностный опросник Айзенка для взрослых (EPQ-A), пересмотренный симптоматический опросник (SCL-90-R), шкала общего ухудшения состояния (GDS), а также шкала общего клинического впечатления для оценки тяжести заболевания (CGI-SI) (Eysenck H.J., Eysenck S.B.G, 1975; Derogatis et al., 1973; Guy et al., 1976).

После первичной оценки состояния все пациенты были рандомизированы для получения 10 мг эсциталопрама или плацебо. Период лечения составил восемь недель, а оценка результатов и безопасности терапии проводилась каждые четыре недели в течение этого периода.

Критерии оценки результатов

Первичным критерием оценки было изменение показателей по шкале GDS от исходного уровня до конца 8-й недели. Эффективность определялась как процент уменьшения количества баллов по GDS (100 x [количество баллов до лечения – количество баллов после лечения] / количество баллов до лечения) и расценивалась по следующим критериям: без изменений (< 25%), улучшение (26-50%), значительное улучшение (51-75%) и клиническое выздоровление (> 75%).

Вторичным критерием оценки являлось изменение показателей по шкале CGI-SI от исходного уровня к концу 8-й недели. Физикальное обследование и лабораторные тесты проводились при каждом визите. Побочные реакции отмечались пациентами самостоятельно.

Статистическая обработка данных

Все данные обрабатывались с применением статистического пакета программ для социальных наук, версия 18,0 (SPSS Inc., США) для Windows. Для сравнения исходных данных пациентов по шкалам EPQ-A и SCL-90-R с популяционными нормами использовался t-критерий Стьюдента (Yang et al., 1983; Jin et al., 1986). Для сравнения результатов по шкалам GDS и CGI-SI на исходном уровне, 4-й и 8-й неделях между группами эсциталопрама и плацебо использовался ковариантный анализ. Статистически значимым считалось значение p < 0,05.

Результаты исследования

Демографические данные

В исследование вошли 55 пациентов – 21 мужчина (38,2%) и 34 женщины (61,8%), соответствовавшие критериям отбора. Средний возраст участников составил 68,9 ± 6,1 года (диапазон – 65-79 лет). Средняя длительность заболевания была 4,1 ± 2,8 месяца (0,5-36 месяцев), а средние значения по шкалам GDS и CGI-SI – 23,83 ± 5,72 (20-28 баллов) и 5,41 ± 1,11 (4-7 баллов) соответственно. В целом 29 пациентов были включены в группу эсциталопрама, 26 – плацебо. Различия между группами по полу, возрасту, длительности заболевания и тяжести депрессии отсутствовали.

Исходные характеристики

Личностные характеристики пациентов оценивались при помощи опросника EPQ-A. Как у мужчин, так и у женщин, страдающих депрессией пожилого возраста, показатели нейротизма и психотизма были значительно более выражены, чем в популяции в целом (р < 0,01). Значения экстраверсии и интроверсии у всех больных депрессией были значительно ниже среднепопуляционных (р < 0,05), тогда как показатель по подшкале обмана не отличался от нормы.

Психологические характеристики пациентов также оценивались при помощи опросника SCL-90-R. Общий индекс тяжести (GSI), индекс выраженности дистресса (PSDI), общий показатель симптомов (PST) и средние значения девяти подшкал у обследованных были значительно выше, чем в среднем в популяции (р < 0,01). Клинические симптомы, наблюдавшиеся у больных, включали угнетение настроения, соматические проявления и расстройства сна. Среди соматических симптомов преобладали головная боль, головокружение, шум в ушах, мышечная слабость, вегетативные расстройства и другие неврологические проявления. У некоторых пациентов наблюдалось несколько симптомов одновременно. Необходимо отметить, что 23 больных (41,8%) имели суицидальные мысли, а восемь (14,5%) – суицидальные попытки в анамнезе.

Эффективность эсциталопрама

В целом 51 из 55 пациентов завершили 8-недельное исследование. С четырьмя пациентами (по два из каждой группы) связь была утеряна, и их показатели при анализе не учитывались.

Исходные данные по шкалам GDS и CGI-SI в группах эсциталопрама и плацебо существенно не отличались. На 4-й и 8-й неделях количество баллов по GDS и CGI-SI значительно уменьшилось при приеме эсциталопрама по сравнению с исходным уровнем (р < 0,05 и р < 0,01 на 4-й и 8-й неделях соответственно), тогда как в группе плацебо эти показатели значительно не изменились по сравнению с начальными. Более того, значения по шкалам GDS и CGI-SI на 4-й и 8-й неделях были достоверно ниже в группе эсциталопрама, чем в таковой плацебо (р < 0,05).

