скрыть меню

Более высокие потребности при ограниченном доступе Медико-санитарная помощь людям с психическими расстройствами

15_05.jpgРуководитель Королевской ассоциации по вопросам инвалидности и реабилитации Лиз Сэйс

В связи с недавней ратификацией Соединенным Королевством Великобритании и Северной Ирландии Конвенции ООН о правах инвалидов руководитель Королевской ассоциации по вопросам инвалидности и реабилитации (Royal Association for Disability and Rehabilitation) Лиз Сэйс (Liz Sayce) сообщила о растущем количестве фактических данных, полученных в результате небольших исследований, и личных показаний в отношении того, что люди с психическими расстройствами, такими как шизофрения и биполярное расстройство, умирают преждевременно и неоправданно. «Это побудило Комиссию по правам инвалидов Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии, которая в настоящее время входит в состав Комиссии по равенству и правам человека, провести более крупное официальное исследование в области неравенств в доступе к медицинской помощи и их воздействия на людей с расстройствами психического здоровья и/или проблемами в обучении», – говорит Сэйс. В ходе этого научного исследования проанализировано 8 млн первичных медицинских карт и проведены консультации более чем с 1 тыс. человек с расстройствами психического здоровья и/или проблемами в обучении, с лицами, осуществляющими уход за ними, специалистами здравоохранения и представителями правозащитных групп.

В докладе об этом исследовании под названием «Одинаковое лечение: ликвидация разрыва» сделан вывод, что люди с проблемами в обучении или расстройствами психического здоровья в Англии и Уэльсе с большей вероятностью подвергаются значительным рискам для здоровья и имеют серьезные проблемы со здоровьем, такие как ожирение, высокое артериальное давление и сахарный диабет. «Люди с шизофренией с большей вероятностью имеют ишемическую болезнь сердца, чем другие граждане, и с большей вероятностью умирают от нее, не дожив до 55 лет. Тем не менее, они с меньшей вероятностью проверяются на уровень холестерина и им с меньшей вероятностью назначаются статины, являющиеся основным проверенным лечением», – сказала Л. Сэйс.

В основе этих неравенств лежат сложные причины, включающие социальную изоляцию. Но сам по себе этот фактор не объясняет ограниченный доступ таких людей к первичной медико-санитарной помощи, а также к специальным обследованиям и лечению.

Исследование показало, что поставщики медицинских услуг рассматривают доступ инвалидов почти всегда в контексте физического доступа в помещения и считают, что многие проблемы связаны с самими людьми, а не с теми состояниями, которые можно вылечить. Многие пациенты с психическими заболеваниями либо имели трудности при использовании системы записи на прием (например, им нужно было позвонить, чтобы записаться на определенное время); либо не могли вспомнить о визите к врачу и добраться до него; либо же не доверяли этой службе в связи с тем, что ранее были обслужены без должного уважения; либо из-за искаженного восприятия того, как их лечили, что может быть симптоматичным при их заболевании.

«Иногда пациенты не могут понять или справиться с последствиями данного им медицинского совета, – отметила Сэйс. – Но каких-либо стратегий для поддержки таких людей нет».

Предвзятое диагностирование определено как еще одно препятствие, из-за которого врачи приписывают симптомы или формы поведения человека его психическому расстройству и ставят неправильный диагноз или упускают из вида протекающую одновременно физическую болезнь. «Важны познавательные навыки врача, – убежден доктор Таги Ясами (Taghi Yasamy) из Департамента психического здоровья и токсикомании (ВОЗ). – Предубеждение или даже дискриминация по отношению к людям с психическими болезнями также может играть роль».

Для людей с психическими расстройствами существуют особые факторы риска, такие как воздействие лекарственных средств от психических заболеваний (которые могут приводить к увеличению массы тела и таким его последствиям, как развитие сахарного диабета) и образ жизни пациента, включая высокие показатели курения, которые среди людей с шизофренией примерно в два раза выше, чем у населения в целом.

Доктор Ясами полагает, что основными факторами, способствующими плохому состоянию здоровья людей с психическими болезнями, по всей вероятности, являются осложнения после лечения, проводимого при отсутствии контроля, и плохая организация служб здравоохранения. «Людям с психическими формами инвалидности необходим лучший доступ к качественной медицинской помощи [по сравнению с общим населением], но обычно это не так, даже в странах с высоким уровнем дохода, – сказал он. – Большинство людей не получает доступа к надлежащему медицинскому обследованию или лечению».

В результате исследования, проведенного в Соединенном Королевстве Великобритании и Северной Ирландии, был рекомендован улучшенный мониторинг последствий медикаментозного лечения в рамках первичной медико-санитарной помощи, что позволит людям делать информированный выбор (например, выбор между улучшением психического здоровья и негативным воздействием на физическое здоровье), и целый ряд стратегий для смягчения неблагоприятных реакций – от изменения лекарственных препаратов до изменения образа жизни.

Уменьшенный доступ к медицинской помощи для людей с психическими расстройствами является глобальным явлением. В США 17-28% лиц с психическими расстройствами не имеют медицинской страховки, хотя у них гораздо чаще регистрируется худшее физическое здоровье по сравнению с общим населением. Алана Оффисер (Alana Officer), координатор по вопросам инвалидности и реабилитации (ВОЗ), говорит, что «фактические данные из всех стран, независимо от того, обладают ли они богатыми или ограниченными ресурсами, свидетельствуют о том, что люди с нарушениями функций получают плохую медицинскую помощь, а многие их потребности в области здоровья остаются неудовлетворенными». Очевидно, что во всем мире люди с нарушениями функций не получают одинаковых основных медико-санитарных услуг, таких как скрининг, даже при том, что ранняя оценка состояния здоровья может уменьшить длительные негативные последствия для здоровья и соответствующие расходы систем здравоохранения.

