Разделы: Обзор |

Лечение первичной инсомнии

Многие люди имеют проблемы со сном. Исследование, проведенное в США в 1995 г., установило, что 49% взрослых американцев не получают удовлетворения от сна по крайней мере 
5 ночей в месяц [1]. Дальнейшие популяционные срезы в этой стране показали, что от 10 до 40% взрослого населения периодически испытывали нарушения сна, а 15% страдали хронической инсомнией [2], что ассоциировалось со снижением работоспособности, ростом частоты дорожно-транспортных происшествий и госпитализаций [3]. Экономические последствия нарушений сна оказались равными 100 млрд долларов в год [4]. В данной статье сделана попытка обзора существующих подходов к классификации, дифференциальной диагностике и лечению инсомнии.

Классификация
В четвертой редакции классификатора психических расстройств DSM-IV (Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders) [5] инсомния определена как совокупность жалоб пациентов на неудовлетворительные количественные и качественные характеристики сна, беспокоящие минимум 3 раза в неделю на протяжении одного месяца. Ночной сон делится на две основные фазы: быстрых движений глаз (rapid eye movement, REM-фаза) и не-REM-фазу, которая, в свою очередь, делится еще на четыре периода, причем каждый последующий характеризуется более глубоким сном. Третий и четвертый периоды не-REM-фазы ассоциируются с глубоким восстановительным сном, их объединяют под названием «медленноволновой», или d-сон [6]. В научных исследованиях инсомния определяется как длительность периода засыпания более 30 минут, дефицит сна (соотношение время сна/время в постели менее 85%) или как другие повторяющиеся расстройства сна, которые возникают чаще трех раз в неделю [7]. В Международной классификации расстройств сна инсомния обозначается термином «диссомния» [8], смысл которого несколько шире: он включает трудности начала и поддержания сна (собственно инсомнию) и повышенную сонливость (гиперсомнию). Недостаточное время сна не является четким диагностическим критерием инсомнии, в любом случае необходимо тщательно собрать анамнез. Некоторые пациенты недосыпают по социальным причинам (работа) или потому, что их потребность во сне меньше, чем у других [9].

