скрыть меню

Топирамат: обзор применения в лечении эпилепсии

K.A. Lyseng-Williamson, L.P.H. Yang, Wolters Kluwer Health, Adis, Auckland, New Zealand, an editorial office of Wolters Kluwer Health, Conshohocken, Pennsylvania, USA.

Топамакс® (топирамат) – структурно новый противоэпилептический препарат (ПЭП) широкого спектра действия с доказанной эффективностью в качестве монотерапии и комбинированной терапии для лечения эпилепсии у взрослых и детей как с генерализованными, так и парциальными типами приступов. Нежелательные явления применения топамакса, связанные, в частности, с воздействием на центральную нервную систему, можно нивелировать с помощью медленной титрации в эффективных и хорошо переносимых дозах. Топамакс эффективный при использовании с другими ПЭП, что связано с низким риском лекарственного взаимодействия и хорошей переносимостью. Поэтому топирамат является препаратом выбора как для монотерапии, так и для комбинированной терапии при лечении эпилепсии у взрослых и педиатрических пациентов.

Фармакокинетика и фармакодинамика

Биодоступность – около 80% [9]. Фармакокинетика линейная (пропорциональна дозе). Стабильное состояние обычно достигается в течение 4-8 дней [50]. Топирамат не подвергается экстенсивному метаболизму, при этом 70-80% дозы выводится с мочой в неизменном виде [50, 51]. Связь с белками плазмы крови – 13-17% [50].

Низкий потенциал клинически значимых взаимодействий с другими препаратами. При совместном приеме с ферментиндуцирующими ПЭП (карбамазепином или фенитоином) метаболизм топамакса возрастает до 50-70%, что требует увеличения дозы последнего [52, 53].

Фармакодинамика представлена в таблице 1.

Эффективность топамакса в монотерапии эпилепсии: результаты исследований

Эффективность монотерапии топамаксом доказана в ряде рандомизированных контролируемых двойных слепых сравнительных и несравнительных исследованиях (табл. 2) как при парциальных, так и генерализованных типах приступов у детей и взрослых. Результаты рандомизированных двойных слепых несравнительных исследований эффективности монотерапии топамакса у лиц с впервые выявленной эпилепсией продемонстрировали, что после 6-7 месяцев до 83% пациентов не имели припадков, а после 12-13 месяцев припадков не было у около 76% пациентов [27, 28]. Анализы по подгруппам взрослых [40] и детей [39] дали результаты, аналогичные таковым для всей популяции пациентов этих исследований [27, 28]. Монотерапия топамаксом была эффективна как для лечения парциальных, так и генерализованных типов припадков. Доля пациентов с парциальными припадками, принимавших топирамат в течение 6 [27] или 7 [28] месяцев, которые достигли 100% снижения припадков, составила до 82% [27, 28]; после 12 месяцев – 71% [27]. Соответственно доля пациентов с генерализованными припадками, у которых после 6 [27] или 7 [28] месяцев лечения топираматом отсутствовали приступы, составила до 85% [27, 28]; после 12 месяцев – около 81% [27].

Результаты рандомизированного двойного слепого сравнительного исследования монотерапии топамаксом пациентов с впервые диагностированной эпилепсией [29] продемонстрировали, что препарат не уступает по эффективности стандартным антиконвульсантам (вальпроевой кислоте и карбамазепину) как в первичном (время до выхода), так и во вторичном измерении эффективности (время до первого припадка и доля пациентов без судорог в течение последних 6 месяцев лечения). Кроме того, использование топамакса в дозе 100 мг/сут связано с наименьшим показателем выхода из исследования пациентов вследствие развития побочных реакций в сравнении с карбамазепином и вальпроатом.

