сховати меню

Возможности кветиапина XR в лечении шизофрении

В журнале European Psychiatric Review (2008;1 (2): 70­75) опубликован отчет M. Hans­Jurgen, M. Richard, R. Michael et al. из Мюнхенского университета (Германия), посвященный использованию кветиапина XR в терапии шизофрении. Представляем вашему вниманию его краткое содержание.

Шизофрения – это тяжелое заболевание с серьезными последствиями для индивидуального и социального функционирования пациента. Первой линией терапии данных больных является применение атипичных антипсихотиков. Однако такие побочные эффекты, как седация, экстапирамидная симптоматика (ЭПС), метаболические нарушения и существенное увеличение массы тела, которые могут привести к снижению приверженности пациента лечению, стали основной проблемой. Кветиапин относится к наиболее часто употребляемым антипсихотикам и наряду с клозапином имеет наименьшую вероятность развития ЭПС. Препарат был разрешен Управлением по контролю над качеством пищевых продуктов и лекарственных средств США (FDA) в 1997 г., а с 2007 г. стал доступен в виде пролонгированной формы (кветиапин XR). Преимуществами данной формы является однократный прием в течение суток и достижение адекватной дозировки в течение 2­3 дней без риска развития побочных эффектов.

Механизм действия
Кветиапин XR применяется для лечения шизофрении и профилактики обострений у пациентов с ремиссией.
Препарат воздействует на те же рецепторы, что и кветиапин быстрого высвобождения, и, как и его активный метаболит N­дезалкилкветиапин, имеет высокий аффинитет к дофаминовым рецепторам D1 и D2, серотониновым – 5­HT, гистаминовым, адренорецепторам 1, 2 и рецепторам 5­HT1А. Активный метаболит N­дезалкилкветиапин имеет высокое сродство к белку­транспортеру норэпинефрину (норадреналин). Кветиапин короткого действия обладает свойством кратковременной блокады D2­рецепторов: например, только 58­64% рецепторов заблокировано на протяжении 2­3 часов после приема однократной дозы, со снижением до 0­27% блокады D2 через 12 часов после приема последней дозировки. Такая быстрота обусловливает крайне низкий уровень развития ЭПС и повышения пролактина, однако является достаточной для поддержания антипсихотического действия. Для определения соответствия по эффективности ретардированной формы кветиапина в отношении блокады центральных рецепторов с препаратами быстрого высвобождения Mamo et al. провели исследование при помощи позитронно­эмиссионной томографии (ПЭТ) с контрастом (11С­раклоприд, меченный радиоактивным изотопом агонист D2/D3­рецепторов). Среди 12 больных шизофренией в трех группах (дозы 300, 600 и 800 мг/сут) они обнаружили, что средняя концентрация в плазме во всех группах была выше на пиковом уровне, чем на протяжении всего периода высвобождения ретардированной формы, а средний уровень в плазме между формами препарата существенно не различался. Уровень блокады D2­рецепторов был значительно выше на пике, чем в коридоре доз для обеих форм и всех дозировок, кроме 800 мг/сут. Кроме того, кветиапин XR показал дозозависимый эффект.