Дифференциальный диагноз
Следует различать инсомнию, обусловленную внешними факторами, и эндогенную инсомнию. 
К первой группе причин можно отнести несоблюдение гигиены сна, злоупотребление психоактивными веществами, стресс.
Расстройства сна эндогенной природы включают психофизиологическую, идиопатическую, или первичную, инсомнию, обструктивное апноэ во время сна, синдром беспокойных ног, расстройство сна, связанное со скользящим графиком работы, и расстройства циркадных ритмов. Психофизиологическая инсомния развивается после кратковременного воздействия стрессорного фактора. После нескольких ночей недосыпания происходит акцентуация пациента на невозможности нормально спать, что дополнительно усугубляет проблему [10]. Выделяют два типа расстройства циркадианных ритмов: с нарушением фазы быстрого и медленноволнового сна. Первый тип чаще наблюдается у людей пожилого возраста: человек быстро засыпает вечером, спит некоторое время, после чего просыпается ранним утром. В вечернее время такие пациенты пытаются бороться с сонливостью, если этого требуют социальные условия.
Пациенты с расстройством медленной фазы сна чаще встречаются среди подростков: они не спят до полуночи и дольше, но после ночного сна очень поздно просыпаются утром [11]. Пациентам всех возрастов характерно укорочение фазы медленноволнового сна и удлинение первой фазы сна, что снижает его восстановительные свойства. Растет частота ночных пробуждений, что делает сон фрагментарным [12]. Жалобы на нарушения сна чаще предъявляют пациенты пожилого возраста [13], однако следует помнить, что большинство расстройств сна в данной возрастной группе обусловлены сопутствующими заболеваниями или приемом медикаментов.
Нарушения сна наблюдаются при многих патологических состояниях: артритах, аллергии, ишемической болезни сердца, гипертрофии простаты и др. Физиологическими причинами проблем со сном могут становиться гормональные сдвиги, которые чаще всего наблюдаются у женщин в послеродовом и перименопаузальном периодах. На сон влияют такие широко применяемые препараты, как декогнестанты, b-агонисты и b-адреноблокаторы, кортикостероиды, диуретики, антидепрессанты, Н2-гистаминоблокаторы [11]. Если наиболее вероятной причиной расстройства сна является прием конкретного препарата, желательно заменить его альтернативным. Если же такая замена невозможна, дополнительно следует назначить препараты для лечения инсомнии.
Достаточно затруднительной является дифференциация первичных расстройств сна от нарушений сна, связанных с психопатологией. Инсомния может быть симптомом тревоги, депрессии или панического расстройства. Опрос врачей амбулаторной практики показал, что 30% пациентов с диагностированной инсомнией имели диагноз депрессии [14]. Результаты другого исследования свидетельствуют, что около 40% пациентов, которые обращались к специалистам по поводу расстройства сна, имели психические заболевания [15]. Более того, по некоторым сведениям, от 10 до 15% лиц с нарушениями сна являются наркозависимыми [3].
В диагностике расстройств сна большое значение имеет анамнез. Кроме жалоб самого пациента желательно располагать наблюдениями тех, кто обычно спит с ним рядом. Также может оказаться полезным семейный анамнез. Более 30% пациентов с инсомнией имеют родственников с подобными проблемами, особенно по женской линии первой степени родства [16]. Кроме того, следует выяснить, нет ли у пациента скрытой психопатологии, и не принимает ли он в данный момент лекарств, а также расспросить о предыдущих попытках лечения расстройств сна. Физикальное обследование позволяет выявить сопутствующую соматическую патологию, но не дает информации о самой инсомнии.
Полисомнография показана только при обоснованных подозрениях на связанные со сном расстройства дыхания, а также при нарколепсии и снохождении. Пациенты с дневной сонливостью, храпом, приступами апноэ и индексом массы тела свыше 35 имеют 
более чем 70-процентную вероятность наличия сонного апноэ [17]. Кроме того, исследование сна должно быть проведено у пациентов с дневной сонливостью, работа которых связана с управлением транспортом.

