Разделы: Интересно |

Мятежный дух живописца. Творчество и болезнь Михаила Врубеля

mjatezhnij1.png

Удивительная судьба выдающегося художника Михаила Александровича Врубеля, творца русского модерна, в чем-то схожа с не менее трагической участью его современника Винсента ван Гога – оба жили и творили в конце XIX в. (Врубель на три года младше ван Гога), а выразительная и оригинальная манера письма живописцев позволяет отнести их творчество к направлению постимпрессионизма. Вполне вероятно, что художники даже не знали о существовании друг друга и не догадывались, что между ними есть много общего – оба были серьезно больны психически и умерли в расцвете творческих лет от последствий, вероятно, связанных с сифилисом. Можно и далее продолжать поиски мистических параллелей в судьбах художников, однако искать в них особый смысл не будем, поскольку своеобразие их таланта и автономность их личности неоспорима. Тем не менее, так же как и живопись ван Гога, художественный стиль Врубеля не всегда получал лестные оценки современников, но после смерти гениальность обоих была признана повсеместно. Именно после смерти популярность Врубеля достигла наивысшей точки. Известный критик А. Бенуа, не баловавший работы Врубеля позитивными оценками при его жизни, в некрологе написал: «Бывают жизни художников – сонаты, бывают жизни художников – сюиты, бывают пьески, песенки, даже всего только упражнения. Жизнь Врубеля, какой она теперь отойдет в историю, – дивная патетическая симфония, то есть полнейшая форма художественного бытия». mjatezhnij2.png
Михаил Александрович Врубель родился 17 марта 1856 г. в Омске, в семье военного юриста, выходца из Польши. Когда Михаилу было всего три года, его мать скончалась от туберкулеза. Несколько лет спустя отец женился повторно, и в семье родились еще трое детей. Хотя по долгу службы семье Врубелей часто приходилось колесить по Российской Империи, детские годы Михаила прошли вполне благополучно – мачеха тепло относилась к пасынку и, будучи пианисткой, старалась сформировать у ребенка аристократичные манеры и художественный вкус. Характер мальчика еще с отроческих лет не отличался стабильностью – периоды импульсивности, энергичности довольно часто сменялись периодами задумчивости и углубленности в себя.
В гимназические годы Врубель зарекомендовал себя способным учеником, окончил гимназию с золотой медалью. Довольно рано в будущем художнике проявился интерес к рисованию, который заметил отец и всячески поощрял факультативные занятия живописью Михаила. Тем не менее, Александр Врубель смотрел на жизнь практично и настоял на том, чтобы сын продолжил образование на юридическом факультете Санкт-Петербургского университета. Университет он успешно закончил, но желания стать художником не оставил, ведь за годы учебы посещал вечерние классы Академии художеств. Проработал по юридической специальности Врубель недолго и в 1880 г. был зачислен вольным слушателем в ту самую академию.
В 1884 г. молодой и начинающий художник Врубель был приглашен в Киев для участия в реставрационных работах в Кирилловской церкви. Уникальную фреску с изображением Божьей матери Врубель создавал без единого эскиза и дорисовок – уже тогда проявилась его склонность к эйдетизму.
Уже в то время Кирилловская церковь прочно ассоциировалась у киевлян с лечебницей для душевнобольных, которая находилась на территории ее угодий еще с XVIII в. (ныне – психиатрическая больница имени И.П. Павлова). Но, вопреки ложным слухам, Врубель никогда не был ее пациентом – тогда он был абсолютно здоров, хотя и не был лишен некоторой эксцентричности.
Годы, проведенные в Киеве, сформировали его самобытный художественный стиль. К слову, художественная среда Киева относилась к Врубелю с некоторой опаской и, признавая в нем наличие определенных способностей, настоящий талант так и не разглядела. Неудивительно, ведь Киев в те годы был далек от новых течений, а Врубель озадачивал горожан не только необычной манерой письма, но и некоторой заносчивостью и даже эпатажностью в поведении. Так, одевался он в костюмы, сшитые по собственным эскизам (к слову, художником Врубель был практически универсальным – создавал декорации и эскизы костюмов к оперным постановкам и даже сам проектировал наряды для своей жены, делал архитектурные проекты, брался за оформительские работы, охотно занимался декоративно-прикладным творчеством и скульптурой). Наряды эти не всегда соответствовали общепринятым нормам киевской моды – например, он носил бархатные костюмы в венецианском стиле эпохи Возрождения или пальто с пелеринами. Замечали за ним и другие странности – известна история, когда во время работы художник случайно выпачкал нос зеленой краской, а когда окружающие указали на это, он закрасил нос полностью и отправился в таком виде гулять по городу. Впрочем, не сколько эпатаж характеризовал Врубеля в те годы, сколько выраженная импульсивность, что не могло не сказаться и на работе. Часто он совершал необдуманные поступки – мог уехать из города, не предупредив друзей куда и зачем, а потом столь же неожиданно появиться, с легкостью раздаривал свои работы и тут же разрывал их на мелкие клочки. Будучи стесненным в средствах, умудрялся постоянно проматывать свои гонорары, увлекался женщинами и даже наносил себе порезы из-за неразделенной любви к Эмили Праховой, жене профессора-искусствоведа, лик которой он и запечатлел в образе Богоматери в Кирилловской церкви.
Судьба Врубеля тесно переплетена не только с Киевом, но и со всей Украиной – гимназию он оканчивал в Одессе (Ришельевский лицей), в жены взял оперную певицу Надежду Забелу, наследницу знатного рода украинских интеллигентов. При этом тетка Надежды была замужем за не менее известным живописцем Николаем Ге. На их хуторе в Черниговской губернии чета Врубелей частенько гостила, хоть, по признанию Михаила Александровича, творчество Ге он ценил не очень высоко, как, впрочем, и творчество многих других коллег. Именно по дороге к родственникам случилось несчастье в семье Врубелей, вконец подкосившее неустойчивое психическое состояние Михаила Александровича, – заболел и умер от воспаления легких их малолетний сын, родившийся с «заячьей губой», обладавший слабым здоровьем с рождения; похоронен он на Байковом кладбище. mjatezhnij3.png
