Разделы: Интересно |

Французская болезнь Ги де Мопассана

Опубликовано: 10.07.2015

 

 

«Я вошел в литературу как метеор – я исчезну с ударом грома»

В ХIX ст. одной из ключевых проблем медицины была борьба с сифилисом. Заболеваемость в Европе достигла таких масштабов, что возникла необходимость в формировании целого направления науки, изучавшего эту болезнь (термин «сифилидология» был выделен в 1867 г. профессором В.М. Тарновским). Многие известные люди стали жертвой этой болезни, в частности, во Франции эпидемия унесла жизнь Поля Гогена, Альфонса Доде, братьев Гонкуров. Особенно трагична судьба выдающегося новеллиста Ги де Мопассана, умершего от прогрессивного паралича в неполных 43 года.

Мопассан старался скрыть любую информацию о себе – он запрещал печатать портреты, отказывался давать интервью, не писал дневников и уничтожал всю переписку. Темные пятна в его биографии начинаются уже с места рождения писателя. Согласно официальной версии Анри-Рене-Альбер-Ги де Мопассан родился 5 августа 1850 г. в замке Миромениль около нормандского города Дьеппа. Однако, вероятнее всего, он появился на свет в другом местном городке – Фекане, в доме своей бабушки по материнской линии. Причина такой путаницы в том, что его мать, Лора Ле Пуатвен, мещанка из разорившейся семьи, дочь фабриканта-прядильщика, была особой весьма эксцентричной и высокомерной, и всеми силами стремилась пробиться в буржуазные круги. Именно с целью создания семейного мифа Мопассаны арендовали замок Миромениль, однако, к родам старшого сына Лора не успела туда переехать. Супруг Лоры, Гюстав Мопассан, сын налогового инспектора, также происходил из разночинной среды. Незадолго до свадьбы по настоянию тщеславной невесты он добился в суде права добавить к своей фамилии приставку «де», свидетельствующую о дворянском происхождении.

Столь туманна не только родословная будущего писателя, но и его наследственность. Так, его дядя, родной брат его матери, – Альфред Ле Пуатвен, вел весьма свободный образ жизни, последствием которого якобы стала психическая болезнь (так завуалирован намек на сифилис) с проявлениями в виде галлюцинаторного синдрома, в частности синдрома двойника. При этом в официальных источниках утверждается, что дядя умер от болезни сердца. Младший брат Мопассана, Эрве, умер в психиатрической лечебнице за 4 года до смерти самого писателя (вероятной причиной смерти биографы называют все тот же сифилис). Сама же Лора де Мопассан, всегда оказывавшая большое влияние на Ги, тоже не отличалась крепким душевным здоровьем. Жорж Нормандии (один из биографов Мопассана) причиной ее страданий называл базедову болезнь. Он писал, что по этой причине с 1978 г. из-за сильной светобоязни госпожа де Мопассан злоупотребляла наркотическими веществами. Ее болезненную чувствительность к свету отмечает в своих письмах и Гюстав Флобер, с которым

Лора была дружна еще с детства. В психическом здоровье супруги сомневался и Гюстав де Мопассан, который в 1892 г. оставил такие свидетельства о ней: «Госпожа де Мопассан подвержена таким припадкам гнева, что по малейшему поводу у нее случаются страшные истерики, от которых она очень стpaдает. Она заговаривается, к ней не подступиться... Она выпила два пузырька опийной настойки. Я побежал за врачом, который принял меры, чтобы вызвать у нее рвоту и удалить яд, что и спасло ее. Когда она пришла в себя, гневу ее не было границ... Ее оставили на некоторое вpeмя в одиночестве. Она пыталась задушиться своими же волосами. Пришлось их отрезать». Что же касается самого отца семейства, то он оказался безвольным мотом и гулякой, что становилось причиной бесконечные ссоры с супругой и привело к разрыву их отношений в 1862 г.

Проведя лишь один учебный год (возможно из-за материальных проблем семьи) в лицее Наполеона в Париже, Ги по настоянию матери поступает в семинарию в Ивето. Там он пребывал в унынии с 13 до 18 лет, совершенно не испытывая тяги к религии. Хотя позднее в письме к Флоберу будет утверждать, что был изгнан за безверие и скандалы, при этом во всех его школьных характеристиках отмечен спокойный нрав. Пытаясь увильнуть от скучной учебы, он начинает часто болеть (симулирует мигрени). Лора де Мопассан настаивает, что забрала сына из Ивето под предлогом болезни: «Болезнь сына не опасна, но он страдает от нервного истощения, требующего весьма строгого режима».