Немедикаментозное лечение
Лечение инсомнии должно быть индивидуализировано в зависимости от природы и тяжести симптомов, а начинать его следует после того, как все другие возможные причины нарушений сна выявлены и по возможности устранены. Немедикаментозное лечение менее затратно и более безопасно, чем фармакотерапия, но положительный эффект от модификации образа жизни развивается длительно. Начинать сразу с медикаментозного лечения следует у пациентов, для которых важна быстрота наступления эффекта. Немедикаментозное лечение считается эффективным, если удается сократить время засыпания или продлить общее время сна хотя бы на 30 минут.
В большинстве исследований, посвященных лечению инсомнии, для оценки его эффективности используются дневники самонаблюдения пациентов, а критериями служат общее время сна, длительность периода засыпания (латентность засыпания) и количество 
ночных пробуждений. Метаанализ 48 индивидуальных исследований с применением поведенческой терапии подтвердил эффективность стимулконтролирующей терапии и ее превосходство над методиками прогрессивного мышечного расслабления, ограничения сна и создания образов. Прогрессивное мышечное расслабление превосходит по эффективности плацебо. В специальном метаанализе не было получено существенных различий при сравнении исходов медикаментозного лечения и поведенческой терапии, за исключением того, что на фоне психотерапии более успешно регрессировала латентность засыпания [18]. Стимулконтролирующая терапия основывается на предположении о том, что инсомния представляет собой измененный ответ на стимулы, которые в норме ассоциируются со сном. При восстановлении ассоциации постели со сном нормализуется качество сна. Особенно эффективен данный метод при нарушении засыпания [13, 19]. Терапевт дает пациенту инструкцию покидать спальню, если не удается заснуть в течение 20 минут, и возвращаться в постель, только когда наступит непреодолимая сонливость. Повторять этот цикл рекомендуется столько раз, сколько понадобится за ночь. При этом необходимо избегать в постели занятий, несовместимых со сном, таких как чтение или просмотр телепередач.
Принцип методики парадоксальных намерений заключается в том, что пациент противостоит собственному страху бессонницы, намеренно оставаясь в состоянии бодрствования. Это позволяет уменьшить беспокойство по поводу последствий недосыпания и преодолеть тревогу по поводу невозможности заснуть.
Когнитивная терапия не всегда позволяет повысить качество сна, но может улучшить субъективную оценку сна пациентами [13]. Релаксация особенно эффективна у лиц молодого возраста, но уступает в результативности стимулконтролирующей терапии и ограничению сна [13]. Техника релаксации включает прогрессивное мышечное расслабление, когда пациент осознанно снижает напряжение мышц, последовательно напрягая и расслабляя различные мышечные группы. Образная терапия подразумевает концентрацию на приятных или нейтральных образах и использование техники остановки мыслей.
В ходе недавно проведенного исследования показано, что когнитивная поведенческая терапия сокращает латентность засыпания на 54%, в то время как релаксация – на 16%, а плацебо – на 12% [19]. Мишенями когнитивной терапии являются ошибочные представления пациентов о нормальном сне, а также о причинах и последствиях собственной бессонницы. Многие пациенты испытывают тревогу перед сном и боятся бессонницы, что дополнительно продлевает инсомнию. Другие пытаются кратковременным дневным сном компенсировать недостаточную длительность ночного сна, однако это также усиливает инсомнию. Когнитивная терапия продемонстрировала сравнимую с фармакотерапией эффективность у людей пожилого возраста [20].
Методики ограничения сна и контроля времени могут оказывать положительный эффект у некоторых пациентов. Ограничение сна направлено на восстановление ассоциативной связи постели со сном. Пациенты с инсомнией обычно проводят в постели больше времени в надежде дольше поспать, а вместо этого получают дальнейшее снижение качества сна и нарастающую неудовлетворенность. Ограничение сна повышает его эффективность и качество [13]. Пациентам рекомендуется уменьшить время пребывания в постели фактическим временем сна, что обеспечивает мягкую депривацию сна и улучшает его характеристики. По результатам 
наблюдения в течение одной недели, если эффективность сна (соотношение фактическое время сна/время в постели) достигает 90%, пациенту рекомендуют продлевать пребывание в постели на 20 минут. Если же эффективность сна не превышает 80%, время в постели сокращают на 20 минут [13], однако общая длительность пребывания в постели всегда должна составлять не менее пяти часов [19]. Терапия контролем времени заключается в установлении единого утреннего времени подъема с постели не зависимо от того, сколько пациент спал ночью, а также в избегании короткого сна (дремоты) в дневное время [21]. Несоблюдение гигиены сна может усугублять мягкую инсомнию, но оптимизация условий сна сама по себе не приводит к существенному облегчению тяжелой инсомнии.
Инструкции для пациента по соблюдению гигиены сна включают [8]: выработку режима засыпания и пробуждения, отход ко сну только при ощущении усталости и потребности во сне, использование спальни только для сна и сексуальной активности, избегание состояния дремоты и условий, которые не способствуют нормальному сну, отказ от употребления кофе, никотина и алкоголя за 4-6 часов до сна, уменьшение потребления жидкости и количества принятой перед сном пищи, избегание тяжелых физических нагрузок и стимулирующих занятий в вечернее время. Физические упражнения повышают качество ночного сна, если только они не выполняются непосредственно перед сном. Доказано, что умеренные нагрузки сокращают период засыпания и нормализуют длительность сна у пациентов старших возрастных групп [22].
В одном из исследований было показано, что физические упражнения оказывают столь же выраженное благотворное влияние на сон, как и препараты бензодиазепинового ряда [23].