Фармакокинетика
Кветиапин хорошо всасывается при пероральном приеме, с максимумом концентрации в плазме (tmax) через 6 часов после приема. Для кветиапина быстрого высвобождения это время составляет 1,5 часа после применения (рис. 1). Однократный прием дозы кветиапина XR дает такую же общую концентрацию, как и двухкратный кветиапина короткого действия. Уровень концентрации в плазме кветиапина и его активного метаболита прямо пропорционален принимаемой дозе до уровня 800 мг/сут. При сравнении кветиапина XR и кветиапина IR временной промежуток концентрации в плазме (площадь под кривой) эквивалентны, но среднее значение максимальной концентрации остается стабильно ниже на 13%, а для активного метаболита N­дезалкилкветиапина – на 18% (495,3 в сравнении с 568 тг/мл). На биодоступность кветиапина при однократном приеме влияет употребление жирной пищи (приблизительно 0,8­1 Кка­­л), демонстрируя подъем tmax и площади под кривой на 40­52 и 20­22% соответственно. Согласно Juckel et al., низкокалорийная пища (до 300 калорий) на фармакокинетику не влияет.
Кветиапин преимущественно метаболизируется печенью со средним периодом полувыведения 7 часов для кветиапина и от 9 до 12 – для N­дезалкилкветиапина. Постоянная концентрация достигается в течение 2 дней с начала лечения. Около 1% кветиапина экскретируется в неизменном виде, а 99% метаболизируется в печени при помощи сульфооксидации до сульфоксида и оксидируется до родственного окисленного метаболита. Эти метаболиты не имеют фармакологической активности. Процесс метаболизма происходит в системе цитохрома P450 изоферментом 3А4. Еще один активный метаболит, 4­гидроксикветиапин, образуется с помощью CYP2D6.
На фармакокинетику не влияют пол, раса и курение, однако коррекция дозы может потребоваться у лиц пожилого возраста с учетом вероятной печеночной недостаточности.

Возможные взаимодействия
Результаты, полученные in vitro, свидетельствуют о том, что кветиапин и его метаболиты имеют свойство ингибировать или стимулировать цитохромы P450 1А2, 2С9, 2С19, 2D6 и 3А4. Клиренс перорального кветиапина повышается индукторами цитохрома P450 3А4 и снижается ингибиторами данного фермента.

Исследования клинической эффективности
На данный момент имеется база из 20 завершенных исследований по кветиапину XR касательно его фармакокинетики (7), клинической фармакологии (6), переносимости (5) и других аспектов (2). В этих испытаниях суммарно принял участие 3231 пациент, у 1677 диагностирована шизофрения, 951 включен в краткосрочные исследования, длившиеся на протяжении 6 недель, 327 – в длительные, в которых изучали противорецидивные возможности препарата, 808 переведены из одного исследования в другое. Для оценки психического статуса использовали стандартные материалы, в том числе шкалу позитивной и негативной симптоматики (PANSS) и шкалу общего клинического впечатления (CGI). Критериями включения были: возраст от 18 до 65 лет, установленный диагноз шизофрении в соответствии с критериями DSM­IV, учитывая кататоническую, параноидную, гебефренную и недифференцированную формы. Критериями исключения служили: любой сопутствующий психиатрический диагноз, зависимость от психоактивных веществ или клинически значимые соматические заболевания. Статистический анализ проводили среди разделенных на три популяции больных: все получавшие препарат пациенты и те, у которых отмечалось изменение хотя бы по одному показателю PANSS; пациенты, у которых отклонение по протоколу было недостаточным; все больные после разделения, принявшие хотя бы одну дозу препарата (контрольная группа).

Клиническая эффективность при краткосрочной терапии
В трех исследованиях изучали эффективность и безопасность кветиапина XR у лиц с острой шизофренией. Во всех испытаниях конечным результатом было принято изменение по шкале PANSS спустя 6 недель. Все исследования были рандомизированными двойными слепыми контролируемыми плацебо. В первом опубликованном кратковременном испытании, проведенном Kahn et al., принимали участие 588 пациентов из 39 центров. Из них 573 больных были включены в MITT­анализ (анализ результатов исследования, исходя из распределения по группам на этапе рандомизации). Дополнительными критериями включения являлись показатели по CGI 4 и PANSS 70 ( 4 в отдельных параметрах такой продуктивной симптоматики, как бред, галлюцинации, нарушение мышления). Пациентов разделили на пять групп. Кветиапин XR назначали, начиная с дозы 300 мг с повышением за 1­2 дня до 400­600 мг/сут, в одной группе – до 800 мг/сут. Четвертая группа принимала вначале 50 мг кветиапина IR, с постепенной титрацией дозировки до 400 мг/сут на 5­й день. Последняя, пятая группа, получала плацебо. Все четыре группы активной терапии продемонстрировали значительные изменения показателей по шкале PANSS на протяжении 6 недель. Группы, где кветиапин XR назначали в дозировках 600 и 800 мг/сут, продемонстрировали наиболее значимые результаты: ­30,9 и ­31,9 соответственно в сравнении с ­18,8 в группе плацебо, р < 0,001 (рис. 2). Разница в ответе на различные дозировки была значительной, обнаруживая существенное преимущество высоких доз кветиапина XR перед низкими. При вторичном анализе полученные ранее результаты были подтверждены, снижение показателей в группах активной терапии по PANSS и CGI было выше по сравнению с плацебо.

