Тина Берадзе: «Мы должны разделять не политические, а человеческие принципы»

 

 

pic-250708512.jpgНачало нового тысячелетия поразило весь мир огромным количеством стихийных бедствий, террористических актов и военных действий. Практически всегда эти процессы ассоциируются с человеческими жертвами, физическими и психическими травмами. Психологическая реакция человека может быть достаточно разнообразной и отсроченной во времени, оказывая существенное влияние на качество жизни в дальнейшем. При этом непосредственное участие в подобных процессах переносится значительно легче, чем возврат в нормальную жизнь. Люди, вернувшиеся из зоны конфликта или стихийных бедствий, в большинстве случаев имеют симптомы посттравматического стрессового расстройства (ПТСР). К сожалению, украинцы также столкнулись с проблемами, связанными с ПТСР. Оказание помощи таким людям требует подготовки и знаний как квалифицированных специалистов, так и общества в целом. Война рано или поздно закончится, и мы должны быть готовы оказать психосоциальную поддержку всем, кто в этом нуждается.

Как же сохранить психическое здоровье во время социальных потрясений, как морально подготовиться к восприятию негативной информации, как помочь выстоять украинской нации во время войны? С этими и другими вопросами мы обратились к психиатру, психотерапевту, члену ассоциации выпускников медицинской школы Гарвардского университета (США) и  Всемирной федерации биологической психиатрии Тине Игоревне Берадзе.

– Тина Игоревна, в последнее время все больше людей испытывают те или иные психологические проблемы, связанные с происходящим в Украине, и чаще обращаются к специалистам за помощью. Что Вы можете сказать по этому поводу?

– На протяжении 23 лет Украина была мирной страной, ни с кем не конфликтовала и, соответственно, не готовилась к войне. У нас не было ни доктрин, ни концепций, вернее, они были, но не соответствовали времени и потребностям. Я считаю, что в какой-то степени мы сами виноваты в происходящем, потому что на протяжении двух десятилетий доверяли свою судьбу политикам и просто плыли по течению. Постепенно украинцев лишили права выбора и голоса. Естественно, так долго не могло продолжаться, и психологическое насилие получило физическое сопротивление. К сожалению, многие так и не поняли, что человек способен жертвовать собой физически и материально, терпеть любые лишения, но только не насилие над личностью.

Нам всем важно понять, что люди на Майдане и бойцы на фронте отстаивают не просто свой выбор, а наличие выбора как такового. Конечно же, не может не радовать тот факт, что когда участникам АТО понадобилась помощь, многие без раздумий бросились в омут этих событий и пытаются всячески помогать тем, кто в этом нуждается. В считанные дни люди смогли самоорганизоваться и создать волонтерские организации. Это говорит о том, что мы сохранили базовые человеческие принципы и остаемся людьми.

Возможно, именно поэтому у многих и возникают психологические проблемы, какими бы сильными они не казались. Другими словами, это «адекватная» реакция нормального человека на боль и горе вокруг него. Хуже бы было, если бы было все равно. Ведь равнодушное общество – это больное общество. Конечно же, есть и другая сторона медали. Теперь в помощи нуждаются и многие волонтеры, которые, не задумываясь, взяли на себя обязанности государства. Они не рассчитывали, что это будет так длительно, и они столкнутся с массой преград со стороны своей же страны. А если к этому добавить и постоянное напряжение, недосыпание, разочарование, а иногда и безысходность, то со 100% уверенностью у таких людей мы можем наблюдать симптомы ПТСР.

К сожалению, многие так и не поняли, что человек способен жертвовать собой физически и материально, терпеть любые лишения, но только не насилие над личностью.

– Но ведь есть категория людей, которые до сих пор не принимают участия в происходящем. Чем объяснить такое поведение?

– С одной стороны, это своеобразная защитная реакция, но, с другой, сидеть, сложа руки, во время войны, оставаться равнодушным для меня равноценно предательству. Часть населения до сих пор делает вид, что ничего не происходит. Некоторые забрали детей и уехали в другую страну «пересидеть до лучших времен». Самое интересное, что это те люди, которые зарабатывали немалые деньги в Украине, но когда потребовалась их помощь, они просто сбежали. Для меня это как бросить больную мать. Я считаю, что совершаемые действия определяются мировоззрением, базирующемся на системе ценностей, которая у каждого своя. Но мы не справимся ни с агрессором, ни с последствиями войны, еcли просто будем кричать: «Мы – за мир!».