По данным глобального обзора, проведенного специальным докладчиком ООН по вопросам инвалидности, 74% из 114 участвовавших в обзоре стран ответили, что принимали меры для обеспечения доступа инвалидов к медицинской помощи; однако численность населения, охваченного такими услугами,
остается неизвестной, и только 49% стран имеют законодательство, способное обеспечить подобный доступ. К тому же, не хватает конкретных данных о предоставлении медицинских услуг, особенно для людей с психическими формами инвалидности.

Доктор Петр Джонс (Petre Jones) (Ньюхэм, Лондон) является убежденным сторонником создания систем, обеспечивающих более широкий доступ [к медицинской помощи] пациентов-инвалидов, включая лиц с расстройствами психического здоровья и проблемами в обучении. Джонс считает необходимым проводить специальную подготовку работников регистратур и вспомогательного персонала для оказания помощи пациентам в заполнении регистрационных форм, а на практике он предлагает таким пациентам при необходимости более длительную консультацию и более удобное для них время. Некоторым пациентам удобнее пользоваться услугами таких медицинских учреждений, куда можно прийти без предварительной записи, или таких, которые посылают письменные напоминания о предстоящем визите к врачу.

Для улучшения доступа инвалидов к надлежащей медицинской помощи в области физического и психического здоровья необходимы долгосрочные обязательства, но доктор Джонс рекомендует изменить один аспект поведения, этот совет уже завтра могут принять на вооружение все специалисты здравоохранения и это не повлечет за собой каких-либо дополнительных расходов. «Исследования показывают, что врач общей практики позволяет пациенту говорить, в среднем, 18 секунд, после чего перебивает его. Когда я провожу занятия с врачами общей практики, я советую им просто ничего не говорить человеку с какой-либо психической проблемой, по меньшей мере, одну, а то и две-три минуты. Выслушайте то, что говорит пациент, и вы получите широкое представление о его потребностях», – сказал П. Джонс.

Бюллетень Всемирной организации здравоохранения. – 2009. – Вып. 87, № 4. – С. 245-324.

Наш журнал
в соцсетях:

Выпуски за 2009 Год

Содержание выпуска 7 (18), 2009

Содержание выпуска 6 (17), 2009

Содержание выпуска 5 (16), 2009

Содержание выпуска 3 (14), 2009

Содержание выпуска 2 (13), 2009

Содержание выпуска 1 (12), 2009

Выпуски текущего года

Содержание выпуска 7 (118), 2020

  1. Герхард Дамманн, Вікторія Поліщук

  2. М. М. Орос, О. О. Орлицький, О. С. Вансович, С. Р. Козак, В. В. Білей

  3. С. Г. Бурчинський

  4. Ю. О. Сухоручкін

Содержание выпуска 6 (117), 2020

  1. Ю.А. Бабкіна

  2. Д. А. Мангуби

  3. А. Є. Дубенко, І. В. Реміняк, Ю. А. Бабкіна, Ю. К. Реміняк

  4. В. І. Коростій, І. Ю. Блажіна, В. М. Кобевка

  5. Т. О. Студеняк, М. М. Орос

  6. Ю. О. Сухоручкін

Содержание выпуска 5 (116), 2020

  1. Т. О. Скрипник

  2. Н.А.Науменко, В.И. Харитонов

  3. Ю. А. Крамар

  4. В.И.Харитонов, Д.А. Шпаченко

  5. Н.В. Чередниченко

  6. Ю.О. Сухоручкін

  7. Ю. А. Крамар

  8. Н. К. Свиридова, Т. В. Чередніченко, Н. В. Ханенко

  9. Є.О.Труфанов

  10. Ю.О. Сухоручкін

  11. О.О. Копчак

  12. Ю.А. Крамар

Содержание выпуска 4 (115), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. І.І. Марценковська

  3. Ю. А. Крамар, Г. Я. Пилягіна

  4. М. М. Орос, В. В. Грабар, А. Я. Сабовчик, Р. Ю. Яцинин

  5. М. Селихова

  6. Ю. О. Сухоручкін

Содержание выпуска 3 (114), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. Ю.А. Бабкіна

  3. О.С. Чабан, О.О. Хаустова

  4. О. С. Чабан, О. О. Хаустова

  5. Ю. О. Сухоручкін

Содержание выпуска 1, 2020

  1. А.Е. Дубенко

  2. Ю. А. Бабкина

  3. Ю.А. Крамар, К.А. Власова

  4. Ю. О. Сухоручкін

Содержание выпуска 2 (113), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. Л. А. Дзяк

  3. Ф. Є. Дубенко, І. В. Реміняк, Ю. А. Бабкіна, Ю. К. Реміняк

  4. А. В. Демченко, Дж. Н. Аравицька

  5. Ю. А. Крамар

  6. П. В. Кидонь

Содержание выпуска 1 (112), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. Ю.А. Крамар

  3. М.М. Орос, В.В. Грабар

  4. В.И. Харитонов, Д.А. Шпаченко

  5. L. Boschloo, E. Bekhuis, E.S. Weitz et al.