Исследования по титрации доз

В рандомизированном двойном слепом исследовании (табл. 3) изучали влияние скорости титрации дозы топамакса на его эффективность. Изучали влияние двух схем титрации с одинаковой конечной планируемой дозой топирамата (400 мг/сут) [35]: среднее снижение частоты припадков в сравнении со значением в начале исследования и доли пациентов со снижением частоты припадков і 50 и 100% для групп с замедленной схемой титрации (начальная доза 50 мг/сут, титрованная по 50 мг/сут с недельными интервалами на протяжении 8 недель) и более быстрого титрования (начальная доза 100 мг/сут, титрованная по 100-200 мг/сут с недельными интервалами на протяжении 3 недель) различались в конце 12-недельной двойной слепой фазы незначительно. В разные временные точки в течение исследования межгрупповые различия также были незначительны, что указывает на то, что замедленная скорость титрации не влияла на эффективность топамакса [35].

Длительные несравнительные исследования

Топирамат обеспечивал длительный контроль припадков у взрослых и педиатрических пациентов с эпилепсий в длительных несравнительных исследованиях, некоторые [36-38] из них были продлением контролируемых плацебо исследований [32-34].

Снижение частоты припадков у пациентов, принимавших топамакс, по всем видам судорог составило до 71%. В исследованиях с разными типами приступов [36-38] снижение частоты припадков составило 68% у пациентов с первичными генерализованными тонико-клоническими судорогами [36], 64% – у пациентов с парциальной эпилепсией [37], 56% – у пациентов с дроп-атаками и 44% – для всех пациентов с судорогами, связанными с синдромом Леннокса – Гасто.

Фармакоэкономика

Влияние топирамата на качество жизни в клинических исследованиях обычно оценивается с использованием анкеты EuroQol EQ-5D, которая представляет собой общую анкету, используемую самостоятельно, при помощи которой измеряют состояние здоровья по 5 направлениям (подвижность, самообслуживание, повседневная деятельность, боль и дискомфорт, а также чувство тревоги и депрессия) [41]. EQ-5D баллы можно использовать для определения значения пользы, основываясь на социальных предпочтениях,
относящихся к состоянию здоровья; значения пользы используют для оценки количества лет жизни с учетом ее качества, добавленных лечением [30, 31, 42].

В 2-летнем исследовании [31] соотношение стоимость/польза, которое включало прямые расходы на медицинское и социальное обслуживание в Великобритании, показано, что топирамат экономически более выгодный в сравнении со стандартным лечением вальпроевой кислотой взрослых с генерализованной или неклассифицированной эпилепсией в диапазоне пороговых значений стоимости на добавленный год жизни с учетом ее качества (QALY) и предпочтительнее ламотриджина (табл. 4).

Место топирамата в лечении эпилепсии

При подборе ПЭП выбор терапии должен основываться на индивидуальных особенностях пациента, при этом необходимо учитывать следующие критерии: эффективность в контроле приступов судорог; фармакокинетические свойства; взаимодействие лекарственных средств; профиль побочных явлений; ситуации, которые специфичны или уникальны для отдельного пациента; стоимость лечения (фармакоэкономика) [3, 43, 45, 46]. Эффективность более новых ПЭП обычно подобна более старым препаратам, однако они предлагают ряд преимуществ в виде лучшей переносимости, которая может улучшить качество жизни пациента, сократить потенциал взаимодействия лекарственных средств и упростить фармакотерапию у лиц с эпилепсией [1, 2, 46].

Топирамат – единственный новый ПЭП, который назначают в качестве препарата выбора для пациентов с впервые и недавно диагностированными или резистентными парциальными припадками либо первичными генерализованными в рекомендациях Великобритании [1, 2] и рекомендациях США [47, 48] (табл. 5).

Рекомендации по использованию топирамата в качестве монотерапии или дополнительной терапии у детей и взрослых с эпилепсией в руководствах основываются на его эффективности в ходе клинических исследований. Противосудорожное действие топирамата объясняется его широким механизмом действия. В ходе рандомизированных исследований монотерапия топамаксом эффективно контролировала как парциальные, так и генерализованные судороги у детей и взрослых, включая случаи недавно диагностированной эпилепсии.

Таким образом, топамакс является препаратом выбора как для монотерапии, так и для комбинированной терапии при лечении эпилепсии у взрослых и пациентов детского возраста, в том числе впервые и недавно диагностированной.

