Разделы: Зарубежный опыт |

Мнение эксперта

Опубликовано: 10.07.2015

beradzeti.jpg
Ведущая рубрики:
Тина Игоревна Берадзе – психиатр, психотерапевт, член правления, директор по международным связям Ассоциации психиатров Украины, член Ассоциации выпускников Медицинской школы Гарвардского Университета (США), член Всемирной федерации биологической психиатрии (WFSBP)

Новые стратегии лечения клинической депрессии

Недавно были проведены экспериментальные исследования, которые привлекли мое внимание, думаю, эта информация заинтересует и вас, дорогие коллеги. Речь идет о двух небольших, финансируемых правительством, рандомизированных контролируемых испытаниях. Одно исследование включало пациентов с резистентной к лечению формой клинической депрессии, дру­гое – с устойчивой к терапии формой биполярной депрессии.
В результате проведенных испытаний было обнаружено, что одно вливание анестетика кетамина приводило к быстрому и значительному восстановлению настроения, энергии и интереса. По моему мнению, несмотря на интригующие данные, на сегодняшний день результаты интересны больше для исследователей, чем для врачей. Поскольку даже в низких дозах кетамин имеет значительные побочные эффекты, а в более высоких препаратом уже злоупотребляют как наркотическим средством.
Однако проведенные исследования воздействия кетамина могут оказаться полезными для ученых в поиске новых целей для лекарственных средств – антидепрессантов. Большинство широко применяемых сегодня антидепрессивных препаратов влияют на системы нейротрансмиттеров, в которых участвует серотонин, которому уже давно инкриминируется важная роль в расстройствах настроения. Кетамин же воздействует на принципиально иные системы нейротрансмиттеров, предлагая альтернативный способ изучения нейробиологии депрессивных расстройств.
Так, были проведены два пилотных наблюдения, в которых исследователи из Национального института психического здоровья США (NIMH) отобрали и случайным образом распределили 18 пациентов. Им назначали 0,5 мг/кг кетамина (доза ниже, чем при его использовании в качестве анестезирующего средства) либо плацебо (физиологический раствор). Оба испытания проводились как двойные слепые, так что ни участники, ни исследователи не знали, кто какую инъекцию получал. Авторы наблюдений использовали перекрестный дизайн, таким образом, те пациенты, которые изначально получали кетамин, затем получали плацебо, и наоборот.
К первому наблюдению исследователи NIMH допустили пациентов, у которых в среднем диагностировали депрессию до 24 лет назад, а также тех, кто не испытывал облегчения от лечения шестью разными антидепрессивными средствами. На момент проведения исследования участники испытывали текущий эпизод депрессии в среднем на протяжении последних трех лет.
Используя стандартные клинические инструменты для оценки депрессивного состояния, исследователи обнаружили, что 12 из 17 пациентов (71%), которые получали одноразовые инъекции кетамина, положительно отреагировали на лечение на следующий день после приема препарата, и 5 из них (29%) достигли временного облегчения симптомов. Для сравнения, ни у одного из 14 участников, которые применяли плацебо, не наблюдалось изменение состояния на конец следующего дня.
Так, совсем недавно эти же ученые провели аналогичное исследование при участии пациентов с диагнозом биполярного расстройства, установленным в среднем 28 лет назад, которые не получали облегчения от лечения семью антидепрессантами. К моменту включения в исследование участники испытывали в среднем 15­месячный текущий депрессивный эпизод и оставались на препарате лития или вальпроате в ходе наблюдения.
По истечении одного дня 7 из 16 пациентов (44%), которым назначали одну дозу кетамина, продемонстрировали положительные результаты лечения, измеряемые стандартными клиническими инструментами, и 5 из них (31%) достигли временной ремиссии. Для сравнения, по истечении одного дня, состояние ни одного из 15 пациентов, получавших плацебо, не изменилось.
По моему мнению, тот факт, что в обоих исследованиях одноразовая инъекция кетамина привела к значительному и быстрому облегчению резистентной к лечению депрессии – слишком хороший результат, чтобы быть правдой. Скорее всего, это еще далеко не решение проблемы. Препарат, который действует быстро, чтобы временно облегчить симптомы, сам по себе не может являться средством для терапии депрессии.
К тому же кетамин имеет значительные побочные эффекты, что ограничивает его использование в клинических целях, помимо его традиционного применения как анестезирующего средства. В обоих исследованиях некоторые участники (в том числе, по меньшей мере, 10% во втором наблюдении) испытывали «странные чувства» и имели повышенное кровяное давление. Другие приводимые побочные явления включали эйфорию, страх, тревогу, эмоциональное притупление, вялость, сонливость, когнитивные нарушения, тошноту, головную боль, сухость во рту, и затуманенное зрение.
Оба исследования включали пациентов с резистентной формой депрессии, так что результаты могут не подтвердиться для лиц с менее тяжелыми формами депрессии. Неоднозначен и тот факт, что применяли только одноразовую инъекцию кетамина, и эффект препарата быстро исчезал. В связи с этим не получены данные о долгосрочных рисках или преимуществах использования препарата для лиц, страдающих депрессией.
В заключение хочу добавить, что глутамат, как известно, является самим сильным «возбуждающим» нейротрансмиттером, активизирующим клетки головного мозга, а кетамин непосредственно блокирует N­метил­D­аспартатные рецепторы и очень эффективно повышает уровень глутамата в мозге. По моему мнению, проведенные исследования и полученные результаты, могут быть очень полезны для дальнейшего изучения теории о том, что глутамат или другие химические вещества в мозге могут «участвовать» в развитии депрессии. Поскольку в рамках других испытаний было продемонстрировано, что кетамин влияет и на другие молекулы мозга, вполне вероятно, что он «запускает» биологические изменения с последующим антидепрессивным эффектом. Основная ценность приведенных исследований в том, что они указывают на наличие других механизмов и целей для фармакологического воздействия, кроме традиционных «серотонических».
Я считаю, что дальнейшие исследования в этом направлении могут дать новые ответы и интересные практические результаты как для научного, так и для клинического применения.
Поделиться с друзьями:

Партнеры

ЛоготипЛоготипЛоготипЛоготипЛоготип