Разделы: Лекция |

Семейная психотерапия при алкоголизме

О.Г. Сыропятов, Украинская военно-медицинская академия; Н.А. Дзеружинская, Украинский НИИ социальной и судебной психиатрии и наркологии; А.Е. Мухоморов, Я.В. Стовбург, Главный военный клинический госпиталь МО Украины, г. Киев

Несмотря на то что 95% людей на протяжении жизни употребляют алкоголь, нет точных данных, которые бы адекватно определяли количество злоупотребляющих алкоголем или имеющих зависимость [1]. Показатель учтенной заболеваемости алкоголизмом в Российской Федерации в 2006 г. составил 1618,73 на 100 тыс. населения.

Эта патология наиболее распространена в молодом возрасте (15-30 лет), у лиц разведенных или одиноких, с более низким уровнем образования и антисоциальными тенденциями в подростковом возрасте. Алкогольные проблемы более характерны для мужчин, чем для женщин (2-3 : 1). У женщин злоупотребление алкоголем отмечается в более позднем возрасте с редкими спонтанными ремиссиями.

Злоупотребление алкоголем играет значительную роль в совершении противоправных действий и суицидов. В среднем длительность жизни больных укорачивается на 10 лет по сравнению со здоровыми [2]. В условиях кризиса возрастает число людей, употребляющих психоактивные вещества. Поэтому в настоящих социально-экономических условиях следует ожидать увеличения числа больных алкоголизмом, что делает тему психотерапии алкоголизма чрезвычайно актуальной. Ее можно рассматривать как элемент противокризисной программы здравоохранения Украины.

Зависимость от алкоголя – результат сложного взаимодействия биологической ранимости организма и влияния факторов окружающей среды. В патогенезе алкоголизма существенную роль играют биохимические нарушения. Ряд метаболитов алкоголя влияет на определенные системы и структуры мозга. Возникают изменения нейрохимической адаптации мозга на клеточном уровне, катехоламиновой нейромедиации в лимбических структурах, в частности в «системе подкрепления». Это приводит к зависимости организма от алкоголя для поддержания установившегося патологического гомеостаза. Ключевым психопатологическим расстройством в отечественной наркологии считается синдром зависимости с характерными признаками патологического влечения к алкоголю.

В терапии синдрома зависимости выделяют два определяющих этапа. Первый характеризуется интенсивной терапией острых состояний – лечение абстинентного синдрома и подавление первичного патологического влечения к алкоголю. Второй этап – это противорецидивная терапия и подавление психопатологических аффективных, поведенческих, когнитивных и соматических расстройств, связанных с проявлением вторичного патологического влечения к алкоголю. На втором этапе лечения алкоголизма, помимо биологической терапии, большое значение приобретает психотерапия.

Психотерапевтические методы, применяемые при лечении больных с зависимостью от психоактивных веществ, делятся на три основные группы, которые различаются по характеру воздействия: манипулятивной стратегии, развивающие личность, синтетические [3].

Методы манипулятивного характера адресованы главным образом к патологическим процессам. Пациента рассматривают как объект воздействия, цель – изменение его поведения. Терапия часто непродолжительна, результат достигается относительно быстро, но он неустойчив. Взаимоотношения пациента и психотерапевта характеризуются паттернализмом со стороны врача с принятием на себя ответственности за результат лечения. К таким методам можно отнести суггестивную и поведенческую терапию.

При методах психотерапии, развивающих личность, пациент выступает как субъект воздействия, цель – трансформация личности. Терапия достаточно продолжительна и трудоемка. Результаты достигаются относительно медленно, но более устойчивы, чем при использовании манипулятивных методов. Взаимоотношения психотерапевта и пациента характеризуются партнерством. К этой группе методов относят психоанализ, гештальт-терапию, клиентцентрированную терапию по К. Роджерсу и другие методы гуманистической ориентации.