В результате лечение эсциталопрамом привело к существенному клиническому улучшению: разница в эффективности между группами эсциталопрама и плацебо составила р < 0,05 на 4-й и р < 0,01 на 8-й неделях. На 4-й неделе в группе эсциталопрама у одного пациента (3,7%) наблюдалось выздоровление, у шести (22,2%) – значительное улучшение и у 11 (40,7%) – улучшение. В группе плацебо у двоих (8,3%) больных отмечалось улучшение, случаи значительного улучшения или выздоровления отсутствовали. Спустя восемь недель лечения среди пациентов, принимавших эсциталопрам, у 11 (40,7%) наблюдалось выздоровление, у шести (22,2%) – значительное улучшение и у троих (11,1%) – улучшение. В группе плацебо у четверых (16,7%) пациентов имело место улучшение, случаев значительного улучшения или выздоровления в группе плацебо не было.

Побочные реакции

У шести из 27 пациентов (22,2%) при приеме эсциталопрама в первые две недели лечения отмечались умеренные побочные реакции, такие как рвота, сухость во рту и головокружение, которые уменьшились и исчезли самостоятельно в течение последующих 2 недель. Серьезных побочных эффектов во время терапии эсциталопрамом не наблюдалось. Один из 24 пациентов (4,2%) в группе плацебо жаловался на рвоту в течение первой недели лечения. У всех больных лабораторные показатели в процессе исследования не изменились.

Обсуждение

Депрессия у пожилых пациентов – заболевание, возникающее в возрасте > 65 лет, которое включает первичную (в том числе депрессию, возникшую в подростковом и взрослом возрасте, которая обостряется у пожилых) и вторичную (Lebowitz et al., 1997; Heok, Ho, 2008; Beyer, 2007). Первичная депрессия вызвана главным образом биологическими и нейрохимическими изменениями в головном мозге, нервной или эндокринной системах (Costello, Scott, 1991). Вторичная депрессия является следствием другого заболевания или приема препаратов. В данном исследовании принимали участие пациенты с первичной депрессией пожилого возраста.

В ходе исследования изучали взаимосвязь личностных характеристик и проявлений депрессии пожилого возраста. Согласно анализу по опроснику EPQ-A, показатели нейротизма и психотизма были значительно более выражены у пожилых пациентов с депрессией, чем в популяции в целом, тогда как значения экстраверсии и интроверсии были ниже. Это дает основания предположить, что депрессия пожилого возраста повышает эмоциональную нестабильность и склонность к психозам и снижает признаки экстраверсии по сравнению с нормой. Пожилые люди с такими личностными особенностями могут быть более чувствительными к различным социальным и психологическим факторам, а также в большей мере подвержены депрессии по сравнению со средней популяционной нормой.

Количество баллов по опросникам GSI, PSDI, PST и среднее значение по шкале SCL-90-R у 55 обследованных были существенно выше, чем в норме в популяции. Показатели соматизации, депрессии и тревожности были повышены по сравнению со средней популяционной нормой, что указывает на разнообразие психических расстройств у пожилых пациентов с депрессией. Кроме того, в ходе исследования были обнаружены различные клинические симптомы депрессии пожилого возраста: наиболее распространенные включали угнетенное настроение, соматические симптомы и нарушения сна.

Помимо прочего, было показано, что у 23 пациентов (41,8%) присутствовало суицидальное мышление, а восемь (14,5%) имели попытки суицида в анамнезе. Полученные данные свидетельствуют о том, что больные пожилого возраста, страдающие депрессией, более склоны к суицидам, чем другие возрастные группы (VanItallie, 2005). Факторами риска суицида являются одиночество, депрессия, тревожность и ипохондрия. Таким образом, у пожилых лиц с депрессией проблема суицидов заслуживает особого внимания.

В проведенном исследовании внимание было акцентировано на лечении депрессии пожилого возраста эсциталопрамом. Так, будучи высокоселективным СИОЗС, он незначительно влияет на другие системы и рецепторы (Hyttel, 1994; Yang, Scott, 2010; Hоschl, Svestka, 2008). Сам эсциталопрам, равно как и его метаболиты, не угнетает свой обмен в организме. Таким образом, возможен длительный прием препарата без эффекта кумуляции (Sоgaard еt al., 2005). Эсциталопрам в меньшей степени влияет на изоферментную систему печеночного цитохрома P450, чем другие СИОЗС и обладает минимальным потенциалом к лекарственному взаимодействию (Rao, 2007; Spina еt al., 2008). Пероральная доза эсциталопрама составляет 10-50 мг/сут, а нежелательные эффекты, ассоциированные с его приемом, включают сонливость и умеренные реакции со стороны желудочно-кишечного тракта (Baldwin et al., 2007; Llorca, Fernandez, 2007). Эсциталопрам обладает незначительным седативным действием и может применяться для лечения пациентов с депрессией и нарушениями сна в комбинации со снотворными средствами (Paul et al., 2007).