Первый шаг к победе – это признать, что в стране война, и она нуждается в помощи. При этом не обязательно брать оружие и идти стрелять. Просто каждый должен стать максимально полезен на своем месте. Когда дети рисуют рисунки, а бабушки вяжут носки, по меньшей мере, странно слышать от взрослых мужчин «меня это не касается» или «это не моя война». Ведь мы уже сражаемся не за какого-то конкретного политика, а за будущее наших детей. Нам с вами жить в этой стране.

– К сожалению, не все могут справиться с информационным потоком в СМИ, это сложно психологически. Как же не оставаться в стороне и не получить психологическую травму?

– Никто и не говорит, что это легко. Действительно, кроме военной агрессии мы столкнулись еще и с информационной войной – хорошо продуманной и организованной. Конечно же, справиться с огромным потоком сведений, которые в большинстве случаев, мягко говоря, приукрашены, человеческой психике сложно. При этом информация в основном негативная, методически повторяется, и через некоторое время люди уже полностью поглощены чтением и просмотром новостей. Постепенно работа становится неэффективной, нарушаются сон и качество жизни. То есть человек становится пассивным участником всех событий, и со временем могут развиться симптомы ПТСР. Так появляется еще одна категорию людей, которым нужна психологическая поддержка.

Конечно же, необходимо знать, что происходит в стране. Однако не стоит 24 часа в сутки смотреть новости по телевизору или читать их в интернете. К примеру, лучше поинтересоваться такими простыми вещами, как оказывать первую медицинскую помощь и где находится бомбоубежище. Потому что если вы вдруг окажетесь в зоне боевых действий, крики «Я – за мир!» вряд ли помогут. Также не лишним будет разбираться в возможных психологических реакциях, элементах первичной психологической помощи и знать номера горячих линий. Было бы замечательно, если бы каждый задал себе вопрос, что он может сделать, чтобы остановить эту войну. Ведь совсем не обязательно ехать в зону боевых действий. Есть масса людей, нуждающихся в поддержке. Каждый может занять ту нишу, в которой будет максимально полезным. К тому же, необходимо быть готовыми к возврату ребят из зоны конфликта. Очень надеюсь, что война вскоре закончится, и они вернутся домой.

– Тина Игоревна, готово ли наше общество оказать поддержку людям, возвращающимся из зоны конфликта?

– К сожалению, не готово. Это не потому, что общество такое плохое, а потому что мы все не ожидали таких событий. Украина впервые столкнулась с проблемами ПТСР в подобных масштабах и вариациях. Это тот случай, когда в помощи нуждаются как непосредственные участники конфликта, так и люди, проживающие довольно далеко от зоны боевых действий. Однако общество просто не знает об особенностях психологических реакций и потребностях пострадавших. Не владеют навыками оказания помощи и специалисты. Конечно же, теоретически данное расстройство изучалось, но на практике предоставить помощь людям с ПТСР значительно труднее. При этом усложняется все и тем, что конфликт в нашей стране носит гибридный характер, и достаточно долгое время мы боялись называть вещи своими именами.

...совершаемые действия определяются мировоззрением, базирующемся на системе ценностей, которая у каждого своя. Но мы не справимся ни с агрессором, ни с последствиями войны, еcли просто будем кричать: «Мы – за мир!».

– Какие шаги нужно предпринять, чтобы сформировать у населения адекватную психологическую реакцию?

– Во время войны крайне важна психологическая гигиена общества. В этом контексте должны быть социальные образовательные проекты, охватывающие все версты населения и сферы жизни. В этот сложный для всех период необходимо переформатировать общество под потребности времени. У нас добрые и отзывчивые люди. Просто надо информировать их, например, о симптомах ПТСР и элементах первичной психологической поддержки, а нуждающиеся в помощи должны знать, куда можно обратиться. Кроме того, следует доступно разъяснить особенности психической травмы у участников или свидетелей боевых действий, а также какие могут быть последствия. Тем категориям населения, которые боятся или не способны помочь, надо хотя бы попытаться вести себя соответственно, то есть не устраивать «пир во время чумы». Представьте, как чувствует себя человек, который несколько месяцев провел под обстрелами, в окопах, видел, как умирали друзья, страдал от жажды и голода, и, вернувшись в мирную обстановку, видит, что у многих здесь основная проблема, «какое платье надеть». При этом наряду с психологической травмой у него еще и масса социальных проблем. Грубо говоря, человек возвращается в никуда. А ведь ему еще предстоит доказать свое участие в боевых действиях, собрать десятки справок и заново найти себя в мирной жизни. Однако нельзя винить во всем государство – пока будет отлажена вся система, уже появится масса негативных последствий. Поэтому именно обществу следует мобилизовать все человеческие качества и помочь нуждающимся. Ведь многие стали инвалидами, у погибших остаются дети, а тысячи семей остались без дома. Быть равнодушным – это предательство! Но об этом надо рассказывать, чтобы у общества формировалась здоровая психологическая реакция. Мы должны разделять не политические, а человеческие принципы. К сожалению, не всем они присущи.