С 1868 по 1869 г. Мопассан учится в классе риторики руанского лицея. Получив степень бакалавра словесности, поступает на факультет права Парижского университета. Однако его планы на учебу разрушила франко-прусская война. Он уходит на фронт рядовым солдатом. Из-за финансовых неурядиц ему не суждено было вернуться в университет, поэтому, проведя в армии год, Ги с головой окунается в пленяющий мир женщин и литературы.

Писатель имел множество любовных связей не только с дамами легкого поведения, но и с особами из высшего общества. О женщинах он писал: «Я их коллекционирую. Есть такие, с которыми я встречаюсь не чаще одного раза в год. С другими я вижусь раз в десять месяцев, с третьими – раз в квартал. С некоторыми судьба сталкивает меня только у их смертного одра, с некоторыми – кoгда они хотят пойти пообедать со мной в кабаре... ». Исходя из негативного опыта родительской семьи (развод матери и отца), он не признавал институт брака и не вступал в длительные отношения. Тем не менее, после его смерти стало известно, что у него было трое незаконнорожденных детей от женщины простого происхождения – Люсьена (1883 г.р.), Люсьен (1884 г.р.) и Марта-Маргарита (1887 г.р.) Дети носили фамилию своей матери Жозефины Литцельман. Известно, что при жизни Мопассан материально обеспечивал эту семью, но в завещании никто из детей упомянут не был. Лора де Мопассан отрицала существование этих детей, впрочем, как и другие скандальные факты его биографии.

Не имея достаточно средств для существования, в 1972 г. Мопассан поступает на государственную службу в Морское министерство, а писательством же занимается на досуге. В 1878 г. по ходатайству своего наставника Флобера он переходит на работу в Министерство народного образования. Чиновник из него вышел гораздо менее усердный, чем литератор: все 8 лет министерской работы он предпочитает оставаться на вторых ролях, избегает ответственных заданий, предпочитая только необходимые и несложные. Так или иначе, служба помогала обрести финансовую независимость и все свободное время он отводит любимому увлечению – гребле. На Сене он собирает группу отчаянных молодых людей, свободных от норм буржуазной морали. Своим нарочито вызывающим поведением они вызывают презрение со стороны традиционалистов. Так, Эдмон де Гонкур называл эту компанию «обществом сутенеров».

Ги действительно не желает ограничивать себя: заводит романы и случайные сексуальные связи, в том числе с проститутками, дерется, скандалит, непомерно употребляет алкоголь. Врач Жан Лакассань оставил такой комментарий, охарактиризовав психологическое состояние писателя: «В период увлечения гребным спортом у Мопассана наблюдалось странное поведение: бурная подвижность и неутомимые физические упражнения сменялись периодом депрессии и упадка. Душа общества, весельчак вдрyг преображался в существо апатичное и унылое – вполне симптоматичная, впрочем, смена настроений для так называемого циклотимического состояния». Действительно, 23-летний Ги, в самый разгар увлечения греблей, страдал от мигреней и лабильности настроения: «Когда я остаюсь один за своим столом с печальной лампой, горящей передо мной, я ощущаю часто такую глубокую тоску, что не знаю, к кому броситься».

Образ жизни Мопассана, которым тот, вероятно, «спасался» от невротической тревоги, привел к вполне закономерным последствиям... Будучи на государственной службе, он стремится получать как можно больше отпусков, мотивируя их плохим состоянием здоровья, чем привлекает внимание начальства. В его личном деле есть заключение доктора Рендю: «Господин министр, я, нижеподписавшийся, госпитальный врач, удостоверяю, что в течение двух лет наблюдал господина де Мопассана. Этот молодой человек страдает стойким неврозом, проявляющимся в непрекращающихся головных болях, мозговых спазмах... Это предрасположение, хотя и не резко выраженное, наличествует наряду с сильнейшими сердечными перебоями... В течение последних нескольких недель он страдает параличом нерва правого глаза, сопровождающимся стойкой невралгией». Уже в 1975 г. писатель ищет причину своих недомоганий в кабинетах врачей, которые в те времена не обладали должными познаниями ни в диагностике, ни в лечении сифилиса: «Мне предписали полный покой, бромистый калий и никаких ночных бодрствований. Это лечение ни к чему не привело. Тогда меня посадили на мышьяк, йодистый калий, на кольхицинную настойку; это лечение тоже ни к чему не привело. Тогда вpaч направил меня па консультацию к специалисту, лучшему из лучших, доктору Потену… Последний заявил мне, что сердце само по себе в порядке, но у меня началось отравление никотином…»