Клиническая эффективность при длительной терапии
Peuskens et al. исследовали эффективность кветиапина XR при длительной терапии в рандомизированном двойном слепом контролируемом плацебо исследовании, проводимом в 26 центрах. В испытание включали пациентов с установленным на протяжении, как минимум, 2 лет диагнозом шизофрении (n = 327). Больные должны были быть клинически стабильными в соответствии с CGI (балл 4) и у них не должно было быть смены препарата на протяжении 4 недель до включения. Пациенты начинали с 16­недельного периода стабилизации с последующим переходом на открытый прием кветиапина XR с периодом кросс­титрации дозами 300 мг в первый день и 600 мг во второй день, а также варьирующимися дозировками 400, 600 и 800 мг/сут.
Препарат, который использовали ранее для поддерживающего лечения, отменяли постепенно на протяжении 4 дней, снижая дозу ежедневно на 25%. Клинически стабильные пациенты (общий балл по шкале PANSS 60) впоследствии включались в рандомизацию, двойную слепую фазу, и далее принимали различные дозы кветиапина XR (400, 600, 800 мг/сут) или плацебо. Первичной контрольной точкой был момент обострения шизофренической симптоматики. Таковым считались госпитализация пациента в связи с шизофренией, увеличение балла по шкале PANSS до 30% от исходного, по CGI 6 или же необходимость в назначении дополнительного антипсихотического средства.
При первичном анализе риск развития обострений оказался статистически значительно ниже (на 87%) в группе кветиапина XR (р < 0,0001). В данной группе 90% пациентов оставались в ремиссии на протяжении 3,1 месяца в сравнении с 0,8 месяца в группе плацебо. Однако 11 (11,7%) участников из группы кветиапина XR перенесли обострение по сравнению с 50 (48,5%) – плацебо (рис. 3). Риск обострений в первые 6 месяцев составил 68,2% в группе плацебо по сравнению с 14,3% – во второй. Ни одному пациенту из группы кветиапина XR при обострении не потребовалась госпитализация. При вторичном анализе было обнаружено преимущество кветиапина XR по шкале PANSS на последнем визите и лучшие результаты по CGI.

vozkv1.jpg vozkv2.jpg
vozkv3.jpg vozkv4.jpg

Исследования переключения
Moller et al. провели рандомизированное двойное слепое мультицентровое исследование в параллельных группах с использованием режима фиксированных доз более 6 недель в 74 центрах во всем мире. После 4 недель приема стабильных доз кветиапина IR (400, 600 или 800 мг/сут) дважды в день в начальной фазе пациентов разделяли на группы: в одной продолжали применение кветиапина IR дважды в день, в другой больных перевели на однократный прием кветиапина XR. В итоге 630 пациентов было включено в исследование и 497 из них разделено при лечении. Все больные были амбулаторными и демонстрировали балл по CGI 3. При первичном анализе кветиапин XR не уступал по эффективности кветиапину IR. При вторичной оценке обнаружили стабильность показателей по шкале PANSS и данных относительно переносимости. Эффективность не ниже, чем у кветиапина IR, была доказана и во второй популяции пациентов (р = 0,0017) с граничным значением 6% (рис. 4). По всем критериям вторичной оценки показатели были схожи в обеих группах терапии.
Ganesan et al. провели 12­недельное открытое исследование по всему миру (65 центров во всем мире). Пациентов переводили с предыдущей антипсихотической терапии (в виду ее неэффективности или плохой переносимости) на кветиапин XR с варьирующимся режимом дозировок. Схема перевода была такой же, как и в испытаниях длительной эффективности. Из 533 включенных больных, 477 перевели на лечение кветиапином XR. Первичный анализ учитывал процент лиц с клиническим улучшением по шкале CGI на 12­й неделе терапии. Из всех пациентов 295 (62,8%) соответствовали этим критериям (р < 0,0001 для всех участников). Значительное клиническое улучшение демонстрировали больные, ранее получавшие типичные антипсихотики. Снижение балла по шкале PANSS было более выражено у пациентов, которые были переведены в связи с недостаточной эффективностью, чем у тех, которых перевели из­за плохой переносимости.