Фармакотерапия
Назначение снотворных средств должно основываться на выраженности симптомов инсомнии, в том числе и дневных. Известно, что кратковременная инсомния без лечения с большой вероятностью перерастает в хроническую [11]. Идеальный гипнотик должен обладать быстрым началом действия для сокращения периода засыпания, иметь продолжительность действия, достаточную для предотвращения ранних утренних пробуждений, и минимальный спектр побочных эффектов. Для стартовой терапии должна использоваться минимальная эффективная доза снотворного. Препараты рекомендуется назначать короткими курсами от 2 до 4 недель, ориентируясь на впечатления пациентов и делая перерывы по достижении нормализации сна [21].
Препарат аминокислоты L-триптофана, запрещенный к применению в 1989 г. из-за способности вызывать синдром эозинофилии-миалгии, промотировался в качестве снотворного средства. Он остается доступным в капсулированной форме и низкой дозировке – 500 мг [24]. Молоко содержит L-триптофан естественного происхождения. Безопасность и эффективность низких доз L-триптофана не изучалась.
Многие пациенты с расстройствами сна, чтобы вызвать у себя сонливость, употребляют алкоголь. В специальном исследовании показано, что 28% лиц с бессонницей используют алкоголь для облегчения засыпания и 68% респондентов находят этот способ эффективным [25]. Тем не менее, алкоголь может оказывать стимулирующее действие на центральную нервную систему (ЦНС) и повышать частоту ночных пробуждений. Кроме того, применение алкоголя в качестве снотворного недопустимо из-за высокого риска развития зависимости. Мелатонин – нейрогормон, секретируемый эпифизом, обсуждался во многих публикациях как перспективное средство для лечения расстройств сна. Ночное повышение секреции мелатонина и ее угнетение под влиянием яркого света участвуют в регуляции циркадианных ритмов [26]. Расстройства сна возникают тогда, когда секреция мелатонина десинхронизируется с циклом дня и ночи [27]. Выработка мелатонина снижается с возрастом, и, возможно, этим частично обусловлены возрастзависимые нарушения сна [28]. Табак, алкоголь и такие медикаменты, как нестероидные противовоспалительные средства, блокаторы кальциевых каналов, бензодиазепины, антидепрессант флуоксетин и стероиды, снижают продукцию мелатонина эпифизом [27].
Мелатонин доступен в дозировках от 0,3 до 5 мг [27]. В дозах более 1 мг экзогенный мелатонин вызывает сверхфизиологическое повышение уровня эндогенного мелатонина в крови. Период полураспада мелатонина составляет всего 30-50 минут [27], поэтому резидуальный эффект препарата к утру минимален. Основным побочным эффектом является дремота. Неясно, снижается ли при длительном применении препарата эндогенная продукция мелатонина. Мелатонин может взаимодействовать с лютеинизирующим гормоном и не должен назначаться девочкам препубертатного возраста и беременным женщинам.
В клинических исследованиях мелатонин не подтвердил способность улучшать качество сна и продлевать его время [29]. Если же мелатонин применять неправильно, он может вызывать обострения расстройств сна. При приеме мелатонина в раннее вечернее время ускоряется смена циркадианных фаз [28], что способствует преодолению трудностей с засыпанием. Однако пациенты пожилого возраста, которые жалуются на ранние утренние пробуждения, могут отмечать усугубление своей проблемы при приеме мелатонина незадолго до отхода ко сну. Наоборот, прием мелатонина ранним утром сдвигает циркадианные фазы в сторону запаздывания, что может помочь пациентам, которые рано засыпают и рано просыпаются.
