скрыть меню

Новое в патогенезе миодистрофии Дюшенна

26 марта 2012 г.
Мышечная дистрофия Дюшенна (МДД) – тяжелое заболевание, наследуемое по рецессивному типу и сцепленное с Х-хромосомой, которое характеризуется быстрым прогрессированием мышечной дистрофии, в конечном итоге приводящей к полной потере способности двигаться и смерти больного.
МДД поражает примерно 1 человека из 4 тыс., то есть это – наиболее распространенный тип мышечной дистрофии. Обычно ей страдают только мужчины, хотя женщины иногда могут быть носителями заболевания. Если же отец болен МДД, а мать является носителем или тоже больна, МДД может заболеть женщина. Расстройство возникает в связи с мутацией в гене дистрофии, который у людей расположен на Х-хромосоме (Xp21). Ген дистрофии кодирует деятельность белка дистрофина, который является важной структурной составляющей мышечной ткани. Дистрофин обеспечивает структурную устойчивость дистрофин-ассоциированного гликопротеинового комплекса, расположенного на клеточной мембране.
Симптомы заболевания обыч­но появляются у мальчиков в возрасте до 5 лет и могут проявиться в раннем детстве. Первым признаком болезни является прогрессирующая проксимальная слабость мышц ног и таза, связанная с потерей мышечной массы. Постепенно эта слабость распространяется на руки, шею и другие части тела. Ранние признаки расстройства могут также включать псевдогипертрофию (увеличение икроножных мышц и дельтовидных мышц), низкую выносливость и трудности при стоянии без посторонней помощи, как правило, человек также не может самостоятельно подняться. В процессе прогрессирования заболевания мышечная ткань постепенно заменяется жировой и фиброзной тканями (как следствие развивается фиброз). Для помощи при ходьбе в возрасте 10 лет может быть необходимым применение специальных подтяжек, но большинство пациентов старше 12 лет не могут передвигаться без инвалидной коляски.
Затем возникают следующие признаки расстройства: аномалии развития костей, которые приводят к деформации скелета, в том числе, к искривлению позвоночника.
В связи с прогрессирующим ухудшением работы мышц, пропадает возможность двигаться, что, в конечном счете, может быть причиной паралича. Что касается отклонений в психическом развитии, их на­личие зависит от каждого конкретного случая, но если определенные отклонения и присутствуют, то они несущес­твенно влияют на развитие ребенка, ведь со временем нарушение не прогрессирует. Средняя продолжительность жизни лиц с МДД варьирует от подросткового возраста до 20-30 лет. Известны случаи, когда больные доживали до 40 лет, но таковые, скорее, являются исключением.
В ходе исследования, результаты которого были опубликованы в последнем выпуске журнала Journal of Cell Biology, ученые провели ряд экспериментов на лабораторных мышах с прогрессирующей мышечной дистрофией (МДД). Согласно полученным выводам, в прогрессирующем мышечном истощении значительную роль играют процессы синтеза микроРНК.
По мере старения пациентов с МДД поврежденные клетки мышечной ткани постепенно заменяются богатой коллагеном фиброзной тканью. Известно, что мышечный фиброз частично индуцируется фактором роста TGF-b, высокая активность которого наблюдается у лиц с прогрессирующей мышечной дистрофией, однако до сих пор неясно, как именно этот цитокин способствует фиброгенезу. Группа ученых под руководством P. Munoz-Canoves пришла к выводу, что все дело в мРНК-21, синтез которой стимулирует сигнальный путь фактора TGF-b.
Именно мРНК-21 вызывает избыток коллаген-производящих фибробластов у пациентов с МДД и лабораторных мышей с аналогичными симптомами. В ходе экспериментов на мышах ученые обнаружили, что ингибирование мРНК-21 снижает уровень коллагена и тормозит, или даже предотвращает, фиброгенез.
Кроме того, ученые определили, что активность фактора TGF-b и синтез мРНК-21 регулируются за счет баланса двух дополнительных факторов: uPA – протеолитического фермента, акти­визирующего TGF-b, и его ингибитора PAI-1. Так, при отсутствии PAI-1 фиброз мышц у лабораторных мышей значительно ускорялся, но подавление uPA (с помощью специальной иРНК и особого препарата) замедляло процесс и даже восстанавливало состав мышечной ткани.
К сожалению, подавление фактора TGF-b не только приостанавливало и предотвращало развитие фиброза, но и обладало рядом побочных эффектов – в частности, снижался уровень элементов, предотвращающих развитие опухолей. Теперь ученые занимаются разработкой лекарственных средств, позволяющих избежать побочных эффектов, а также изучают роль мРНК-21 в функционировании других клеток, участвующих в мышечном гомеостазе, включая макрофаги, задейс­твованные в восстановлении мышечных тканей.

www.medstrana.com

Выпуски текущего года

5 (116)

Содержание выпуска 5 (116), 2020

  1. Т. О. Скрипник

  2. Н.А.Науменко, В.И. Харитонов

  3. Ю. А. Крамар

  4. В.И.Харитонов, Д.А. Шпаченко

  5. Н.В. Чередниченко

  6. Ю.О. Сухоручкін

  7. Ю. А. Крамар

  8. Н. К. Свиридова, Т. В. Чередніченко, Н. В. Ханенко

  9. Є.О.Труфанов

  10. Ю.О. Сухоручкін

  11. О.О. Копчак

  12. Ю.А. Крамар

4 (115)
3 (114)
1
2 (113)
1 (112)