Переносимость
Профиль переносимости оценивали по количеству спонтанно обнаруженных побочных эффектов, лабораторным показателям, электрокардиограмме, измерению основных жизненных показателей и наличию ЭПС с помощью шкалы акатизии Барнса (BAS) и шкалы Симпсона – Ангуса (SAS), а также использования антихолинергических препаратов.
Предполагалось, что быстрая титрация дозы кветиапина XR на первой неделе активной терапии приведет к возникновению высокого уровня побочных явлений. Согласно Kahn et al., в исследовании кратковременной эффективности кветиапин показал хорошую переносимость в фазе быстрой титрации дозы с повышенным уровнем возникновения сонливости и головокружения в группе активной терапии. Более того, лишь 4 пациента прекратили лечение из­за побочных эффектов на первой неделе и ни один не отказался от продолжения терапии при повышении дозировки в течение 3 дней. По данным Ganesan et al., в исследовании со сменой режима терапии 8 больных отказались от продолжения в связи с побочными явлениями в первые 4 дня титрации дозы. Наиболее распространенные побочные эффекты в период смены режима лечения: заторможенность (12,4%), сонливость(11,3%) , головокружение (10,1%) и сухость во рту (9,0%).

Побочные эффекты
В целом количество случаев возникновения побочных реакций в представленных исследованиях колебалось от 31,9 до 72,5% (по данным компании AstraZeneca). В исследовании Kahn et al. уровень побочных эффектов в группе активной терапии был выше по сравнению с плацебо, но схож в группах кветиапина XR и кветиапина IR. У кветиапина XR отсутствовала дозозависимая связь между какими­либо побочными явлениями, кроме сонливости. В пяти случаях побочные эффекты были расценены как серьезные и связанные с терапией. Описан один смертельный случай во время приема кветиапина IR, но его связь с терапией не была доказана.
Moller et al. в испытании со сменой терапии докладывали о 13 случаях развития серьезных побочных реакций, в 11 приведших к отказу от терапии на начальной стадии, но ни в одном из них их связь с терапией достоверно не доказана.
Ни одно побочное действие не достигало частоты 5% и только агрессивность и обострение психотической симптоматики были достоверно связаны с приемом препарата. Наиболее частые причины отказа от терапии в исследованиях: седация, головокружение, обострение психотической симптоматики. У 3 пациентов имелись серьезные побочные эффекты с подтвержденной связью с лечением (ЭПС и обострение психотической симптоматики). Два смертельных случая описано во время терапии исследуемым препаратом, но их связь с лечением достоверно не установлена.
Peuskens et al. в длительном исследовании переносимости еще на стадии стабилизации обнаружили 49,8% пациентов с побочными реакциями вследствие проводимой терапии. Однако серьезных побочных действий не выявлено. В фазе рандомизации определили три существенных побочных эффекта, такие как бессонница, тревога и гипергидроз, и один пациент из группы плацебо совершил суицид. Однако связь их с проводимой терапией не была доказана.

