Разделы: Интересно |

Европейские монархи: болезни и судьбы Карл VI – Возлюбленный и Безумный король

 

 

pic-7575836959.jpgИстория знает десятки примеров, когда психическая болезнь одного человека изменила и разрушила не только его личность, но и серьезно повлияла на ход событий, происходящих на мировой арене. Безусловно, наиболее ярким примером является Адольф Гитлер, поставивший под угрозу существование человечества в ХХ в. Но и ранее были властители, своими неадекватными действиями поворачивающие вспять колесо истории, и наносившие непоправимый вред как своему, так и чужим народам.

Одним из таких монархов был Карл VI (1368-1422) – средневековый французский король из династии Валуа. Благодаря его доброте, щедрости и приветливости в народе его величали Карлом Возлюбленным, однако рано начавшееся психическое заболевание прочно закрепило за ним прозвище Карла Безумного. На годы правления Карла VI пришелся один из самых тяжелых периодов Столетней войны – военного конфликта Франции и Англии, после которого страна оказалась на грани потери своей государственности и территории.

Оставшись круглым сиротой после смерти отца в 1380 г., 12-летний Карл был коронован. Однако до 1388 г., по причине юного возраста короля, власть оставалась в руках регентов – его дядей – герцога Людовика Анжуйского, Филиппа Бургундского, Иоанна Беррийского, а также кузена – герцога Бурбонского, которые практически полностью разграбили королевскую казну.

Ни у отца короля, Карла V Мудрого, ни у его деда Иоанна ІІ и прадеда Филиппа VІ психических расстройств не наблюдалось. Хотя его прабабка Жанна Бургундская, жена Филиппа VІ, отличалась дурным нравом, характеризовалась злобной и деспотичной. Все же, скорее всего, наследственность Карла VІ была отягощена по материнской линии. Мать будущего короля Жанна Бурбонская в 1373 г. после родов седьмого ребенка перенесла «нервный срыв», «потеряв разум и память». Она исцелилась, но через пять лет умерла от родовой инфекции. Ее брат Людовик ІІ Бурбон был подвержен периодической депрессии.

pic-158154894.jpg 

В молодости Карла VI описывали как человека энергичного, любящего удовольствия и развлечения; так, он был поклонником охоты и рыцарских поединков. В 1385 г. 17-летний Карл пожелал вступить в брак. В невесты ему выбрали Баварскую принцессу Изабеллу, союз с которой был дипломатически выгоден Франции. Через три года после женитьбы король решил взять правление на себя, однако вскоре начавшаяся болезнь сделала Карла VI лишь фактическим правителем. Реальная власть сосредоточилась в руках брата короля – герцога Орлеанского и жадной королевы Изабеллы, которая заботилась только об обогащении себя и собственных родственников. В последние годы жизни Карла VI за власть боролись группировки Людовика Орлеанского и Филиппа Бургундского, брата и дяди короля, развернувшиеся в противостояние арманьяков и бургиньонов.

Изабелла слыла развратницей и была непопулярной в народе, в частности ей приписывали любовные отношения с тем же герцогом Орлеанским. В последние годы жизни Карл практически не поддерживал взаимоотношения с королевой, подпитанные, вероятно, бредом отношения. В 1417 г. он приказал Изабелле распустить ее двор, разлучил ее с младшей дочерью Екатериной и изгнал. Официальной причиной этого поступка было неподобающее поведение одной из фрейлин королевы. Тем не менее, одновременно он арестовал, а позже отдал тайный приказ утопить в Сене мажордома Изабеллы Луи де Боредона, которого подозревал в любовной связи с королевой. Ее место при дворе вскоре заняла Одетта де Шамдивер, дочь торговца лошадьми, которая выполняла при короле как роль сиделки, так и любовницы. От Одетты у Карла была дочь, Маргарита де Валуа.

В апреле 1392 г. король перенес, по словам летописцев, «странную и невиданную до того болезнь», а именно «лихорадку, сопровождавшуюся длительной горячкой», после которой у Карла выпали ногти и волосы. Это могли быть тиф, малярия или энцефалит. После болезни отмечались повышенная раздражительность, болезненная чувствительность к звукам. Летом того же года случилось происшествие, сильно задевшее Карла VI – было совершено нападение на Оливье де Клиссона, военного советника короля. Организатор этого заговора нашел приют у герцога Бретонского, и движимый чувством мести Карл решил отомстить обидчику, отправившись в военный поход во владения герцога. Вместе с тем, придворные врачи считали, что король не вполне оправился после весенней болезни, и пытались удержать Карла от похода, ведь часто он казался взволнованным, иногда говорил бессвязно, периодически лихорадка возвращалась. Сама сила королевского гнева, направленного против заговорщиков, наталкивает на мысль о том, что его действия были продиктованы болезненным состоянием – были казнены даже слуги нападавшего.