Начиная с середины 70-х гг. прошлого века в психотерапии пациентов с зависимостью от психоактивных веществ и алкоголизмом, в частности, ведущую роль занимает семейная психотерапия. Необходимость вовлечения семьи в процесс лечения и реабилитации больных алкоголизмом не требует специальных доказательств. Согласно концепции психогенеза алкоголизма S. Reichelt-Nauseef и C. Hedder, последний понимается не только как патология индивидуума, но и как результат взаимодействия между всеми членами семьи или как часть функционирования структуры семьи, направленной на сохранение семейного гомеостаза. Как показывает опыт работы с семьями больных алкоголизмом, такие лежащие в основе патологического влечения к алкоголю мотивы, как использование его в качестве средства повышения самооценки, компенсации каких-либо недостающих форм или способов удовлетворения потребностей, «общения – коммуникации», межличностной защиты – манипуляции, формируются в основном в результате неправильного семейного воспитания – по типу явного и скрытого эмоционального отвержения и гипопротекции. Как показано в диссертационном исследовании Т.Г. Рыбаковой [5], у жен алкоголиков в период ремиссии алкоголизма мужа усиливаются невротические симптомы. Характерно, что на эмоциональном уровне жена может воспринимать пьяного мужа как сильного, неординарного, яркого человека, а трезвого – как скучного и слабого, который не любит ее и не обращает на нее никакого внимания. На вербальном уровне в первом случае произносятся слова осуждения, во втором – «объективное» и отстраненное одобрение. Общей для жен больных алкоголизмом оказывается склонность к эмоциональной неустойчивости, обратимая при гармонизации семейных отношений.

Среди применяемых методик семейной психотерапии можно выделить несколько наиболее распространенных: индивидуальная психотерапия с каждым членом семьи; психотерапия с отдельными семейными парами; групповая психотерапия супружеских пар, в некоторых случаях включающая раздельно проводимую групповую психотерапию мужей и жен; участие семей в клубах трезвости и психотерапевтических сообществах; психотерапия детей больных алкоголизмом.

В связи со сложностью отношений в семьях больных алкоголизмом и многообразием задач семейной психотерапии наиболее оправданным представляется дифференцированно-комплексный (синтетический) подход, основанный на учете потребности в терапии каждого члена семьи. Постоянным компонентом комплекса методик семейной психотерапии при алкоголизме является индивидуальная психотерапия с каждым членом семьи.

В рамках психологических теорий алкоголизма существуют представления о данной зависимости как о форме самодеструктивного поведения. Иными словами, психологические механизмы формирования и протекания алкогольной зависимости опосредуются личностью, всей системой ее отношений. На начальных стадиях алкоголь часто выступает средством снятия хронического психоэмоционального напряжения, возникающего в связи с нарушением личностно-средового взаимодействия и тех внутриличностных условий, которые препятствуют адаптации. В рамках алкогольной зависимости патологически изменяется система ценностей и мотивационно-потребностная сфера человека. Происходит, как это показал Б.С. Братусь, «сдвиг мотива на цель» [6.] Интрапсихический конфликт, возникающий при систематическом употреблении алкоголя, во многом разрешается благодаря действию механизмов психологической защиты, которое делает для человека неосознаваемой значительную часть информации, касающейся его самого. В силу этого многие стандартные опросники у больных алкоголизмом дают искаженные результаты. В то же время необходимым условием успешной психотерапии считается определение «психотерапевтических мишеней».