Наконец, по переписке Мопассана можно понять, что врачи установили ему диагноз – в марте 1977 г. он с немалым бахвальством пишет другу: «У меня сифилис, наконец-то настоящий, а не жалкий насморк... Нет, нет, самый настоящий сифилис, от которого умер Франсуа I. Велика беда! Я горд, я больше всего презираю всяческих мещан. Аллилуйя, у меня сифилис, следовательно, я уже не боюсь подцепить eгo». После этого неоднократно рассказывал, что заразился сифилисом от очередной «подружки по гребле» в 20 лет (наиболее вероятно между 1871 и 1876 г.). Доктор Сабуро полагал, что Ги заболел в 1876 г.: «Первичные признаки сифилиса проявились в январе или феврале 1877 г.; заражение же произошло в декабре 1876 г.».

В августе 1877 г. врач из министерства Ладреи де ла Шарьер отправляет его принимать серные ванны на Швейцарском курорте Люэш. У 27-летнего Мопассана начинают выпадать волосы. По этому поводу И. Тургенев, который был знаком с писателем, заметил: «Бедняга Мопассан теряет всю растительность на теле! Это, как он говорит, связано с кишечным заболеванием». Исходя из такого объяснения самого Ги, его бравада о диагнозе сифилиса была не более чем демонстрацией (в последующих письмах заметно, что он цепляется за любую нить, дающую надежду, что диагноз поставлен неправильно). В мapте 1880 г. он пишет: «У меня паралич нерва правого глаза, и Абади считает эту болезнь почти неизлечимой. Но мой врач (он профессор медицинского факультета) утверждает, что болезнь излечима. Он полагает, что Абади совершенно не разобрался в моем состоянии. Я, по eгo мнению, болен тем же, что и моя мать, то есть у меня легкое раздражение верхнего отдела спинногo мозга. Следовательно, нарушение сердечной деятельности, выпадение волос и история с глазом имеют одну причину...».

Ги де Мопассану оставалось по крайней мере 10 лет активной творческой жизни. Между 1880 и 1890 гг. он публикует почти все свои произведения: около трехсот рассказов, шесть романов, три повести, сборник стихов и многочисленные очерки. В 1883 г. выходит в свет выходит его первый роман «Жизнь», квинтэссенция практически всех тем, которые писатель до этого затрагивал в своих новеллах: презрение к отцу, сложные отношения с матерью, отвращение к материнству, мысли о смерти, привязанность к воде… В том же году, на семейном участке земли близ Этрета он строит себе дом Ла Гиейтт, обзаводится домашними животными: парой такс, попугаем и даже обезьяной. Ги нанимает камердинера, бельгийца Франсуа Тассара, который прослужит до самой смерти писателя и позднее издаст две книги воспоминаний о Мопассане. Он попеременно живет в Этрете, Париже и Каннах и продолжает вести лишенную сексуальных предрассудков жизнь (его парижскую квартиру Гонкур называл «жилищем карибского сутенера»). После первого литературного успеха с «Пышкой» и увольнения со службы Мопассан много путешествует по средиземноморскому побережью (побывал на Корсике, в Италии, Алжире). В 1885 г. приобретает яхту, которую назовет «Милый друг», в честь своего нового романа.

Однако болезнь периодически напоминает о себе. С 1885 г., по свидетельству Франсуа Тассара, писателя начинают мучить галлюцинации: «Не раз видел я, как, оборвав фразу на средине, уставившись глазами в пустоту, наморщив лоб, он словно бы прислушивался к таинственному гoлосу. Это состояние длилось всего лишь несколько секунд, но, возвращаясь из забытья, он говорил слабым голосом, тщательно выговаривая слова...». Летом того же года он проходит курс лечения на курорте Шатель-Гюйон. Мопассан осознает свое состояние: «Я совершенно отчетливо констатирую, что мое здоровье ухудшается, что мои физические страдания усиливаются, что мои галлюцинации становятся все более затяжными, что моя работоспособность уменьшается. Высочайшее утешение для меня заключается в том, что, когдa я стану немощен и жалок, я сам cмогy положить всему этому конец».