Тем не менее, первого июля король двинулся в путь. Монах-летописец Мишель Пентуан, который сопровождал короля в походе, сообщал, что он не похож на себя: «как человек не в здравом уме произнося безумные слова, также между ними делал жесты, неприличные для королевского достоинства». Пятого августа, спасаясь от жары, король выпил много вина. В тот же день при въезде в Леманский лес его коня схватил за уздечку неожиданно вышедший из чащи нищий (очевидно из находившейся неподалеку колонии прокаженных), который прокричал: «Король, не скачи дальше, но возвращайся, ибо тебя предали!». Этот эпизод встревожил Карла. Когда конница выезжала из леса, копье одного из пажей, падая, со звоном ударилось о шлем товарища. Король внезапно с обнаженным мечем и криком «Вперед на предателей! Они хотят сдать меня врагу!» бросился на ближайших воинов. Карл буйствовал в течение часа и убил пятерых рыцарей, прежде чем его удалось связать.

В течение двух дней он пребывал в состоянии нарушенного сознания, которое монах описывал так: «те два дня, когда он был без сознания, он не двигался, тело его остыло, немного тепла оставалось только в груди, и сердце еле-еле билось». Первое время после приступа его речь была бессвязной, он никого не узнавал. Личный врач короля Гийом де Арсиньи считал, что «…эта болезнь пришла к королю по наследству. У него слишком много жидкости его матери» и предписал Карлу щадящий режим – усиленное питание и отдых. Через месяц король начал выздоравливать, при этом, упорно отказываясь заниматься государственными делами, он вверил власть своим алчным дядям, а сам проводил время в парижской резиденции, развлекаясь игрой в теннис и утиной охотой.

В 1393 г. Карл VI пережил психологически травмирующее событие, вошедшее в историю под названием «Бал объятых пламенем». На маскараде, который Изабелла организовала в честь свадьбы одной из своих фрейлин, разыгрывалось шуточное представление. Шестеро молодых аристократов, среди которых был и сам король, переоделись в одежды дикарей, сшитые из льняной ткани и пропитанные смолой. Неожиданно искра из зажженного факела упала на танцора, костюм которого мгновенно воспламенился. Огонь начал распространяться, возникла паника, в результате которой четверо из переодетых людей погибли от ожогов. Королю удалось спастись благодаря герцогине Беррийской, которая спрятала Карла от огня в своих пышных юбках.

В 1393 г. хирург из Лиона выполнил «очищение через голову» (возможно трепанацию), чтобы «снизить давление на мозг короля». После операции Карл испытал облегчение, но вскоре, в июне 1393 г., наступил рецидив – примерно через полгода после происшествия на балу. Карл стал агрессивным, отрицал свою причастность к королевской семье и яростно стирал со столовой посуды изображение королевского герба. Изабеллу не узнавал, говоря о ней: «Кто эта женщина? Один ее вид мучит меня. Узнайте, чего она от меня хочет, и освободите меня от ее притязаний, если можете, чтобы она меня больше не преследовала». Симптомы истощились спустя полгода, после чего Карл в знак благодарности Богу за выздоровление совершил паломничество на гору Сен-Мишель и приказал основать там часовню.

Следующий рецидив произошел в ноябре 1395 г. Вероятно, у Карла развился бред преследования. В начале приступа он разжаловал и выгнал королевского врача и в возбужденном состоянии до изнеможения метался по дворцу Сен-Поль с криками, что он спасается от своих врагов. Он снова заявлял, что не король, что его зовут не Карлом, а Георгом, и что у него нет ни жены, ни детей. Король пытался уничтожить любые изображения своего герба или герба жены. Делал он это, прыгая и совершая «непристойные движения». Карл утверждал, что его настоящий герб – пронзенный мечом лев (возможно, этот образ был связан со святым Георгом, именем которого назвался король). Симптоматика угасла в начале 1396 г., поскольку 6 февраля Карл появился в соборе Парижской Богоматери вознести очередную хвалу за свое выздоровление и начал переговоры о браке своей дочери Изабеллы с английским королем Ричардом II.

Попытки вылечить короля не прекращались. Обращались даже к услугам колдуна по имени Арно Гийом, который, впрочем, успеха в лечении не добился, отстаивая точку зрения, что безумие Карла – результат одержимости дьяволом. В 1397-1399 гг. из короля активно пытались изгнать бесов. Например, два августинских монаха использовали с этой целью магические заклинания и настойку из толченого жемчуга, а когда выяснилась бесполезность ритуалов, они обвинили брата короля, герцога Орлеанского, в «наружной порче», после чего их пытали и казнили. В 1399 г. король провел неделю в молитве перед реликвией, специально доставленной монахами в Париж из Сито, однако весть о смерти его зятя Ричарда II спровоцировала новый приступ.