Индивидуальной психотерапии больных алкоголизмом должен предшествовать этап психодиагностики. Когнитивная теория личности – теория личностных конструктов, разработанная американским психологом Дж. Келли, имеет своей целью объяснить то, каким образом личность интерпретирует и прогнозирует свой жизненный опыт, предвосхищает и конструирует будущие события, управляет переживаемыми событиями [7]. Проведенное А.В. Трусовой исследование выявило, что систему личностных конструктов больных алкоголизмом определяют низкие показатели интенсивности внутренних связей, что свидетельствует о затруднительности однозначных прогнозов для данной группы пациентов с высокой степенью неопределенности в ситуациях социального взаимодействия; высокие показатели противоречивости и аморфности, что подтверждает низкую мотивацию к лечению, характерную в целом для аддиктивных больных, наличие «борьбы мотивов», низкую степень осознанности поведения. Недифференцированная позиция «я», выявленная у больных с алкогольной зависимостью, а также повышенная значимость категории социальной позитивности в системе их личностных конструктов, характеризуют действие психологических защитных механизмов, лежащих в основе анозогнозии. В процессе краткосрочной терапии у больных алкоголизмом повышается роль конструктов, относящихся к особенностям активного индивидуального стиля жизни, становится более четким и дифференцированным восприятие собственных социальных ролей, а общая значимость социальной позитивности снижается. Особенно важными в личном психосемантическом пространстве лиц с алкогольной зависимостью являются факторы социального признания и межличностного взаимодействия, причем в процессе психотерапии увеличивается осознанность роли индивидуальных усилий и мотивации, что свидетельствует о повышении ответственности за собственную жизнь и здоровье, а также об изменении критериев социальной перцепции [8].

Индивидуальную психотерапию следует расценивать как необходимый и постоянный компонент семейной психотерапии при алкоголизме. Индивидуальная психотерапия позволяет точнее оценить истинную глубину переживаний существующего конфликта и особенности понимания членами семьи сложившихся взаимоотношений. При ее проведении также осуществляется обратная связь пациентов в групповых формах психотерапии.Индивидуальная психотерапия позволяет достичь определенного результата, но как отмечал видный американский психиатр, один из основателей семейной терапии Карл Витакер: «Индивидуальная терапия – вещь хрупкая, ее достижения легко уничтожить после окончания, на нее сильно влияют процессы жизни. Изменение семейной системы – это изменение инфраструктуры, поэтому оно гораздо более устойчиво; процесс изменения продолжается в инфраструктуре, находясь глубже уровня его осознания семьей или терапевтом» [9]. Выздоровление от алкоголизма редко означает, что зависимый человек просто прекращает пить. Зависимость – это семейное заболевание, которое можно рассматривать как проявление дисфункции семьи. Семейные отношения, наиболее значимые для человека, играют ведущую роль в формировании патогенных ситуаций и психических нарушений. Из этого следует, что система помощи должна предусматривать не только лечение зависимости от алкоголя у самого больного, но и имеющихся расстройств у других членов семьи, обозначаемых термином «созависимость».

У созависимого члена семьи (обычно это женщины – жена, мать, дочь) обнаруживают следующие проявления семейного кризиса: чувство дискомфорта, повышенную тревожность; невротические и эмоциональные нарушения; неэффективность старых способов взаимодействия с пьющим членом семьи; резкое снижение уровня удовлетворенности внутрисемейными взаимоотношениями; ощущение безысходности и тщетность усилий, предпринимаемых с целью изменить ситуацию; неспособность обнаружить новые конструктивные выходы из созависимых отношений; надежда на чудесное исцеление алкоголезависимого члена семьи, никак не связанное с собственными изменениями; закрытость (или социальная изоляция) семьи, связанная с необходимостью скрывать проблему алкоголизма; рост семейных конфликтов, негативных эмоций и жесткой критики; разрушение семейных традиций.

Больной алкоголизмом человек оказывает сильнейшее эмоциональное воздействие на ближайших членов семьи. Его поведение, особенности его личности во многом противоречат ожиданиям членов семьи, их представлениям о том, каким должен быть человек – муж, сын, брат. Поэтому эмоциональные реакции близких на поведение и многие особенности личности больного алкоголизмом – это, как правило, возмущение, обида, раздражение, злость, разочарование, отчаяние, подавленность, апатия. Чем сильнее искажаются эмоции членов семьи пьющего человека, тем менее адекватную помощь они могут оказать. Отношения практически во всех таких семьях обычно носят не помогающий, а деструктивный характер. Созависимость выглядит как зеркальное отражение зависимости. Созависимые члены семьи используют такие правила и формы взаимоотношений, которые поддерживают семью в дисфункциональном состоянии. По своей сути созависимость – это деструктивная реакция на психотравмирующую ситуацию.

К основным чертам личности созависимого относят следующие показатели.