Искусствоведы писали о Врубеле, что классическое мастерство его сочеталось с отсутствием классического равновесия духа. Уже в Киеве проявилась импровизационная манера художника творить – многие картины остались незаконченными, некоторые написаны поверх других, некоторые – с обратной стороны готового холста или вовсе на подвернувшемся клочке бумаги, иногда композиция не умещалась на холсте, и ему приходилось доклеивать листы, чтобы завершить работу. О качестве красок совершенно не заботился, часто рисовал чем попало и на чем попало. Врубель вообще обладал некоторым равнодушием к творческой среде, отсутствием трепетного отношения к творческому процессу, например, в Киеве поверг в шок Васнецова, когда поверх прекрасной картины религиозной тематики, уже проданной сахарозаводчику-меценату Терещенко, нарисовал посредственный сюжет, изображавший циркачку на коне.
Не нашедши признания среди киевского бомонда, в 1889 г. Врубель переезжает в Москву. В этом городе и проходит следующий творческий этап, наиболее плодотворный и зрелый. Врубель присоединяется к Абрамцевскому кружку, куда входят такие маститые живописцы, как Васнецов, Серов, Коровин, Левитан и др., существовавшему за счет поддержки известного московского мецената Саввы Мамонтова. Последний был владельцем частной оперы, на сцене которой, в 1896 г., художнику было суждено впервые увидеть свою будущую жену – Надежду Забелу. Мамонтов оказывал всяческую поддержку живописцу и благодарные Врубели даже назвали в честь него сына, рожденного в 1901 г.,– Саввушкой. Все, кто был близко знаком с Врубелем, считали его брак счастливым, Надежда стала музой-вдохновительницей создания всех женских образов врубелевских картин – он создавал многочисленные портреты жены, наделял ее чертами сказочные образы своих картин – «Садко», «Снегурочка», «Царевна-лебедь». Михаил Александрович в этот период работает интенсивно, создает много новых полотен. Казалось, будущее пророчит художнику счастливую старость в лучах заслуженной славы и в кругу любящей семьи, но судьба обернулась для него роком, а не фортуной…
В 1902 г., в возрасте 46 лет Михаил Врубель поступил в психиатрическую клинику I Московского университета в маниакальном состоянии. Был возбужден, высказывал идеи величия – заявлял, что он император, музыкант, его голос – хор голосов, что пьет только шампанское. Поведение его в отделении нелепо – собирал мусор, нецеленаправленно проводил штрихи углем, карандашами. Через полгода состояние больного стабилизировалось, наступила ремиссия, и он вернулся к творчеству с новой силой.
Из анамнеза врачам было известно, что десять лет назад, еще до женитьбы, у Михаила Александровича был диагностирован сифилис. Неврологический статус подтверждал версии врачей, поэтому Врубелю был выставлен диагноз «paralysis progressiv», несмотря на то что клиническая картина не слишком укладывалась в классические описания прогрессивного паралича. Несколькими месяцами спустя диагноз был подтвержден Владимиром Бехтеревым, хотя окончательные споры относительно того, как можно квалифицировать заболевание Врубеля, ведутся до сих пор. Неизвестно, лечился ли художник, после того, как ему был выставлен диагноз сифилиса в 1892 г., однако классическое противосифилитическое лечение XIX в. включало в себя терапию малоэффективными и высокотоксичными препаратами ртути и йода, поэтому даже после курса лечения заболевание довольно часто прогрессировало до третичной стадии, и различные формы нейросифилиса, в том числе прогрессивный паралич, совсем не были той диагностической редкостью, которой они являются сегодня. mjatezhnij4.png
Динамику болезни Врубеля и то, как отражалась она в его творчестве, можно начать изучать еще с инициальной стадии. Стадия предвестников нейросифилиса продолжается от двух до шести месяцев и включает неспецифические симптомы нарастающей астении, повышенной утомляемости и истощаемости, раздражительности, слабости, нарушений сна. Вот, что происходило с Михаилом Александровичем в промежутке между 1900 и 1902 гг.: как и в молодые годы, дает о себе знать нестабильная аффективность художника – он много работает, возбужден, болтлив, становится раздражительным, рассеянным, при этом его не покидает чувство тревоги, неясного беспокойства – гипоманиакальное состояние сменяется ажитированным. Характерное ощущение тревоги художник хорошо передал в картине «Царевна-лебедь» (1900) – глаза царевны словно застыли в страхе, бледное лицо лишено румянца, руки сжаты у сердца, она тревожно оглядывается на зрителя, словно прося помощи перед надвигающимся будущем, горизонт которого окрашен серыми, зловещими тонами.
Континуум болезни Врубеля от состояния психического здоровья через инициальную стадию заболевания к психотическому дебюту можно проследить в динамике развития знаменитого врубелевского образа Демона. Некоторые исследователи даже полагают, что завершающие картины цикла передают переживания, испытываемые при онейроидном состоянии, однако в истории болезни нет свидетельств о том, что Врубель испытал онейроидный синдром.