Примерно с тридцатилетнего возраста Мопассан начинает лечить мигрени парами эфира, к которому со временем сформировалась стойкая зависимость. Рассказ «Грезы» 1882 г. – это прямое свидетельство его пагубной привычки: «Я применял это средство во время приступов ужаснейшей невралгии и с тех пор, быть может, немного ими злоупотреблял… У меня была страшная головная боль, болела шея... Я взял большой пузырек эфира, улегся и начал медленно eгo вдыхать. Через несколько минут мне послышался смутный шум, который вскоре перешел в какое-то гудение, и мне показалось, что все тело становится легким, легким, как воздух, и словно растворяется». Беседуя с доктором Морисом де Флери о своем романе «Пьер и Жан» (1888), он признается, что произведение полностью написано под воздействием эфира, заключая: «я пришел к выводу, что этот наркотик способен вызвать в человеке умственное прозрение».

Зимой 1886 г. Мопассан пишет новеллу «Орля», интересную своим психопатологическим сюжетом. Согласно одной из гипотез тема произведения была подсказана писателю самим Жан-Мартеном Шарко (он консультировал его мать и лично был знаком с Ги). Еще до упомянутой новеллы Мопассан написал рассказ «Он», где уже затрагивал тему галлюцинаций (главный персонаж принимает кресло за спящего друга), однако в «Орля» развивает сюжет глубже. В первом варианте произведение имеет форму рассказа о пациенте психиатрической клиники, второй же вариант написан в виде дневника рассказчика. Герой повести страдает от зрительных галлюцинаций и одержим идеей, что его преследует некое невидимое и нематериальное существо («кто-то овладел моей душой и управляет ею»). Чтобы убить Орля, он поджигает свой дом, но приходит к выводу о неизбежности самоубийства, чтобы избавиться от наваждения…

В 1888 г. болезнь Мопассана вновь обостряется. После лечения на бальнеологическом курорте Экс-ле-Бен, он отправляется в Алжир и оттуда пишет: «Больше всего у меня болит голова, и я лечу невралгию настоящим, горячим, африканским солнцем». В сентябре 1889 г., находясь во Флоренции, в своих письмах друзьям писатель делится многочисленными соматическими жалобами, указывая на повышенную температуру и проблемы с желудком. Все чаще проявляются приступы мигрени и болят глаза.

Выбирая клинику для госпитализации брата, расходы на которую взял на себя Ги, он ведет переписку с отцом, в которой описывает состояние больного: «Голова Эрве абсолютно затуманена. Вчера во время обеда он вдруг принялся пилить дрова и прекратил это занятие после того, как совершенно изнемог от усталости. [...] Я нашел Эрве совершенно сумасшедшим без всякого проблеска сознания». Между строк в письмах отцу он упоминает и о своем самочувствии: «У меня вялость, слабость желудка и кишечника». Внезапная смерть брата (ноябрь 1889 г.) и психическая болезнь самого Мопассана сильно усугубили его душевное равновесие.

В этот же период ухудшается зрение, учащаются галлюцинации (он «видит» своего двойника), усиливается страх перед зеркалами, возникший в 1882-1883 гг. На Парижском бульваре Осман писатель пугает прохожих, жестикулируя и «нападая» на воображаемых собеседников. Летом 1890 г. он снова лечится в Экс-ле-Бен. Общее ухудшения состояние становится особенно заметным окружающим – Гонкур пишет: «Сегодня утром я был поражен видом Мопассана – худобой и бледностью eгo лица, обостренной резкостью, болезненной пристальностью взгляда, ярко выраженными, как говорят в театре, чертами eгo характера. Мне кажется, он долго не протянет...».

В феврале 1891 г. Ги делится мыслями о самоубийстве в письме подруге Мари Канн: «Мои мысли проваливаются в черные ямы, ведущие неизвестно куда. Едва выбравшись из одной, они тут же проваливаются в другую; кто знает, что ждет меня за последней. Я боюсь, как бы отвращение не толкнуло меня пресечь этот никчемный путь». В марте Мопассан ведет переписку со своим новым врачом – доктором Мажито: «Я в ужасном состоянии; болезнь глаз, мешающая мне смотреть, и физическая боль от неизвестной, но невыносимой причины превращает меня в мученика… Шесть часов утра – я провел ужасную ночь. Вчера вечером я ничего не мог взять в рот. Галлюцинации возобновились...». В мае ситуация не лучше: «Я тяжко болен. Вот уже два месяца я не покидаю комнаты и постели». Доктора уговаривают его подлечиться летом на курортах юга Франции и Швейцарии, но его состояние не улучшается: «Я страшно ослабел, не сплю уже четыре месяца. Тело окрепло, голова болит сильнее, чем когда-либо. Бывают дни, когда хочется пустить себе пулю в лоб… Я все сильнее и сильнее страдаю от ужасных мигреней…». К зрительным галлюцинациям теперь присоединяются и слуховые. После возвращения из путешествия развиваются бредовеые идеи величия – Мопассан заявляет, что встречался с Ротшильдом в Женеве, рассказывает о воображаемых любовных победах, заявляет, что спасался от наводнения, смело защищался одновременно от трех сутенеров и трех собак, просит своего слугу обращаться к нему «господин граф»…