1. Низкая самооценка. Это основная характеристика созависимых, на которой базируются все остальные. Отсюда вытекает такая особенность созависимых, как направленность во вне. Созависимые полностью зависят от внешних оценок и взаимоотношений с другими людьми, хотя они слабо представляют, как они должны к ним относиться. Из-за низкой самооценки созависимые могут постоянно себя критиковать, но не переносят, когда их критикуют другие, в этом случае они становятся самоуверенными, негодующими, гневливыми. Созависимые не умеют принимать комплименты и похвалу должным образом, это может даже усиливать у них чувство вины. В то же время у них портиться настроение из-за отсутствия такой мощной подпитки своей самооценки, как похвала. В глубине души созависимые не считают себя достаточно хорошими людьми, для них характерно чувство вины, когда они тратят на себя деньги или позволяют себе развлечения. Они говорят себе, что ничего не могут делать, как следует, из-за боязни сделать ошибку. В их сознании и лексиконе доминируют многочисленные «я должна», «ты должен», «как я должна вести себя с моим мужем?». Созависимые стыдятся пьянства мужа, но также стыдятся и самих себя. Низкая самооценка движет созависимыми, когда они стремятся помогать другим. Не веря, что могут быть любимыми и нужными, они пытаются вызывать любовь и внимание близких и стать в семье незаменимыми.

2. Компульсивное желание контролировать жизнь других. Созависимые жены, матери, сестры больных с зависимостью – это контролирующие близкие. Они верят, что в состоянии контролировать все. Чем сложнее ситуация дома, тем больше усилий они прилагают по ее контролю. Думая, что могут сдерживать пьянство близкого человека, контролировать восприятие других через производимое впечатление, они считают, что окружающие видят их семью такой, какой они ее изображают. Созависимые твердо уверены, что лучше всех в семье знают, как должны развиваться события и как должны вести себя другие члены. Созависимые пытаются не позволять другим быть самими собой, а также протекать событиям естественным путем. Для контроля над другими созависимые используют разные средства – угрозы, уговоры, принуждение, советы. Для них характерно подчеркивание беспомощности окружающих («без меня муж пропадет»). Попытки взять под контроль практически неконтролируемые события жизни часто приводят к депрессивным расстройствам. Невозможность достичь цели в вопросах контроля созависимые рассматривают как собственное поражение и утрату смысла жизни. Постоянно повторяющиеся поражения усугубляют депрессию. Другими исходами контролируемого поведения созависимых являются фрустрация, гнев. Боясь утратить контроль над ситуацией, созависимые сами попадают под контроль событий или своих близких – больных химической зависимостью. Например, жена больного алкоголизмом увольняется с работы, чтобы контролировать поведение мужа. Алкоголизм мужа продолжается, и фактически именно алкоголизм мужа контролирует ее жизнь, распоряжается ее временем, самочувствием и прочим.

3. Желание заботиться о других, спасать их. Созависимые любят заботиться о других и часто выбирают профессии медсестры, воспитательницы, психолога, учителя. Забота о других выходит за разумные и нормальные рамки. Соответствующее поведение вытекает из убежденности созависимых в том, что именно они ответственны за чувства, мысли, действия других, за их выбор, желания и нужды, за их благополучие или недостаток такового в семье и даже за саму судьбу. Созависимые берут на себя ответственность за других, при этом совершенно безответственны в отношении собственного благополучия (плохо питаются и спят, не посещают врача, не удовлетворяют собственных потребностей). Спасая больного, созависимые лишь способствуют тому, что он продолжает употреблять алкоголь или наркотики. И тогда созависимые злятся на него. Попытка спасти зависимого никогда не удается. Это всего лишь деструктивная форма поведения как для зависимого, так и для созависимого. Желание спасти больного так велико, что созависимые поступают так, как в сущности не хотят. Они говорят «да» тогда, когда им хотелось бы сказать «нет», делают для близких то, в чем те сами могут себе помочь. Они удовлетворяют нужды своих близких, когда те не просят их об этом и даже не согласны, чтобы созависимые это для них делали. Созависимые больше отдают, чем получают в ситуациях, связанных с наркотической зависимостью близкого человека. Они говорят и думают за него, верят, что могут управлять его чувствами и не спрашивают, чего хочет их близкий. Они решают проблемы другого, а в совместной деятельности (например, в ведении домашнего хозяйства) делают больше, чем следовало бы по справедливому разделению обязанностей. Такая «забота» о больном приводит его к некомпетентности, беспомощности и неспособность сделать то, что в итоге делает за него созависимый близкий. Все это дает основание созависимым чувствовать себя постоянно нужными и незаменимыми. Вместе с тем созависимость – это фактор риска рецидива у больного.