Широко распространенным безрецептурным сно-
творным средством растительного происхождения 
является корень валерианы. Эфирное масло валерианы содержит три компонента с седативным эффектом. По сравнению с широко применяемыми транквилизаторами бензодиазепинового ряда валериана обладает менее выраженными побочными эффектами. Центральная седация развивается вследствие ингибирования распада гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК) или прямых метаболитов, обладающих свойствами ГАМК. В клинических исследованиях водный экстракт корня валерианы в дозе 400 мг показал способность ускорять засыпание и продлевать медленноволновую фазу сна [30]. Корень валерианы признан хорошо изученным в отношении безопасности средством в США, а также включен в европейскую фармакопею. Другое снотворное средство растительного происхождения – кава-кава (перец опьяняющий) – из-за выраженной гепатотоксичности признано опасным, о чем сообщало Федеральное управление по контролю над качеством пищевых продуктов и медикаментов США [31].
Наиболее часто при расстройствах сна применяются безрецептурные препараты антигистаминного ряда – дифенгидрамин (димедрол) и доксиламин. Побочные эффекты включают сухость во рту, запоры и задержку мочеиспускания. Препараты эффективно вызывают сонливость, если принимаются перед сном, однако достаточно длительный период полувыведения (до 8 часов) способствует развитию резидуальной дневной седации.
Рецептурные препараты бензодиазепинового ряда также часто назначаются при расстройствах сна. Они позволяют ускорять засыпание, уменьшать количество ночных пробуждений и продлевать общее время сна [32]. Бензодиазепины обладают миорелаксантной, противосудорожной и анксиолитической активностью благодаря неселективному взаимодействию с бензодиазепиновыми рецепторами 2-го и 3-го подтипов [32].
У пациентов пожилого возраста с нарушением функции печени или почек во избежание гиперседации предпочтительно использовать бензодиазепины с коротким периодом полувыведения (триазолам) и без активных метаболитов.
Бензодиазепины с длительным периодом полувыведения (флуразепам) больше подходят пациентам с дневной тревожностью. Промежуточные варианты, такие как темазепам или эстазолам, являются компромиссным решением для больных с ранними утренними пробуждениями. Побочными эффектами бензодиазепинов являются дневная седация, антероградная амнезия, угнетение дыхания и синдром отмены. В течение 
1-2 недель к препаратам данной группы может развиваться толерантность [8]. Даже однократный прием бензодиазепинов может вызывать рикошетную инсомнию [32], риск этого явления тем выше, чем выше доза препарата и короче период его полувыведения, но не зависит от длительности применения [32]. Постепенное снижение дозы минимизирует риск рикошетной инсомнии [32]. Аддиктивный потенциал бензодиазепинов ограничивает их применение у пациентов со склонностью к развитию лекарственной зависимости.
Случаи дезориентации, амнезии и нарушений поведения на фоне приема короткодействующего бензодиазепина триазолама привели к тому, что этот препарат был отозван с европейского рынка в 1991 г. [33]. Впоследствии количество назначений бензодиазепинов резко уменьшилось [32].