В письмах 1891 г. уже можно найти свидетельства когнитивных нарушений: часто встречается неправильная пунктуация, тавтологии, пропущенные строки, множественные исправления, слитно написанные слова, искажен почерк, страдает синтаксис. Летом из Дивонн-ле-Бенна он пишет очередное письмо: «Я забываю самые простые слова. Из моей памяти исчезают такие слова, как «небо» и «дом». Я человек конченный…». В августе он грозится покончить собой, если не завершит свой новый роман «Анжелюс» через три месяца (после первых 50 страниц он год ничего не писал).

Осенью писатель снимает в Каннах небольшой дом. Болезнь продолжает прогрессировать: помимо комплекса величия появляются бредовые идеи (постоянно пишет иски, жалобы). Еще в Париже, снимая квартиру в доме, где находилась булочная, он решил, что в его бессоннице «виноваты» ночные работы в пекарне и возбудил судебное дело против хозяина. Формируется ипохондрический бред – Мопассан одержим идеей влияния на него неких вредоносных солей: «Я убедился вчера, – это был день отвратительных страданий – что все мое тело, мясо и кожа, пропитаны солью... У меня всякие неполадки, или, вернее, страшные боли от вceгo, что входит в мой желудок... Слюны больше нет – все высушила соль – только какая-то отвратительная и соленая масса стенает с губ...».

Иногда у писателя все еще просыпается критика к собственному состоянию и он осознает свою печальную участь: «Я думаю, что это начало агонии... Головные боли столь сильны, что я сжимаю голову обеими руками, и мне кажется, что это голова мертвеца... Воющие собаки с предельной точностью передают мое состояние. Собачий вой, горестная жалоба собаки ни к ному не обращена, никому не адресована; просто крик отчаяния разносится в ночи – крик, который я хотел бы исторгнуть из себя... Если бы я мог стонать как они, я уходил бы в широкую долину, в чащу леса и выл бы часами во мраке… Умственно изношенный и все же еще живой, я не могу писать. Я не вижу больше. Это крах моей жизни».

Ночью 1 января 1892 г. Ги де Мопассан совершает попытку самоубийства. Вначале он хватается за револьвер, но тот оказывается незаряженным (его слуга Франсуа, заподозрив неладное, спрятал пули накануне), тогда берет нож для бумаги и пытается перерезать себе горло, но рана недостаточно глубока. Ги бросается к закрытым ставням, но психомоторное возбуждение не позволяет ему совершать целенаправленные действия и Франсуа Тассар, прибежавший на шум, успевает его оттащить от окна.

Уже 7 января писателя в смирительной рубашке привозят в Париж и госпитализируют в частную психиатрическую клинику доктора Эспри Бланша. В этой лечебнице Мопассан пробыл более полутора лет, вплоть до самой своей смерти. Ни одна из записей в истории болезни Мопассана не сохранилась, лишь свидетельства очевидцев. Он был уверен, что живет в доме, населенном сифилитиками. Среди прочих галлюцинаций ему является сатана. Земля кишит насекомыми, выделяющими морфий. Он общается с мертвыми, беседует с Флобером и братом Эрве. Слуга Франсуа обкрадывает его и хочет отравить, поливая ему вино на пуп, доктор Мерио – «грязный старикашка», «сумасшедший». Врачи преследуют его, чтобы вколоть морфий, от которого в мозге появляются дырки. Классические симптомы бреда величия: за его пребывание в больнице платят друзья Ротшильды, сорок миллионов положены в банк на его имя, живот его набит бриллиантами, Бог заявил на весь Париж с высоты Эйфелевой башни, что господин де Мопассан – сын Бога и Иисуса Христа (в другой вариации – «Иисус

