Альберт Фельдман: «…очень важно создать такую систему, при которой военнослужащий смог бы получить психологическую помощь на всех этапах несения службы и после демобилизации»

 

 

pic-6208527018.jpgНа сегодняшний день проблема сохранения здоровья и работоспособности лиц, участвующих в военных конфликтах, является очень актуальной для нашей страны. Участие в боевых действиях практически всегда влечет за собой стрессовую реакцию организма, которая без соответствующей своевременной квалифицированной помощи может привести к нежелательным последствиям как для самого военнослужащего, так и для общества в целом. К сожалению, в действующей военно‑медицинской доктрине очень мало внимания уделяется социальной и медико-психологической реабилитации лиц, принимавших участие в боевых действиях. Профильные специалисты проводят активную работу по созданию эффективной модели оказания психологической помощи бойцам на всех этапах несения службы с использованием соответствующих наработок других стран. Опытом создания системы охраны психического здоровья военнослужащих и их семей поделился военный психолог израильской армии в отставке Альберт Александрович Фельдман.

– Альберт Александрович, что способствовало созданию армейской системы охраны психического здоровья военнослужащих в вашей стране?

– Введение штатной единицы военного психолога в военно-медицинский корпус израильской армии произошло в рамках детального анализа опыта ведения боевых действий в различных странах. Исследования показали, что как среди военнослужащих, так и демобилизованных были отмечены массовые случаи суицида, причем чаще – после демобилизации, чем во время активных боевых действий. Выводы были сделаны, и поскольку Израиль постоянно находится в состоянии войны, необходимость создания армейской системы охраны психического здоровья не подлежала сомнению. При этом была поставлена задача создать такую систему, при которой военнослужащий смог бы получить психологическую помощь на всех этапах несения службы и после демобилизации. За основу были взяты наработки американских военных психологов. Также специалисты Армии обороны Израиля учли опыт других стран, разработав военно-медицинскую стратегию с учетом этнических, лингвистических и культурологических особенностей военнослужащих.

Конечно, на построение всей системы психологической поддержки ушло немало времени. В 1960-е годы в штате было менее 150 военных психологов. Постепенно их количество увеличивалось и к настоящему моменту достигло более 2500 специалистов (вместе с социальными работниками соответствующей квалификации). При этом во время активных военных действий на службу призываются еще и резервисты. В целом, установленный норматив военных психологов и социальных работников должен сегодня приближаться к показателю 1 специалист на 70-90 военнослужащих. Следует отметить, что военных психологов в Израиле обозначают эвфемизмом «офицер здоровья души», для того чтобы не было возможных спекуляций по поводу психической полноценности военнослужащих.

...военных психологов в Израиле обозначают эвфемизмом «офицер здоровья души», для того чтобы не было возможных спекуляций по поводу психической полноценности военнослужащих.

– Расскажите, пожалуйста, как организована система психологической поддержки бойцов в Израиле.

– Система психологической поддержки в израильской армии разделена на 5 крупных подразделений: подразделение диагностики, профилизации и профориентации; служба психологической поддержки военнослужащих; подразделение по реабилитации и работе с демобилизованными; служба поддержки гражданского населения при кризисных ситуациях; служба по работе с семьями пострадавших.

По результатам проведенного обследования все потенциальные военнослужащие получают медицинскую карту (профиль), которая сопровождает военных всю жизнь.

– Каковы основные задачи данных подразделений?

– Самым большим является подразделение диагностики, профилизации и профориентации. Одной из его функций является первичная психологическая оценка потенциального военнослужащего. Так, по достижении гражданином 15 лет он обязательно должен явиться для всестороннего медицинского обследования, включая психологическое тестирование. По результатам проведенного обследования все потенциальные военно­служащие получают медицинскую карту (профиль), которая сопровождает военных всю жизнь. Изменения в эту карту можно внести только в последующие три года.

В рамках первичной психологической оценки определяют интеллектуальный уровень, психологический и социальный статус, а также способность к мотивации и лидерству. Эти четыре показателя вносятся в личную карту, и на их основе осуществляется профориентация потенциального военнослужащего в тот или иной род войск. В последние годы это стало рассматриваться как отдельный документ и получило название «социального профиля», который, как и медицинский профиль, является частью личного дела каждого военнослужащего. Если же сделан вывод о непригодности к военной службе или распределении во вспомогательные воинские части, решение можно оспорить в конфликтной комиссии, состоящей из специалистов более высокой квалификации.

Учитывая то, что мотивация к службе в армии в Израиле достаточно высока, поступить на воинскую службу могут даже призывники с инвалидностью, в том числе и с психиатрическим диагнозом, например, с аутизмом, легкой формой дебильности, шизофренией в длительной ремиссии, синдромом Дауна, аффективными расстройствами и т. п. Для таких военнослужащих разработаны специальные методики реабилитации и социализации в армейской среде. Хорошим примером является направление аутистов в подразделения электронной разведки. Также свое место в армии нашли глухонемые люди. Они успешно служат в войсках, где необходима работа с животными. Отдельные программы существуют и для пациентов, у которых отмечается расстройство с дефицитом внимания и гиперактивностью или биполярное аффективное расстройство. Конечно, важно понимать, что армия – не клиника и медицинского сопровождения данные военнослужащие не получат, но их адаптация иногда происходит весьма успешно, и период ремиссии заметно удлиняется. В этом случае на армейских психологов и социальных работников возлагается функция контроля, сопровождения и разработки программ адаптации и мягкой реабилитации таких военнослужащих.