Вместо бензодиазепинов для лечения инсомнии начали широко применяться антидепрессанты с седативным эффектом, такие как амитриптилин, нортриптилин и тразодон. Амитриптилин и нортриптилин ранее уже использовались в качестве снотворных, но частота их назначений уменьшилась в связи с антихолинергическими побочными эффектами и появлением новых групп препаратов. Тразодон позволяет корригировать инсомнию, вызванную приемом селективных ингибиторов обратного захвата серотонина, и является препаратом выбора для пациентов с нарушениями сна на 
фоне депрессии [8], однако получил широкое распространение и как средство для лечения инсомнии у пациентов без депрессии, несмотря на отсутствие контролируемых исследований по данному показанию. Тразодон не влияет на длительность периода засыпания, но сокращает REM-фазу сна, поэтому может вызывать выраженную рикошетную инсомнию [11]. Применение тразодона у мужчин существенно ограничено специфическим побочным эффектом – приапизмом. Тразодон улучшает характеристики сна у пациентов с депрессией в первую неделю применения более значимо, чем флуоксетин, однако к окончанию второй недели терапии эти различия нивелируются [34].
В одном из исследований при прямом сравнении золпидем оказался эффективнее тразодона в качестве стартовой терапии, и это преимущество сохранялось в течение следующей недели лечения [35]. 
После появления на рынке в 1993 г., самыми назначаемыми гипнотиками стали селективные агонисты 
бензодиазепиновых рецепторов первого подтипа – золпидем и залеплон. Эти препараты обладают максимальной селективностью к омега-1-рецепторам, которые являются составной частью ГАМК-бензодиазепин-
рецепторного комплекса и близки функционально к ГАМК-хлоридным каналам – основному звену рецепторной регуляции ГАМКергической активности в ЦНС. Эффект модуляции ГАМК лежит в основе седативного действия препаратов этой группы [31]. Золпидем характеризуется быстрым наступлением гипнотического эффекта и периодом полувыведения от 1,5 до 2,5 часов [8]. Это позволяет пациентам принимать препарат поздно вечером или ночью, когда они испытывают трудности с засыпанием, не опасаясь утреннего ухудшения когнитивных функций. 
Золпидем сокращает период засыпания и увеличивает общую длительность сна, но в отличие от неселективных бензодиазепинов не влияет на REM-фазу и медленноволновой сон [8]. Обычно препарат назначается в дозе 10 мг для приема перед сном, но у пациентов старше 65 лет или с заболеваниями печени доза снижается до 5 мг. Наиболее частыми побочными эффектами являются сонливость (5%), головокружение (5%), головная боль (3%) и желудочно-кишечные симптомы (4%). Большинство побочных эффектов являются дозозависимыми и возникают на фоне приема 
более 20 мг препарата в день. От 1 до 2% принимающих золпидем пациентов испытывают проблемы 
с памятью, жалуются на ночные кошмары, спутанность сознания, зарегистрированы отдельные случаи сенсорных нарушений и психотических симптомов [8].
Альтернативным представителем селективных агонистов бензодиазепиновых рецепторов является залеплон. Его можно принимать за 4 часа до подъема с постели, не опасаясь резидуальных эффектов [31]. Обычный режим приема препарата – 10 мг перед сном, однако пациентам пожилого возраста следует начинать с дозы 5 мг. Залеплон является средством выбора для назначения лицам с нарушениями засыпания. У больных с проблемой поддержания сна и частыми ночными пробуждениями предпочтительнее использовать препарат с большим периодом полувыведения.