Этот образ, навеянный впечатлениями от одноименной поэмы Лермонтова, – один из наиболее значимых в творчестве художника и практически является символическим отождествлением с личностью самого Врубеля. Первая картина трилогии – «Демон сидящий» – написана в 1900 г. На холсте с невероятной реалистичностью нарисована величественная фигура задумчивого существа с мужественным торсом, но женственными чертами лица – здесь проявилась известная двойственность натуры художника. Сам Врубель противоречиво описывал своего героя: «Демон — дух не столько злобный, сколько страдающий и скорбный, при всем этом дух властный, величавый…». Уже первая картина производит впечатление некой громадности (кажется, что фигура Демона просто не умещается на огромном полотнище), омнипотенции, которая еще более будет проявляться в последующих картинах цикла и обретет реальную жизнь в содержании бредовых переживаний идей собственного величия во время психоза. В 1899 г. художник изображает «Демона летящего» уже как могучего властелина мира, однако при этом картина полна переживаний обреченности, тревоги – создается впечатление, что Демон летит прямо на зрителя, при этом сам образ практически бесплотен – среди буйства мазков холодных, землисто-лиловых красок отчетливо просматривается лишь его лицо. Последняя картина – «Демон поверженный» – написана в 1902 г., уже тогда, когда состояние художника было психотическим. Создавался последний образ мучительно – художник множество раз лихорадочно переписывал его лицо, завершая картину уже в выставочном зале, куда тайком пробирался ночью для работы над картиной, которая не может не поражать своей зловещей экспрессивностью. Не художник выбирает предмет – предмет выбирает художника. И Врубель не выбирал Демона –
Демон пришел к нему сам, в обличии психоза. Вряд ли кто-либо еще смог бы столь художественно передать весь ужас, который испытывает человек, ощущая, как распадается его личность, разлаживается работа психических процессов, но Врубелю это удалось – облик Демона на картине как будто засасывает пучина хаотично разбросанных мазков, изображающих горы. Окончив рисовать поверженного Демона, Врубель отправился в психиатрическую больницу – настолько болезненным стало его состояние. mjatezhnij5.png
Толчком к следующей госпитализации послужила семейная драма – внезапная смерть малолетнего сына. В скором времени Врубель вновь поступает в больницу. На этот раз он – в депрессивном состоянии. Его одолевает бред самообвинения, греховности. Он испытывает устрашающее галлюцинации – ему кажется, что его пытают, сажают в тюрьму. Считает, что опозорил семью, что его жена умирает от голода. Испытывает ипохондрические бредовые переживания – доказывает всем, что у него нет ног и рук, что он – «пустой мешок». Симптомы укладываются в картину синдрома Котара, который, по сути, стал зеркальным отражением бреда величия, испытываемого Врубелем во время первой госпитализации.
В 1904 г. художник переводится в частную клинику доктора Усольцева. Первые попытки возобновить творчество свидетельствуют о некотором обеднении фантазии художника, что можно связать и со снижением работоспособности вследствие депрессивного эпизода, и с нарастанием когнитивного дефицита. Поначалу Врубель делал лишь карандашные наброски – рисовал портреты врачей, санитаров, пациентов, играющих в карты или шахматы, делал пейзажные наброски вида из больничного окна, зарисовывал углы и вещи в собственной палате.
В марте 1905 г. у художника снова развилось маниакальное состояние – Усольцев описывает скачку идей, психомоторное возбуждение, идеи величия. Врубель заявляет, что знаменит, что жил вечно, расписывал стены Ватикана. Очень много рисует, часто картину поверх картины, например, начал рисовать портрет Усольцева, тут же – увлекся и начал рисовать икону на том же листе, не закончив портрет. Порою рисует даже на стенах – углем, слюной; пишет много автопортретов, на некоторых изображает себя в нелепом виде, например – с красным платком на голове. Особое значение в картине болезни принимают идеи религиозного характера – ранее не отличавшийся добродетелью и религиозностью, художник создает ряд картин сакральной тематики («Серафим», «Пророк»).
Удивительно, но в периоды ремиссий Врубель создает много талантливых работ, сохранив, таким образом, художественный дар. Сохранная работоспособность, отсутствие выраженных когнитивных нарушений, проявлений деменции, благодушия, свойственного больным прогрессивным параличом, сделали течение болезни художника нетипичным. У Врубеля проявилась циркулярная форма прогрессивного паралича – со сменой маниакальных и депрессивных эпизодов. Известна точка зрения специалистов, что развитие данной формы отмечается у лиц с наследственной предрасположенностью к эндогенным психическим заболеваниям. По некоторым данным, именно при циркуляторной форме прогрессивного паралича быстро наступает атрофия зрительного нерва, что неизбежно привело живописца к полной слепоте в 1906 г. Потеря зрения стала наибольшим ударом для Михаила Александровича, оправиться после которого он уже не смог. Сил на борьбу с болезнью у художника больше не оставалось, он неоднократно говорил об усталости от жизни, подолгу стоял перед открытой форточкой, пытаясь умышленно простудиться – Врубель скончался 1 апреля 1910 г. в одной из санкт-петербургских частных клиник после пневмонии.
mjatezhnij6.png
Последней работой слепнущего мастера стал портрет поэта-символиста Валерия Брюсова, который так и остался незаконченным. У Брюсова сохранились яркие воспоминания об этой встрече: «Правду сказать, я ужаснулся, увидев Врубеля. Это был хилый, больной человек, в грязной измятой рубахе. У него было красноватое лицо, глаза – как у хищной птицы, торчащие волосы вместо бороды. Первое впечатление: сумасшедший! Он вошел неверной, тяжелой походкой, как бы волоча ноги, и после обычных приветствий спросил: «Это вас я должен писать?» И стал рассматривать меня по-особенному, по-художнически, пристально, почти проникновенно. Сразу выражение его лица изменилось. Сквозь безумие проглянул гений. В жизни, во всех движениях Врубеля было заметно явное расстройство... Но едва рука брала уголь или карандаш, она приобретала необыкновенную уверенность и твердость. Человек умирал, разрушался, мастер – продолжал жить
mjatezhnij7.png mjatezhnij8.png