Приступая к семейной психотерапии с семьей больного алкоголизмом, следует прежде всего рассмотреть модель семейной системы. Обозначив значимые переменные, которые позволяют осмыслить происходящее в семье, необходимо наметить стратегию интервенции. А.Б. Холмогорова предложила следующий концептуальный аппарат для проведения семейной психотерапии [10].

Структуру семьи можно представить как топографию – квазипространственный срез семейной системы. Важнейшие понятия, которые служат для описания семейной структуры, – связь и иерархия.
В качестве двух основных дисфункций связи большинство исследователей выделяют симбиоз и разобщенность. Как симбиотические связи, так и разобщенность характеризуют дисфункциональные семьи, члены которых страдают различными формами психической патологии. Иерархия определяет отношения доминирования – подчинения в семье.

Микродинамика отражает особенности функционирования семейной системы. Для анализа микро-динамики вводятся следующие понятия.

1. Семейные роли. Серьезную опасность представляет делегирование роли взрослого ребенку, что весьма типично для семей с проблемой алкоголизации.

2. Паттерны взаимодействия, или вытекающие из ролей коммуникативные стереотипы. Стиль эмоциональной коммуникации характеризуется соотношением позитивных и негативных эмоций, критики и похвал в адрес друг друга.

3. Метакоммуникация, имеющая большое значение в семье и представляющая процессы совместного обсуждения и осмысления того, что происходит между близкими.

Для анализа микродинамики семейному психотерапевту необходимо владеть следующим концептуальным аппаратом:
• семейная история или эволюция: один из типичных сценариев славянской семьи – пьющие мужья и «спасающие» их жены;
• циклы развития семьи, связанные с новыми этапами жизни: славянские семьи испытывают большие трудности при сепарации детей ввиду традиционной слабости супружеской подсистемы и преобладания семей, центрированных на детях;
• травматические события семейной истории: особо следует подчеркнуть негативное влияние травматического опыта на психическое здоровье членов семьи.

Для анализа семейной идеологии – содержательной основы жизни семьи – важно владеть понятийным аппаратом (рисунок). Необходимость семейных норм и правил связана с тем, что их отсутствие – это хаос, который представляет серьезную опасность для психического здоровья. Нечеткость правил и норм, их непроговоренность способствуют росту тревоги и сбивают с толку окружающих. К мифам относятся семейные концепции, легенды и верования, касающиеся истории семьи. Например, во многих семьях, где доминируют женщины, бытует миф о природной порочности мужчин. Семейные ценности – это то, что открыто, одобряется и культивируется в кругу семьи. Традиции и ритуалы – повторяющиеся узаконенные действия, имеющие символический смысл и важный фактор, способствующий редуцированию тревоги у членов семьи. Семьи с дефицитом традиций и ритуалов, как правило, разобщены.