Экстрапирамидная симптоматика
Kahn et al. в исследовании кратковременной эффективности препаратов отметили снижение либо отсутствие изменений в уровнях оценки по шкалам ВАS и SAS на 6­й неделе по сравнению с нормой во всех группах терапии. Соответственно уровень применения антихолинергических средств был ниже во всех группах терапии, а у кветиапина XR – существенно ниже по сравнению с двумя другими группами (0,9, 0,9 и 1,7% для кветиапина XR в дозах 400, 600 и 800 мг соответственно, 4,1% для кветиапина IR и 2,5% для плацебо).
Moller et al. в исследовании с переходом на терапию кветиапином обнаружили схожую частоту развития побочных эффектов в двух группах. Изменения по шкале SAS показали улучшение в 20,7% случаев и отсутствие каких­либо изменений – в 69,3%. В группе кветиапина IR у 21,1% больных было улучшение, у 76,5% – без изменений. Более чем у 90% пациентов отсутствовали изменения при оценке по шкале BAS. Использование антихолинергических препаратов было крайне низким в обеих группах терапии (0,9% в группе кветиапина XR в сравнении с 0,6% – кветиапина IR).
Схожими были результаты, полученные в исследовании Kahn et al., где уменьшение баллов по шкалам SAS и BAS было статистически значимым. Количество больных, принимавших анихолинергические средства, снизилось с 20,8% в начале до 9,1% на 12­й неделе лечения. Вероятность возникновения ЭПС при длительной терапии была аналогична таковой в группе плацебо. Прием антихолинергических препаратов был низкий на протяжении всего исследования.

Седация и головокружение
В исследовании кветиапина XR в краткосрочной терапии заторможенность и седация были наиболее распространенными побочными эффектами, возникавшими в 7,1, 8,8 и 11,6% случая в зависимости от дозировки кветиапина XR 400, 600 и 800 мг/сут соответственно, в 7,3% случая в группе кветиапина IR и в 1,7% – плацебо.
Сонливость, наблюдавшаяся в процессе лечения, в меньшей степени проявлялась в исследованиях со сменой терапии и в наименьшей – при длительном приеме в исследовании эффективности в профилактике обострений. Тем не менее, в период рандомизации в длительном исследовании у 2 пациентов группы плацебо появились жалобы на сонливость, в то время как у принимавших кветиапин XR их не было вовсе. По мнению авторов, причиной развития данного эффекта стала отмена кветиапина XR.
Клиническое значение седативного действия может быть важным для лиц с жалобами на нарушения сна, у которых требуется назначение дополнительных медикаментов. В соответствии с результатами краткосрочного исследования, процент пациентов, нуждавшихся в дополнительном назначении снотворных препаратов, был выше в группе плацебо по сравнению с таковой кветиапина. Частота появления бессонницы в группе плацебо была вдвое выше при сопоставлении с группой активной терапии при длительно длившемся испытании. Головокружение чаще всего возникало в исследовании при смене терапии, и частота его развития была одинакова при приеме кветиапина XR и кветиапина IR в краткосрочных исследованиях и таковом со сменой терапии.

Изменение веса
Повышение веса – самый распространенный побочный эффект второй генерации антипсихотиков и наиболее частая причина отказа от поддерживающего лечения у лиц с шизофренией. Прибавка в весе, ассоциированная с терапией кветиапином XR, была незначительной во всех исследованиях (1,09­1,8 кг). Увеличение массы тела в группе кветиапина IR было немного более значительным. Пациенты, переведенные на терапию кветиапином XR из­за прибавки в весе при преды­дущей терапии, потеряли 1,6 кг за 12 недель. У больных группы плацебо в длительном исследовании вес снизился, тогда как у оставшихся на кветиапине XR он незначительно повысился.