Что почитать:

mjatezhnij9.png
«Врубель» Н.А. Дмитриевой – замечательная монография известного российского искусствоведа о творчестве Врубеля, дополненная репродукциями его картин.
«Врубель. Переписка. Воспоминания о художнике» – книга содержит живые воспоминания о Врубеле его современников, переписку с родными и женой, коллегами по цеху.
mjatezhnij10.png
mjatezhnij11.png
«Врубель. Жизнь и болезнь» Н. Шумского – патографический анализ жизнетворчества великого художника, написанный известным российским психиатром.

Что посмотреть:

«Этюды о Врубеле» – биографическая лента 1989 г. о киевском периоде в жизни и творчестве Михаила Врубеля, снятая на киностудии имени Довженко по сценарию Сергея Параджанова и Леонида Осыки.
mjatezhnij12.png

Что посетить:

mjatezhnij13.png
Киев – здесь Врубель формировался как художник, жил и работал в этом городе пять лет (с 1884 по 1889 гг.). Конечно же, самый большой киевский проект Врубеля –роспись Кирилловской церкви, которая сейчас функционирует в качестве музейного комплекса, но мало кто знает, что он трудился, воссоздавая орнаменты во Владимирском и Софийском соборах. А чтобы посмотреть на картины, созданные Врубелем в Киеве, стоит посетить Киевский музей русского искусства. Москва – в Третьяковской галерее собрана одна из наиболее полных музейных коллекций творчества художника. Саму галерею уже сложно представить без зала Врубеля, который был специально реконструирован к 150­летию со дня его рождения и дополнен новыми работами из музейного фонда. Здесь можно увидеть наиболее известные картины из «демонического» цикла, монументальные панно, а также многие другие работы.
mjatezhnij14.png

Подготовила Ольга Устименко
Поделиться с друзьями:

Партнеры

ЛоготипЛоготипЛоготипЛоготипЛоготип