Основными психологическими проявлениями любой зависимости является триада: обсессивно-компульсивное мышление, когда речь идет о предмете зависимости (алкоголь); утрата контроля и отрицание как форма психологической защиты. Данное утверждение применимо как для зависимого, так и для семьи в целом. Большинство авторов выделяют следующие виды отрицания в семьях больных алкоголизмом:
• абсолютное отрицание: «У нас нет проблем»;
• минимизация: «У нас есть небольшие проблемы»;
• уход с использованием отказа: «Мы не будем об этом говорить»;
• «резонерский» уход: «Нужно культурно выпивать»;
• уход с помощью скандала: «Что вы оскорбляете?» (говоря о пьянстве);
• поиск «козла отпущения»: «Пью из-за тещи, начальника и т. д.»;
• рационализация: «У пьющих нет атеросклероза»;
• интеллектуализация: «Кто же пьет? Это – наша культура»;
• сравнение: «Вот NN пьет, а здоров как…»;
• постановка себе безнадежного диагноза: «Мне уже ничего не поможет»;
• обусловленная трезвость: «Я не нуждаюсь в лечении, поскольку прекращу пить, когда захочу»;
• уступчивость: «Мы согласны, доктор…»;
• манипуляции: «А вы гарантируете, доктор, что он не будет пить?»;
• демократическая поддержка алкоголизации: «Каждый человек поступает так, как считает правильным».

Основной целью семейной терапии алкоголизма является изменение семейной макро- и микродинамики. Для успешной психотерапевтической интервенции необходимо использовать следующие этапы вмешательства: клиническую и психологическую диагностику алкоголизма у пациента и созависимых расстройств у членов семьи; индивидуальную психотерапию, направленную на преодоление первичного патологического влечения к алкоголю и «расшатывание» патологических социально-психологических стереотипов; системную диагностику семьи; семейную психотерапию с преодолением защитного поведения и формированием конструктивного функционирования семьи.

Оценивать эффективность комплекса методик семейной психотерапии следует с помощью следующих критериев:
• принятие идей трезвости и отстаивание их всеми членами семьи;
• нормализация семейных отношений, преодоление конфликтов и умение конструктивно решать возникающие в семье проблемы;
• восстановление ролевой структуры семьи – оптимальное распределение обязанностей по поддержанию бюджета семьи, воспитанию детей и т. д.;
• способность семьи справляться с рецидивами болезни;
• умение рационально использовать свободное от работы и домашних обязанностей время;
• оказание помощи семьи другим семьям больных алкоголизмом в трудных ситуациях (оценка психотерапевтического сообщества).

Литература

1. Наркология / Пер. с англ. – 2-е изд. Под ред. Л.С. Фридман, Н.Ф. Флеминг, Д.Г. Робертс, С.Е. Хайман. – М.: СПб.: Изд. «БИНОМ» – «Невский Диалект», 2000. – 320 с.
2. Психиатрия: национальное руководство / Под ред. Т.Б. Дмитриевой, В.Н. Краснова, Н.Г. Незнанова, В.Я. Семке, А.С. Тиганова. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2009. – 1000 с.
3. Валентик Ю.В. Современные методы психотерапии больных с зависимостью от психоактивных веществ // Лекция по наркологии. Изд. 2-е, переработанное и расширенное / Под ред. проф. Н.Н. Иванца – М.: Нолидж, 2000. – С. 309-340.
4. Эйдемиллер Э., Юстицкис В. Психология и психотерапия семьи. – СПб.: Питер, 2008. – 672 с.
5. Рыбакова Т.Г. Семейные отношения и семейная психотерапия больных алкоголизмом / Автореф. дисс. … канд. мед. наук. – Л., 1980. – 23 с.
6. Братусь Б.С. Психологический анализ изменений личности при алкоголизме. – М.: Изд. МГУ, 1974. – 110 с.
7. Франселла Ф.Б., Баннистер Д. Новый метод исследования личности: руководство по репертуарным личностным методикам / Пер. с англ. – М.: Прогресс, 1987. – 236 с.
8. Трусова А.В. Применение техники репертуарных решеток в психодиагностике больных с алкогольной зависимостью // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.М. Бехтерева. – 2005. – Т. 2, № 2. – 7 с.
9. Витакер К. Полночные размышления семейного терапевта / Пер. с англ. – М.: Класс, 1998. – 208 с.
10. Холмогорова А.Б. Семейная психотерапия: история, основные школы, концептуальный аппарат // Современная терапия психических расстройств. – 2007. – № 2. – 10 с.

Поделиться с друзьями:

Партнеры

ЛоготипЛоготипЛоготипЛоготипЛоготип