В ходе исследования у больных, принимавших эсциталопрам в дозе 10 мг/сут, отмечалось более значительное улучшение по сравнению с группой плацебо. Баллы по шкале GDS уменьшились на 38,2% к концу четвертой недели, что указывает на быстрое начало действия эсциталопрама при депрессии пожилого возраста. Спустя восемь недель лечения показатель клинической ремиссии в группе эсциталопрама составил 40,7%, а общее число пациентов, ответивших на лечение, – 74,1%, что свидетельствует об эффективности эсциталопрама у пожилых лиц с депрессией.

У шести пациентов (22,2%), получавших эсциталопрам, отмечались различные побочные реакции, такие как рвота, сухость во рту или головокружение, однако все они были умеренно выраженными и исчезали самостоятельно. В дополнение, у пациентов наблюдался высокий уровень нейротизма и психотизма и низкий – экстраверсии. Более того, лабораторные показатели всех больных в процессе лечения не изменились, что указывает на хорошую переносимость и безопасность эсциталопрама.

Выводы

Таким образом, в ходе исследования эсциталопрам продемонстрировал высокую эффективность и безопасность, хорошо переносился пациентами и не вызывал серьезных побочных явлений, что позволяет рекомендовать его лицам пожилого возраста, страдающим депрессией.

Подготовила Лариса Калашник

Наш журнал
в соцсетях:

Выпуски за 2014 Год

Содержание выпуска 2-1, 2014

Содержание выпуска 9-10 (64), 2014

Содержание выпуска 7 (62), 2014

Содержание выпуска 6 (61), 2014

Содержание выпуска 5 (60), 2014

Содержание выпуска 4 (59), 2014

Содержание выпуска 3 (58), 2014

Содержание выпуска 1 (56), 2014

Выпуски текущего года

Содержание выпуска 7 (118), 2020

  1. Герхард Дамманн, Вікторія Поліщук

  2. М. М. Орос, О. О. Орлицький, О. С. Вансович, С. Р. Козак, В. В. Білей

  3. С. Г. Бурчинський

  4. Ю. О. Сухоручкін

Содержание выпуска 6 (117), 2020

  1. Ю.А. Бабкіна

  2. Д. А. Мангуби

  3. А. Є. Дубенко, І. В. Реміняк, Ю. А. Бабкіна, Ю. К. Реміняк

  4. В. І. Коростій, І. Ю. Блажіна, В. М. Кобевка

  5. Т. О. Студеняк, М. М. Орос

  6. Ю. О. Сухоручкін

Содержание выпуска 5 (116), 2020

  1. Т. О. Скрипник

  2. Н.А.Науменко, В.И. Харитонов

  3. Ю. А. Крамар

  4. В.И.Харитонов, Д.А. Шпаченко

  5. Н.В. Чередниченко

  6. Ю.О. Сухоручкін

  7. Ю. А. Крамар

  8. Н. К. Свиридова, Т. В. Чередніченко, Н. В. Ханенко

  9. Є.О.Труфанов

  10. Ю.О. Сухоручкін

  11. О.О. Копчак

  12. Ю.А. Крамар

Содержание выпуска 4 (115), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. І.І. Марценковська

  3. Ю. А. Крамар, Г. Я. Пилягіна

  4. М. М. Орос, В. В. Грабар, А. Я. Сабовчик, Р. Ю. Яцинин

  5. М. Селихова

  6. Ю. О. Сухоручкін

Содержание выпуска 3 (114), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. Ю.А. Бабкіна

  3. О.С. Чабан, О.О. Хаустова

  4. О. С. Чабан, О. О. Хаустова

  5. Ю. О. Сухоручкін

Содержание выпуска 1, 2020

  1. А.Е. Дубенко

  2. Ю. А. Бабкина

  3. Ю.А. Крамар, К.А. Власова

  4. Ю. О. Сухоручкін

Содержание выпуска 2 (113), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. Л. А. Дзяк

  3. Ф. Є. Дубенко, І. В. Реміняк, Ю. А. Бабкіна, Ю. К. Реміняк

  4. А. В. Демченко, Дж. Н. Аравицька

  5. Ю. А. Крамар

  6. П. В. Кидонь

Содержание выпуска 1 (112), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. Ю.А. Крамар

  3. М.М. Орос, В.В. Грабар

  4. В.И. Харитонов, Д.А. Шпаченко

  5. L. Boschloo, E. Bekhuis, E.S. Weitz et al.