Также к функциям данного подразделения относится посткризисное тестирование и диагностика боевой психической травмы, шока боевых действий и посттравматического стрессового расстройства. Посткризисное тестирование проходят все участники боевых действий. И, что очень важно, по инициативе самих психологов, а не военнослужащих и их командиров. Что касается диагностики боевой психической травмы и шока боевых действий, то она происходит непосредственно в момент ведения боя.

Человек, который вернулся из армии, и особенно из зоны боевых действий, не должен оставаться один на один с любой, даже незначительной, на первый взгляд, проблемой.

– Что входит в обязанности подразделения психологической поддержки военнослужащих?

– В обязанности данного подразделения входят текущая психологическая помощь для формирования и поддержания устойчивости личного состава, психологическая подготовка военнослужащих к выполнению боевых задач, а также помощь военнослужащим и членам их семей, подвергшимся воздействию экстремальных факторов служебно-боевой деятельности. С этой целью разработана система контроля и профилактики, проводятся семинары и групповые занятия, используются личностно-ориентированные методики. Большую роль уделяют обучению командиров ургентной диагностике и основам оказания психологической помощи. Поскольку именно боевые командиры каждый день находятся непосредственно возле военнослужащих, для них на достаточно высоком уровне разработаны обучающие программы, во время которых они получают необходимые знания и могут своевременно рекомендовать военнослужащему обратиться к психологу. Подобную подготовку проходят и военнослужащие других рангов.

– Как организована реабилитация и работа с демобилизованными?

– Пожалуй, самой важной составляющей является именно реабилитация военнослужащих с момента демобилизации. Человек, который вернулся из армии, и особенно из зоны боевых действий, не должен оставаться один на один с любой, даже незначительной, на первый взгляд, проблемой. Именно когда он остается без поддержки, и случается большинство негативных эпизодов. В связи с этим очень важно подготовить близких и родственников к возвращению демобилизованного домой.

Подразделением по реабилитации и работе с демобилизованными разработаны программы реабилитации и созданы специальные центры анонимной помощи, которые достаточно эффективно работают. Также функционирует система сопровождения военнослужащих, получивших инвалидность, переживших боевую психическую травму и шок боевых действий. К дополнительным обязанностям этого подразделения относится и оказание социальной помощи, а именно профориентация и помощь в трудоустройстве, открытии бизнеса, помощь одиноким солдатам и семьям военнослужащих, специализированные программы для лиц с девиантным поведением.

– Как организована поддержка гражданского населения в кризисных ситуациях?

– В каждом микрорайоне населенных пунктов созданы добровольные штабы кризисных ситуаций, а также пункты оповещения и срочной помощи. По месту жительства размещены информационные материалы. Для населения регулярно проводятся учения и ложные тревоги. Ведется разъяснительная работа в школах и колледжах, для детей младшего возраста разработаны специальные методики донесения информации. Используются все средства массовой информации, в том числе электронные, как в контексте оповещения, так и разъяснения.

Помощь должен оказывать квалифицированный специалист, потому что работа с людьми, которые вернулись с войны, имеет ряд особенностей.

– Какова роль службы по работе с семьями пострадавших?

– В рамках данной службы функционируют бригады информирования и ургентной поддержки семей раненых и погибших, служба психологической поддержки семей раненых и погибших, социальная служба реабилитации родственников жертв боевых действий. Сотрудники данного подразделения на высоком уровне владеют специальными методиками борьбы с шоком (горем), а также методиками реабилитации лиц с посттравматическими стрессовыми реакциями. В своей работе они используют диагностические шкалы выявления реакций на шок и медикаментозные методы купирования особо тяжелых состояний. Также в их обязанности входит обучение родственников жертв способам адаптации и реабилитации, методам диагностики морбидных и пограничных состояний.

– Какие рекомендации вы могли бы дать по созданию современной службы психологической поддержки военнослужащих в Украине?

– За годы независимости Украина не вступала в военные конфликты и не готовилась к войне. Отсюда и отсутствие современных военно-медицинских доктрин и концепций. Но многие зарубежные специалисты, в частности и я, готовы делиться своим опытом и знаниями.

На мой взгляд, в первую очередь необходимо организовать подготовку военных психологов. Помощь должен оказывать квалифицированный специалист, потому что работа с людьми, которые вернулись с войны, имеет ряд особенностей. Для этого нужно разработать научное и учебно-методическое сопровождение процесса подготовки военных психологов и сформулировать систему квалификационных требований к военно-профессиональной подготовке офицеров по специализации «Военная психология». Наряду с этим нужно разработать методологию диагностики, профилизации и профориентации, валидизировать необходимые тесты и опросники. В целом, вся система психологической поддержки военнослужащих нуждается в пересмотре с учетом современного опыта, а для этого необходимо стандартизировать программу психологического сопровождения бойцов и модернизировать организацию военно-медицинской службы в ходе боевых действий.

Подготовила Татьяна Ильницкая

Поделиться с друзьями:

Партнеры

ЛоготипЛоготипЛоготипЛоготипЛоготип