Резюме
Инсомния представляет собой общемедицинскую проблему, ассоциированную со снижением продуктивности труда, повышением травматизма и госпитализаций.
Диагностика и лечение инсомнии должны быть индивидуализированы. Немедикаментозное лечение не требует значительных затрат и может быть эффективным у некоторых пациентов. Мелатонин и средства растительного происхождения, такие как корень валерианы, требуют дальнейшего изучения. Трициклические антидепрессанты и антигистаминные препараты следует применять с осторожностью из-за высокого риска развития побочных эффектов, особенно у пациентов пожилого возраста и в комбинации с другими препаратами. Положительный эффект лечения инсомнии можно получить при назначении тразодона и неселективных препаратов бензодиазепинового ряда. Современные селективные агонисты бензодиазепиновых рецепторов первого подтипа – золпидем и залеплон – обеспечивают необходимую быстроту наступления гипнотического эффекта, обладают коротким периодом полувыведения и минимальным спектром побочных действий. Наиболее взвешенной стратегией улучшения характеристик сна следует считать применение короткодействующих препаратов на фоне модификации образа жизни.

Литература

1. The Gallup Organization. Sleep in America: a national survey of US adults. Washington DC: National Sleep Foundation; 1995.
2. Kiley J. Insomnia research and future opportunities. Sleep 1999; 22 Suppl 1:S344 5.
3. Meyer T.J. Evaluation and management of insomnia. Hosp Pract (Off Ed) 1998; 33:75 8, 83 6.
4. Eddy M., Walbroehl G. Insomnia. Am Fam Physician 1999; 59:1911 6.
5. American Psychiatric Association. Diagnostic and statistical manual of mental disorders. 4th ed. Washington DC: American Psychiatric Association; 1994.
6. Wagner J., Wagner M., Hening W. Beyond benzodiazepines: alternative pharmacologic agents for the treatment of insomnia. Ann Pharmacother 1998; 32:680 91.
7. Lacks P., Morin C. Recent advances in the assessment and treatment of insomnia. J Consult Clin Psychol 1992; 60:586 94.
8. Diagnostic Classification Steering Committee of the America Sleep Disorders Association. International clas sification of sleep 
disorders diagnostic and coding ma nual. Rochester (MN): American Sleep Disorders Asso ciation; 1990.
9. Jones C., Czajkowski L. Evaluation and management of insomnia in menopause. Clin Obstet Gynecol 2000; 43:184 97.
10. Attarian H. Helping patients who say they cannot sleep. Postgrad Med 2000; 7:127 42.
11. Ancolu Isreal S. Insomnia in the elderly: a review for the primary care practitioner. Sleep 2000; 23 Suppl 1:S23 38.
12. Morin C., Mimeault V., Gagne A. Nonpharmacological treatment of late life insomnia. 1999 J Psychosom Res 1999; 46:103 16.
13. Simon G., VonKorff M. Prevalence, burden, and treatment of insomnia in primary care. Am J Psychiatry 1997; 154:1167 23.
14. Rakecki S., Brunton A. Management of insomnia in of fice based practice. Arch Fam Med 1993; 2:1129 34.
15. Buysee D., Reynolds C., Kupfer D. et al. Clinical diagnosis in 216 insomnia patients using the International Classification of Sleep Disorders (ICSD), DSM IV, and ICD 10 categories: a report from the APA/NIMH DSM IV field trial. Sleep 1994; 17:630 7.
16. Bastien C., Morin C. Familial incidence of insomnia. J Sleep Res 2000; 9:45 54.
17. American Sleep Disorders Association. Practice para meters for the use of portable recording in the assessment of obstructive sleep apnea. Standards of Practice Committee of the American Sleep Disorders Association. Sle ep 1994; 17:372 7.
18. Smith M., Perlis M., Park A. et al. Comparative Meta analysis of pharmacotherapy and behavior therapy for persistent insomia. Am J Psychiatry 2002; 159:5 11.
19. Edinger J., Wohlgemuth W., Radtke R., Marsh G., Quillian R. Cognitive behavioral therapy for treatment of chronic primary insomnia. JAMA 2001; 285:1856 64.
20. Morin C., Colecchi C., Stone J., Sood R., Brink D. Be havioral and pharmacological therapies for latelife in somnia. JAMA 1999; 284:991 9.
21. Holbook A., Crowther R., Lotter A., Cheng C., King D. The diagnosis and management of insomnia in clinical practice: a practice evidence based approach. Can Med Assoc J 2000; 162:210 6.
22. King A., Oman R., Brassington G., Bliswise D., Haskell W. Moderate intensity exercise and self rated quality of sleep in older adults: a randomized controlled trial. JAMA 1997; 277:32 7.
23. Morin C., Culbert J., Schwartz S. Nonpharmacological interventions for insomnia: a meta analysis of treatment efficacy. Am J Psychiatry 1994; 151:1172 80.
24. Hendrix S. Nonestrogen management of menopausal symptoms. Endocrinol Metab Clin North Am 1997; 26:379 90.

Полный список литературы, включающий 35 пунктов, находится в редакции.

За основу обзора взята статья E.N. Ringdahl, S.L. Pereira, J.E. Delzell. Treatment of Primary Insomnia. J Am Board Fam Pract 2004; 17: 21-29. 

Обзор подготовлен д.м.н., проф. О.Г. Морозовой.

Поделиться с друзьями:

Партнеры

ЛоготипЛоготипЛоготипЛоготипЛоготип