Христос спал с моей матерью. Я – сын Бога!»), все женщины мира были им обесчещены, он убьет Бога, заразив его черной оспой. Ги пишет письмо Людовику XIII, советуя ему построить комфортабельные могилы, с холодными и горячими ваннами. Питание избирательно: отказывается от меда, поскольку он смертелен (пчелы собирают нектар с наперстянки), от телятины (это человеческий зародыш), винограда (отравлен серой). С марта 1893 г. случаются эпилептические приступы. 6 июля того же года, не дожив месяца до своего 43-летия, Рене-Альбер-Ги де Мопассан умирает. Последними его словами были: «Тьма! О, тьма!». Причиной смерти назван прогрессивный паралич.

Никто из родственников на похороны писателя не приехал. Позднее, брат вдовы Эрве де Мопассана так опишет эту ситуацию, а заодно и даст оценку такому отношению родни: «В этой семье живые не желали беспокоиться даже о том, чтобы похоронить мертвых!».

Однажды писатель сказал слова, ставшие пророческими в отношении его собственной судьбы и точно отразившие переживания с которыми он сам столкнется в дальнейшем: «Счастливые люди, крепкие и здоровые, – способны ли они по-настоящему понимать, постигать, выражать жизнь, нашу жизнь, столь беспокойную и короткую? Доступно ли им, этим благополучным людям, видеть все несчастья, все страдания, которые окружают нас, чтобы заметить, что смерть косит беспрестанно, повседневно, повсюду, жестоко, слепо, фатально?»


Что почитать:

А. Лану
«Мопассан»

Книга французского писателя и журналиста, лауреата национальной Гонкуровской премии подробно исследует малоизвестные факты из жизни Ги де Мопассана и является довольно полным биографическим материалом о нем, а также прекрасно передает дух XIX столетия.
Эд. Мениаль
«Ги де Мопассан»

Это произведение среди прочих выделяется акцентом именно на основных событиях жизни Мопассана, много места уделяя и тому периоду, когда он боролся с психическим недугом.

Что посмотреть

«Новеллы Мопассана»
(Франция, 2007-2011 гг., Режиссеры – К. Шаброль и др., в ролях – М.-А. Шазель, Ф. Гиллард, Т. Шаброль и др.)
 
Сериал-антология произведений Ги де Мопассана. Каждая из 24 серий подробно освещает отдельные произведения автора (новеллу или повесть), экранизированные разными режиссерами и актерами.
«Ги де Мопассан»
(Франция, 1982 г. Режиссер – М. Драш, в ролях – К. Брассёр, Ж. Карме, С. Синьоре)


Биографический фильм о писателе, рассказывающий, преимущественно, о последнем периоде его жизни, омраченном болезнью и разрушающимися социальными связями с миром.
«Милый друг»
(Великобритания-Италия, 2012 г. Режисер –  Д. Донелли, Н. Ормерод, в ролях – К. Мини, Ф. Гленистер, Х. Грейджер)
 
Сюжет фильма основан на одноимённом произведении Мопассана. Фильм представляет собой не только яркое описание жизненных приключений Дюруа, но и в подробностях изображает быт и нравы Франции XIX века.

Что посетить:

 Этрета, Франция. Детство Ги прошло в этом небольшом нормандском городке на побережье Ла Манша, популярном месте отдыха у туристов. В свое время здесь жили писатель Морис Леблан, художники Густав Курбе и Клод Моне. Примечательно, что до сих пор сохранилась усадьба Мопассана. Эта красочная местность не раз становилась полотном для произведений писателя.
Дьеп, Франция. Замок Миромениль, известен прежде всего как место рождения Ги де Мопассана. Первое строение здесь появилось в 1590 г. Впоследствии строительством и обустройством дворца на протяжении многих десятилетий занимались разные представители французской аристократии. Потому архитектуру дворца можно назвать смешанной – монументальный южный фасад ярко контрастирует с простым классическим фасадом северной стороны.
Париж, Франция. В живописном парке Монсо, среди извилистых дорожек и прогулочних аллей находится памятник Ги де Мопассану (1897).  Автором работы является французский скульптор Рауль Верле. Территорию парка украшает коллекция уменьшенных копий таких архитектурных памятников, как египетская пирамида, китайская крепость, голландская ветряная мельница и коринфские колонны.

Подготовила Ольга Устименко

Поделиться с друзьями:

Партнеры

ЛоготипЛоготипЛоготипЛоготипЛоготип