Литература

1. NICE. Technology appraisal 76: newer drugs for epilepsy in adults. London: National Institute of Clinical Ecellence. – March, 2004.
2. NICE. Technology appraisal 79: newer drugs for epilepsy in adults. London: National Institute of Clinical Ecellence. – April, 2004.
3. LaRoche S.M., Helmes S.L. // JAMA. – 2004. – Vol. 291 (5). – P. 615-620.
4. Langtry H.D., Gillis J.C., Davis R. // Drugs. – 1997. – Vol. 54 (5). – P. 752-773.
5. Ormrod D., McClellan K. // Pediatr Drugs. – 2001. – Vol. 3 (4). – P. 293-319.
6. Shank R.P., Gardocki J.F., Streeter A.J. et al. // Epilepsia. – 2000. – Vol. 41, Supl.1. – P. S3-9.
7. Guerrini R., Parmeggiani L. // Expert Opion Pharmacother. – 2006. – Vol. 7 (6). – P. 811-823.
8. Trojnar M.K., Malek R., Chroscinska M. et al. // Pol J pharmacol. – 2002. – Vol. 54 (6). – P. 557-566.
9. Swiader M.J., Luszczki J.J., Zwolan F. et al. // Pharmacol Rep. – 2005. – Vol. 57 (3). – P. 373-379.
10. Kim D.S., Kwak S.E., Kim J.E. et al. // Neurosci Res. – 2005. – Vol. 53 (4). – P. 413-420.

Полный список литературы, включающий 52 пункта, находится в редакции.

Drugs 2007; 67 (15): 2231-2256.

]Реферат подготовил В.И. Харитонов

Наш журнал
в соцсетях:

Выпуски за 2009 Год

Содержание выпуска 7 (18), 2009

Содержание выпуска 6 (17), 2009

Содержание выпуска 5 (16), 2009

Содержание выпуска 3 (14), 2009

Содержание выпуска 2 (13), 2009

Содержание выпуска 1 (12), 2009

Выпуски текущего года

Содержание выпуска 5 (116), 2020

  1. Т. О. Скрипник

  2. Н.А.Науменко, В.И. Харитонов

  3. Ю. А. Крамар

  4. В.И.Харитонов, Д.А. Шпаченко

  5. Н.В. Чередниченко

  6. Ю.О. Сухоручкін

  7. Ю. А. Крамар

  8. Н. К. Свиридова, Т. В. Чередніченко, Н. В. Ханенко

  9. Є.О.Труфанов

  10. Ю.О. Сухоручкін

  11. О.О. Копчак

  12. Ю.А. Крамар

Содержание выпуска 4 (115), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. І.І. Марценковська

  3. Ю. А. Крамар, Г. Я. Пилягіна

  4. М. М. Орос, В. В. Грабар, А. Я. Сабовчик, Р. Ю. Яцинин

  5. М. Селихова

  6. Ю. О. Сухоручкін

Содержание выпуска 3 (114), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. Ю.А. Бабкіна

  3. О.С. Чабан, О.О. Хаустова

  4. О. С. Чабан, О. О. Хаустова

  5. Ю. О. Сухоручкін

Содержание выпуска 1, 2020

  1. А.Е. Дубенко

  2. Ю. А. Бабкина

  3. Ю.А. Крамар, К.А. Власова

  4. Ю. О. Сухоручкін

Содержание выпуска 2 (113), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. Л. А. Дзяк

  3. Ф. Є. Дубенко, І. В. Реміняк, Ю. А. Бабкіна, Ю. К. Реміняк

  4. А. В. Демченко, Дж. Н. Аравицька

  5. Ю. А. Крамар

  6. П. В. Кидонь

Содержание выпуска 1 (112), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. Ю.А. Крамар

  3. М.М. Орос, В.В. Грабар

  4. В.И. Харитонов, Д.А. Шпаченко

  5. L. Boschloo, E. Bekhuis, E.S. Weitz et al.