Влияние на уровень пролактина
В исследовании краткосрочной эффективности препаратов Kahn et al. уровень пролактина снизился во всех терапевтических группах (­24,11 нг/мл при приеме плацебо в сравнении с 24,37, ­19,83 и ­14,18 нг/мл – кветиапина XR в дозах 400, 600 и 800 мг/сут соответственно; ­24,09 нг/мл – кветиапина IR). Подобные результаты были достигнуты в испытании при смене лечения Ganesan et al. со средним снижением на 529,1 (24,96) уровня пролактина за 12 недель, у 90,5% пациентов с повышенным уровнем пролактина он снизился до нормального. Данные по уровню пролактина на протяжении исследования эффективности препарата при смене терапии Moller et al. предоставлены компанией AstraZeneca, они демонстрируют незначительное повышение пролактина в обоих группах лечения.

Гипергликемия, сахарный диабет 2­го типа
Изменение уровня глюкозы крови и развитие сахарного диабета 2­го типа у лиц с шизофренией составляют основную проблему применения атипичных антипсихотиков. В исследовании Kahn et al. уровень глюкозы и гликозированного гемоглобина оставался неизменным в обеих группах. Изменения уровня глюкозы и гликозированного гемоглобина были незначительными и существенно не различались в испытаниях Ganesan et al. и Moller et al. при смене терапии (96,4% пациентов имели нормальный уровень глюкозы крови, у 3,6% отмечалось повышение), у 0,8% наблюдалось увеличение уровня гликозированного гемоглобина. На протяжении длительного исследования переносимости Pauskens et al. ни один из описанных побочных эффектов не был связан с диабетом. Интересен тот факт, что процент лиц, у которых уровень глюкозы в крови повышался, был наибольшим в группе плацебо по сравнению с таковой кветиапина XR (8,0 и 4,1% соответственно). Уровень гликозированого гемоглобина существенно не изменялся в какой­либо фазе исследования.

Гематологические и биохимические изменения
Суммарные изменения в биохимии крови в исследовании Kahn et al. были незначительными и существенно варьировались индивидуально. Пациенты, принимавшие активное вещество, демонстрировали повышение уровня холестерина и триглицеридов по сравнению с группой плацебо. Изменения были более явными в группе кветиапина IR. Уровень триглицеридов повышался незначительно и в испытании Ganesan et al. при смене терапии в течение 12 недель. В длительном исследовании Peuskens et al. выявили отсутствие пациентов с клинически значимым изменением сывороточного уровня липопротеинов. Во время испытания также было обнаружено 11 пациентов с низким уровнем нейтрофилов в фазе стабилизации, который пришел в норму после рандомизации. Не описан ни один случай агранулоцитоза или повышения уровня печеночных трансаминаз на протяжении длительно протекающего исследования.

Сердечно­сосудистая система
Описан единичный случай ортостатической гипотензии у пациента группы кветиапина XR в дозе 800 мг и у двух больных – кветиапина XR по 400 мг в 6­недельном исследовании Kahn et al. Тахикардия наблюдалась в 1,2% случая у пациентов обоих групп после рандомизации в испытании Moller et al. Синкопальные состояния не описаны ни в одной из групп, а ортостатическая гипотензия – у оного больного в каждой группе. Частота пульса незначительно повышалась в фазе рандомизации в группе активной терапии в исследовании Peuskens et al. Об изменениях в длительности интервала QТ, отростатической гипотензии и синкопе не сообщалось.

Приверженность терапии
Однократный прием всей дозы подразумевает повышение уровня приверженности терапии. К сожалению, не все данные, полученные в исследованиях, свидетельствуют в пользу этого. После подсчета количества таблеток обнаружилось, что 95% пациентов в испытании Ganesan et al. при смене терапии принимали только 70% медикаментов. Подобные результаты получены и в исследовании длительной терапии Pauskens et al.

