Депрессия и сердечно-сосудистые заболевания: обзор современных исследований

Работы, в которых изучали взаимосвязь между депрессией и риском сердечно­сосудистых заболеваний, появились в середине 90­х гг. В 1996 г. M. Fava et al., обследовав 138 амбулаторных пациентов с депрессий в условиях первичной помощи, выдвинули гипотезу, что лица с депрессией подвержены большему риску осложнений ишемической болезни сердца (ИБС). Дальнейшие исследования подтвердили, что депрессия в 1,5­2 раза повышает риск развития инфаркта миокарда. Кроме того, инфаркт миокарда, инсульт и аритмии увеличивают риск возникновения депрессии, а если при этих состояниях развивается депрессия, то их течение ухудшается. Полученные данные поставили перед исследователями ряд новых вопросов о взаимном влиянии этих состояний. Ниже представлен обзор последних публикаций на данную тему.

Исследователи из Калифорнийского университета H. Lavretsky, L. Zheng, M.W. Weiner et al. в статье «Association of depressed mood and mortality in older adults with and without cognitive impairment in a prospective naturalistic study», опубликованной в The American Journal of Psychiatry (2010), представили результаты работы, в которой изу­­ча­ли предикторы смертности на протяжении 12 лет у 498 лиц в возрасте старше 50 лет (средний возраст – 74,5 года), перенесших ишемические субкортикальные сосудистые нарушения. У 36% участников когнитивные нарушения не наблюдались, у 31% – наблюдались, у 33% – обнаружена деменция. Магнитно­резонансно­томографическое обследование выявило у 41% пациентов субкортикальные лакуны. Особое внимание было уделено таким симптомам, как депрессия, апатия, ангедония и анергия. За период исследования 175 (35%) больных умерли, средний период выживаемости составил 5,6 лет. Период выживаемости был короче, а риск смерти выше у лиц с депрессией и субкортикальными лакунами. Причем при проверке других факторов, таких как пол, возраст, образование и наличие лакун, именно наличие сниженного настроения значимо повышало риск смерти.
По мнению авторов, депрессия может приводить к худшему исходу в этой группе пациентов по нескольким причинам: во­первых, доказано, что данное заболевание прямо влияет на показатели сердечно­сосудистой деятельности, например, агрегацию тромбоцитов, частоту сердечных сокращений. Также депрессия может препятствовать своевременному обращению за медицинской помощью. Когнитивные симптомы могут влиять на то, как пациенты воспринимают свою ситуацию, что, в свою очередь, усиливает депрессию. Таким образом, у лиц с депрессией в силу снижения активности и отсутствия должного ухода могут развиваться различные осложнения, которые также ухудшают исход. Авторы рекомендуют своевременно выявлять депрессию у пациентов, у которых наблюдаются микроваскулярные нарушения при проведении магнитно­резонансной и компьютерной томографии, а активное лечение должно быть направлено как на сосудистые факторы риска (гиперлипидемия, артериальная гипертензия, сахарный диабет), так и на симптомы депрессии.
Поскольку риск сердечно­сосудистых осложнений при депрессии четко установлен, ученые из Австралии провели метаанализ 18 исследований, в которых сравнивали вариабельность частоты сердечных сокращений (ЧСС) у пациентов с рекуррентным депрессивным расстройством и здоровых лиц, и вариабельность ЧСС у больных рекуррентным депрессивным расстройством до и после лечения антидепрессантами. Этот обзор будет опубликован в одном из ближайших номеров журнала Biological Psychiatry (A.H. Kemp, D.S. Quintana, M.A. Gray et al. «Impact of depression and antidepressant treatment on heart rate variability: a review and meta­analysis»). У пациентов, страдающих рекуррентным депрессивным расстройством (n = 673), показатели ЧСС были менее вариабельны, чем у здоровых субъектов (n = 407), со значимой тенденцией к увеличению ЧСС, а вариабельность ЧСС снижалась с увеличением тяжести депрессии. Лечение трициклическими антидепрессантами снижало вариабельность ЧСС, а лечение селективными ингибиторами обратного захвата серотонина миртазапином и нефазодоном не влияло на вариабельность ЧСС независимо от ответа пациента на лечение. Исследователи сделали вывод, что антидепрессанты не имеют опосредованного кардиопротективного действия, и при лечении антидепрессантами следует учитывать риск сердечно­сосудистых осложнений у конкретного пациента.
