Комментарий

glavzeldne2.png
А.Г. Обуховская,
заведующая Центральной психолого-медико-педагогической консультацией при Министерстве образования и науки, молодежи и спорта Украины, г. Киев

В интервью Лауры Диббл представлен, на мой взгляд, очень интересный опыт функционирования дневной программы терапии и обучения детей с тяжелыми эмоциональными нарушениями.
Украина остро нуждается в медицинской поддержке детей с эмоциональными и поведенческими расстройствами. Однако, по моему мнению, в этой сфере существуют серьезные проблемы, связанные с межведомственными барьерами и отношением в обществе к психиатрической службе. Это можно продемонстрировать на конкретной практике работы психолого-медико-педагогических консультаций.
В Украине отмечается тенденция увеличения количества детей с различными поведенческими и личностными нарушениями, которые становятся причиной серьезных трудностей обучения в школе.
В течение последних 5 лет такой мониторинг проводят в психолого-медико-педагогических консультациях, которые функционируют в системе образования и оказывают всестороннюю помощь детям с различными видами нарушений психофизического развития (с особыми образовательными потребностями). Среди общего числа пациентов, которые обратились в консультацию, такие дети составляют около 19%. Следует сразу уточнить, что эта цифра далеко не точная и не отражает истинное количество таких детей, и есть все основания полагать, что их значительно больше.
Анализ жалоб родителей детей с различными видами нарушений психофизического развития показал, что поводом для обращения в консультацию были низкая успеваемость в обучении и различного рода нарушения поведения. По результатам психолого-педагогического изучения, у таких детей не обнаружено нарушений умственного развития, а лишь закономерное для таких случаев отставание в общем развитии. При наличии низких познавательных интересов у них были выявлены сохранные возможности к осуществлению мыслительной деятельности и способности к овладению программой общеобразовательной школы.
Однако в педагогических характеристиках этих детей отмечались те или иные поведенческие нарушения. Чаще всего среди них наблюдались гиперактивность с дефицитом внимания, неустойчивость настроения или преобладание угнетенного состояния, истероидность, высокая раздражительность и импульсивность, выраженные протестные реакции во взаимодействии со взрослыми, конфликтность и агрессивность в отношениях с ровесниками, невротическая симптоматика, тревожность, страхи. Наряду с этим довольно часто встречаются дети с выраженной пассивностью и безразличием или аддитивностью в поведении, склонностью к уединению, замкнутости, инактивности в общении.
Собственно перечисленные проявления и становились деструктивными факторами формирования личности ребенка. При этом у каждого ребенка на тот момент уже складывался негативный опыт: хроническая неуспеваемость, осуждение со стороны педагогов, напряженные, часто конфликтные отношения в детском коллективе, недовольство собственных родителей и родителей соучеников, которым они больше всего мешали.
Поиск возможностей помочь такому ребенку чаще всего вызывает бессилие. Их в Украине почти не существует. Причин этому много, главные из них: ограниченность в получении медицинской (психиатрической) помощи, профессиональная неподготовленность психологов, сверхнетолерантное отношение к таким детям в школьной среде. Рассчитывать и надеяться можно разве что на доброту, небезразличие и мудрость педагогов, любовь и терпение родителей.
В некоторых учебных заведениях, к сожалению, оказывают значительное давление на детей с эмоциональными нарушениями, в котором участвуют и директор, и педагоги, и родительський комитет, с целью исключения такого ребенка из школы. Главный мотив при этом озвучивается как ограждение большинства «нормальных детей» от «хулигана и дебошира», который мешает учиться и подает плохой пример поведения. Конечно же, доля правды в этом есть, но еще хуже то, что решить данную проблему, помочь ребенку зачастую и не пытаются.
В качестве наиболее приемлемого варианта решения данного вопроса школа предлагает перевод ребенка на индивидуальное обучение.
Чаще всего такое предложение оборачивается трагедией для семьи, особенно неполной. Для пояснения следует отметить, что индивидуальное обучение в украинских реалиях предполает обучение в домашних условиях или посещение школы по отдельному расписанию. Для обоих случаев характерны как маргинализация ребенка, так и негативные условия для семьи, члены которой должны работать, предоставляя ребенка самому себе на длительное время без родительского присмотра.
С позиций психолого-медико-педагогических консультаций такое решение далеко не всегда является правомерным. Во-первых, ребенку для дальнейшей социальной адаптации необходим детский коллектив, во-вторых, такая форма обучения неполноценна, потому что на нее государством выделяется очень мало часов, а в-третьих, это требует значительных финансовых затрат.
Кроме того, в психолого-медико-педагогических консультациях не имеют права рекомендовать детям с проблемами эмоционального развития и поведения обследование у врача-психиатра. Те психиатры, которые работают в консультациях, лечебной практики не ведут. Детских психиатров в стране не хватает и их услуги малодоступны. При этом существует «особое» отношение (недоверия и опасения) у населения к врачу этой специализации.
Поэтому дети, имея показания для оказания им психиатрической помощи, чаще всего своевременно (или совсем) не получают ее.
При благоприятных условиях (если в школе нет обостренных конфликтных отношений) ребенка возвращают на обучение в школу с рекомендацией предоставления ему психологической помощи.
Во многих современных общеобразовательных школах есть психологи. Однако практика показывает, что они часто отказываются работать с детьми с выраженными проявленими эмоционального и поведенческого неблагополучия, ссылаясь на необходимость оказания медицинской помощи.
Характерной особенностью современной системы образования является активное внедрение инклюзивной формы обучения детей с особыми потребностями. Однако, согласно педагогической практике, в этом процессе она в наибольшей мере не готова включать детей с эмоциональными и поведенческими проблемами, рекомендуя малоэффективную индивидуальную форму обучения.
В случаях выраженной дезадаптации дети могут быть направлены в школу социальной реабилитации – учебное заведение, созданное не так давно в системе образования. В таких школах могут учиться как дети, совершившие правонарушение, так и нет. Многие из них работают в экспериментальном режиме и уже очень хорошо себя зарекомендовали. Однако количество таких школ реабилитации в Украине пока незначительно.
В перспективе предполагается создание в системе образования центров социальной реабилитации. В связи с этим опыт организации помощи детям с эмоциональными нарушениями в виде дневной программы терапии и обучения детей с тяжелыми эмоциональными нарушениями, представленный доктором Диббл, будет весьма полезным для изучения и, возможно, заимствования.
А пока службы, которые так или иначе сталкиваются с проблемами детей, остаются разобщенными, неэффективными. Система профилактических мероприятий практически отсутствует. Нет системного интегрирующего подхода, инициативу разработки и внедрения которого, по всей видимости, должна взять на себя психиатрическая служба. В связи с этим в нашем обществе еще сохраняются неизменными негативные предпосылки для социальной дезадаптации детей с поведенческими и эмоциональными нарушениями.

Подготовила Татьяна Ильницкая
Поделиться с друзьями:

Партнеры

ЛоготипЛоготипЛоготипЛоготипЛоготип