Выводы
Было проведено несколько исследований с целью оценить новую форму кветиапина с продленным высвобождением в клинической практике. Режим быстрой титрации дозы за 3 дня оказался безопасным и хорошо переносился пациентами. Кроме того, быстрая отмена кветиапина XR на протяжении 4 дней не вызывала раннего феномена «отдачи» или случаев возникновения психозов на протяжении 2 недель после его отмены, как описывалось при приеме других антиспихотиков.
При переходе без периода кросс­титрации с использованием на следующий день после кветиапина IR кветиапин XR не выявлено большого числа описанных побочных явлений.
Кветиапин XR оказался эффективным в лечении лиц с острой шизофренией и имел преимущество перед плацебо в профилактике последующих обострений. Перевод стабильных пациентов с кветиапина IR на кветиапин XR не имеет отрицательных сторон во времени развития и поддержания эффекта. По результатам ПЭТ, выявлен сопоставимый уровень блокады D2­рецепторов, предполагавший соответствующую клиническую эффективность.
По профилю побочных эффектов кветиапин XR сопоставим с кветиапином IR. Никаких неожиданных побочных реакций не обнаружено. Частота возникновения ЭПС соответствовала уровню плацебо. Увеличение массы тела и изменения липидного профиля крови были незначительными. Наиболее ощутимыми побочными эффектами были сонливость, заторможенность и головокружение.
В заключение следует отметить, что кветиапин XR является препаратом с хорошей переносимостью и эффективностью, который готов привнести новые возможности в фармакологическое лечение лиц с шизофренией. Однократный режим приема может повысить приверженность пациентов терапии. Как ранее кветиапин IR, так и кветиапин XR впоследствии может также применятся при биполярном аффективном психозе, но для этого требуется новая доказательная база.

Подготовил Олег Ладыженский

Наш журнал
у соцмережах:

Випуски за 2010 Рік

Зміст випуску 5-2, 2010

Зміст випуску 2-1, 2010

Зміст випуску 8 (27), 2010

Зміст випуску 7 (26), 2010

Зміст випуску 6 (25), 2010

Зміст випуску 5 (24), 2010

Зміст випуску 4 (23), 2010

Зміст випуску 3 (22), 2010

Зміст випуску 2 (21), 2010

Зміст випуску 1 (20), 2010

Випуски поточного року

Зміст випуску 5 (116), 2020

  1. Т. О. Скрипник

  2. Н.А.Науменко, В.И. Харитонов

  3. Ю. А. Крамар

  4. В.И.Харитонов, Д.А. Шпаченко

  5. Н.В. Чередниченко

  6. Ю.О. Сухоручкін

  7. Ю. А. Крамар

  8. Н. К. Свиридова, Т. В. Чередніченко, Н. В. Ханенко

  9. Є.О.Труфанов

  10. Ю.О. Сухоручкін

  11. О.О. Копчак

  12. Ю.А. Крамар

Зміст випуску 4 (115), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. І.І. Марценковська

  3. Ю. А. Крамар, Г. Я. Пилягіна

  4. М. М. Орос, В. В. Грабар, А. Я. Сабовчик, Р. Ю. Яцинин

  5. М. Селихова

  6. Ю. О. Сухоручкін

Зміст випуску 3 (114), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. Ю.А. Бабкіна

  3. О.С. Чабан, О.О. Хаустова

  4. О. С. Чабан, О. О. Хаустова

  5. Ю. О. Сухоручкін

Зміст випуску 1, 2020

  1. А.Е. Дубенко

  2. Ю. А. Бабкина

  3. Ю.А. Крамар, К.А. Власова

  4. Ю. О. Сухоручкін

Зміст випуску 2 (113), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. Л. А. Дзяк

  3. Ф. Є. Дубенко, І. В. Реміняк, Ю. А. Бабкіна, Ю. К. Реміняк

  4. А. В. Демченко, Дж. Н. Аравицька

  5. Ю. А. Крамар

  6. П. В. Кидонь

Зміст випуску 1 (112), 2020

  1. Ю.А. Бабкина

  2. Ю.А. Крамар

  3. М.М. Орос, В.В. Грабар

  4. В.И. Харитонов, Д.А. Шпаченко

  5. L. Boschloo, E. Bekhuis, E.S. Weitz et al.