В многочисленных исследованиях установлено, что положительные эмоции увеличивают продолжительность жизни, улучшают иммунные функции, снижают риск развития сахарного диабета и артериальной гипертензии, тогда как отрицательные эмоции, такие как гнев, враждебность и депрессия, связаны с более высоким риском развития ИБС. К положительным эмоциям относят переживания радости, счастья, увлечения, энтузиазма и удовлетворения. Такие переживания проходят, но во взрослом возрасте обычно стабильны и схожи с чертами характера. Исследователи из Колумбийского университета K.W. Davidson, E. Mostofsky и W. Whang изучали, насколько клинически значимо позитивные эмоции связаны со снижением риска развития ИБС. Результаты работы они представили в статье «Don’t worry, be happy: positive affect and reduced 10­year incident coronary heart disease: the Canadian Nova Scotia health survey»), опубликованной в European Heart Journal. Авторы проанализировали данные из популяционной выборки 1739 респондентов. В начале исследования у участников была проведена оценка следующих факторов риска: пол, общий холестерол, холестерол высокой плотности, артериальное давление, сахарный диабет и курение. Депрессия, тревога и враждебность оценивались с помощью опросников, которые заполняли сами респонденты, позитивные эмоции определяли по пятибалльной шкале в соответствии с поведением во время проведения интервью и ответами на вопросы, касавшиеся обыденных ситуаций. Через 10 лет с помощью национального реестра и другой медицинской документации была собрана информация о сердечно­сосудистых заболеваниях у респондентов.
Более высокие оценки положительных эмоций отмечались у женщин, которые реже курили. Также в этой группе респондентов были ниже уровни общего холестерола, систолического и диастолического артериального давления, реже наблюдались проявления враждебности и тревоги. Анализ риска осложнений ИБС показал, что он возрастал на 22% при снижении на 1 балл оценки позитивных эмоций.
В качестве выводов своего исследования авторы рекомендуют врачам обращать внимание на позитивные эмоциональные реакции у пациентов с заболеваниями сердца, а в план реабилитационных мероприятий у таких больных включать простые поведенческие приемы, которые бы способствовали большему количеству позитивных аффектов, например, хобби, повседневные занятия, приносящие радость и удовлетворение.
В последнее время исследователи уделяют внимание избыточному весу как проблеме, с которой также может быть связана депрессия. Изменение веса, как снижение, так и повышение, характерны для депрессии. Группа исследователей из Нидерландов провела систематический обзор лонгитудинальных исследований, в которых изучали взаимосвязь избыточного веса и ожирения с депрессией. Обзор F.S. Luppino, L.M. de Wit, P.F. Bouvy et al. «Overweight, obesity and depression. A systematic review and meta­analysis of longitudinal studies» был опубликован в мартовском номере журнала Archives of General Psychiatry (2010; 67 (3): 220­229). Авторы включили в обзор 15 исследований при участии 58 745 человек. Согласно результатам метаанализа, индекс массы тела более 30 способствует развитию депрессии (отношение шансов [ОШ] 1,55). Эта закономерность более выражена у американцев, чем у европейцев. ОШ развития депрессии при избыточном весе (индекс массы тела – 25­29,99) составляет 1,27. Эта статистическая закономерность значима для взрослых в возрасте 20­60 лет, но не для лиц моложе 20 лет. Наличие депрессии в начале исследования не прогнозировало избыточный вес, однако ОШ развития ожирения составило 1,58. В выводах авторы указывают на то, что депрессия и ожирение взаимосвязаны, и эта связь более выражена при клиническом диагнозе депрессивного расстройства.
В мартовском номере журнала American Journal of Geriatric Psychiatry опубликована статья A. Koster, C.H. van Gool, G.I. Kempen et al. «Depressed mood and weight change contribute to the risk of each other» (2010; 18 (3): 236­244), в которой представлены результаты исследования группы ученых из Питтсбурга, изучавших взаимосвязь между изменениями веса при депрессии у 2406 лиц в возрасте 70­79 лет. В начале испытания подавленное настроение отмечалось у 4,4% участников, через 3 года катамнестического наблюдения – у 9,5%. Депрессия в начале исследования была связана с увеличением массы тела через 3 года (ОШ 1,91; 95% доверительный интервал 1,13­3,22). Снижение веса в течение катамнестического периода было связано с депрессией ко времени окончания исследования (ОШ 1,51; 95% доверительный интервал 1,05­2,16), и этому сопутствовало ухудшение состояния здоровья обследуемых лиц.

Подготовил Станислав Костюченко
Поделиться с друзьями:

Партнеры

ЛоготипЛоготипЛоготипЛоготипЛоготип