– Как Вы считаете, стоит ли говорить о войне с детьми?

– Думаю, да, хотя это и не просто. При этом важно продумать, в каком виде подавать информацию. Это одна из наиболее незащищенных категорий населения, которая слышит как о взрывах, так и о погибших. Психика ребенка, родившегося в мирной стране, не готова принимать такой поток негативно окрашенной информации. Дети слышат и в школе, и дома, и просто на улице о том, что происходит, но мы не можем посадить их под стеклянный колпак. Рано или поздно ребенок задаст кому-то вопрос, и не факт, что ответ будет соответствовать возрасту. Поэтому важно, чтобы ребенок услышал эту информацию от родителей, которые в свою очередь должны быть готовы к такому разговору. Необходимо выделить основные моменты и донести их с наименьшей детализацией, но с максимальной смысловой нагрузкой в соответствии с возрастом.

– Что важно знать специалистам при оказании помощи людям с симптомами ПТСР?

Еще предстоит проделать огромную работу, сломать бюрократические стены, многое объяснить обществу и понять самим. Конечно же, это будет нелегко, но мы на верном пути, и справиться сможем только вместе.

– Хочу отметить, что помощь должен оказывать квалифицированный специалист. Здесь очень важен принцип «не навреди». Первую психологическую помощь может предоставить как обученный волонтер, так и практический психолог, но квалифицированная помощь должна исходить от врача-психиатра, который имеет соответствующий опыт. К сожалению, таких специалистов в Украине очень мало. Но сейчас очень активно организовываются практические семинары, во время которых своим опытом делятся мировые эксперты в данной области. Практические занятия необходимо проводить при участии как психологов, так и волонтеров. Специалисты должны быть осведомлены об основных проявлениях и симптомах ПТСР, а также знать, как защитить себя. Ведь мы тоже люди, и также можем стать жертвами ПТСР.

Следует отметить, что ПТСР имеет очень много граней, и его проявления зависят от преморбидного состояния. Важно помнить, что ПТСР может быть связано с серьезными последствиями. Так, по официальным данным, после войны во Вьетнаме каждый десятый участник боевых действий совершал завершенный суицид. Поскольку человеческая психика схожа, и психологические реакции в том числе, мы должны подготовить украинское общество и специалистов к возвращению ребят из зоны АТО и оказать им всяческую поддержку. В ней нуждаются и потерявшие близкого человека семьи, и люди, оставшиеся без крыши над головой, и очень часто волонтеры. Отдельная категория, на которую следует обратить особое внимание, – дети. Через некоторое время они подрастут, и последствия могут быть плачевными. Это должны быть отдельные группы психотерапевтической поддержки. Нельзя применять один и тот же подход у всех и вместе. Еще раз повторюсь, что крайне важны круглосуточные горячие линии, номера которых должны быть у всех на виду. Ведь не всегда врач сможет быть рядом.

Помимо прочего, хочу акцентировать внимание на том, что наряду с психотерапевтической очень важна социальная помощь. Все прекрасно понимают, что просто сказать «расслабься и не думай об этом» человеку, который не только потерял близкого, а и оказался социально незащищенным, по меньшей мере, глупо. Результата не будет, если просто сесть и поговорить, – нужен комплексный подход. К счастью, в нашей стране уже кое-что делается. Возможно, это пока происходит не в том объеме и не так быстро, как хотелось бы, но процесс запущен. На сегодняшний день, в частности по моей инициативе, организовывается проект, который призван оказывать как психологическую, так и социальную помощь пострадавшим категориям населения, а также обучать специалистов. В ускоренном темпе разрабатываются и адаптируются под потребности Украины наработанные рекомендации и мировой опыт. Еще предстоит проделать огромную работу, сломать бюрократические стены, многое объяснить обществу и понять самим. Конечно же, это будет нелегко, но мы на верном пути, и справиться сможем только вместе. Несмотря на то, что люди получили жестокий урок, они научились помогать и сопереживать, проявили такие важные человеческие качества, а значит, наше общество можно смело назвать здоровым!

Подготовила Татьяна Ильницкая

За дополнительной информацией о проекте психологической реабилитации обращайтесь по электронной почте: tina55@gmail.com

Поделиться с друзьями:

Партнеры

ЛоготипЛоготипЛоготипЛоготипЛоготип