В промежутках между приступами Карл сохранял формальную критику к своему состоянию. Когда в 1397 г. он почувствовал приближение болезни, то просил, чтобы у него и у всех придворных отобрали ножи. В один из периодов здравия, в 1398 г., он даже ездил в Реймс вести переговоры с императором Вацлавом IV. А в 1412 г. Карл чувствовал себя настолько хорошо, что возглавил военный поход против бургиньонов, перешедших на сторону англичан. Однако, по мере развития болезни, светлые промежутки между приступами становились короче. Периоды психомоторного возбуждения, агрессии и продуктивной симптоматики чередовались с периодами апатии и заторможенности.

pic-934837893.jpg 

Иногда поведение короля становилось совсем брутальным – он швырял в огонь различные предметы, мочился на свою одежду. Папа Пий II писал, что «иногда он думал, что он – стекло и к нему нельзя прикасаться, он вставлял в свою одежду железные прутья и многими способами защищал себя, чтобы не разбиться при падении». Эти слова подтверждаются свидетельством Жювеналя дез Урсена о том, что в 1405 г. на теле короля нашли прикрепленный кусочек металла. В этом году приступ был особенно силен – Карл несколько месяцев отказывался мыться, бриться и менять белье, вследствие чего у него началась кожная болезнь и появились вши. Отчаявшиеся придворные врачи решили прибегнуть к «экстремальной психотерапии» с помощью сильного испуга, поэтому в ноябре во дворец тайно привели группу людей с черными лицами – «под дьявола». Действо возымело определенный эффект – по крайней мере, король согласился, чтобы его помыли и переодели. К концу года его состояние улучшилось достаточно для того, чтобы отправиться в гости к одной из своих дочерей.

В конце жизни Карл VI перенес несколько приступов малярии – в июле 1421 и октябре 1422 гг., и во время второго скоропостижно скончался.

По мнению чешского невролога И. Лесны, клиническая картина заболевания Карла VI укладывается в рамки очаговой, или парциальной эпилепсии, а именно височной.

К примеру, первый приступ безумия короля в Леманском лесу напоминал припадок психомоторной эпилепсии, при котором больной не всегда впадает в беспамятство, и его сознание только замутнено. При этом он совершает неадекватные действия: раздевается, лазит на четвереньках или убегает, может проявлять агрессию. Причиной эпилепсии мог быть воспалительный процесс (например, лихорадка, перенесенная Карлом незадолго до начала болезни) или травма (в хрониках есть упоминание, что переодетый Карл во время тайного знакомства с Изабеллой был избит толпой, которая не узнала в нем наследника). Тем не менее, гипотеза И. Лесны, объясняющая лишь симптомы, схожие с пароксизмальной активностью, обходит стороной и затяжные психотические состояния Карла, и отсутствие свидетельств о слабоумии короля, которое неизбежно бы сформировалось, если бы его болезнь имела исключительно экзогенную этиологию, ведь Карл болел 30 лет! Сбивчивые, не всегда последовательные, неточные и неполные описания средневековых хронистов не дают возможности провести полноценную дифференциальную диагностику болезни Карла VI. Поэтому вопрос о диагнозе короля, который предварительно можно квалифицировать как шизофреноподобное расстройство с кататоно-параноидным синдромом, остается открытым для дискуссий в медицинских кругах.

* * *

Наследники короля

Эндогенность психической болезни Карла VI можно предполагать, изучив генеалогию французской королевской династии Валуа. У Карла Безумного и Изабеллы Баварской было 12 детей, 8 из которых достигли 17 и более лет, а четверо умерли в детском возрасте. Ни у кого из них не было симптомов, сходных с проявлениями болезни короля. Однако его прямые наследники – сын Карл VII и внук Людовик ХІ – обладали сложным характером и в конце жизни испытывали некоторые симптомы, указывавшие на психическую болезнь (скорее экзогенного характера). Наибольший интерес вызывает внук Карла Безумного – английский король Генрих VI, у которого яркие признаки психического заболевания появились в молодые годы.

Годы правления Карла VII Победителя (1403-1461), младшего сына Карла и Изабеллы, ознаменовавшиеся победами Орлеанской Девы, считаются довольно благополучными для Франции, хотя его отношения и с отцом, и с собственным наследником Людовиком были натянутыми, а временами даже враждебными. Вести борьбу за престол, несмотря на кровные узы, было в традициях дома Валуа. В 1421 г. родители даже лишили дофина Карла права наследства, утверждая, что он был одним из внебрачных детей Изабеллы.

 pic-1106750052.jpg

Сохранился довольно характерный прижизненный портрет Карла VII кисти Жана Фуке, который находится в Лувре; М. Вэйл дает ему следующее описание: «Маленькие, с тяжелыми веками, мышиные глазки, длинный нос картошкой, толстые чувственные губы и нездоровый цвет лица не позволяют рассматривать оригинал в ряду более тонких типов королевской физиогномики». Личность его, согласно описаниям современников, не отличалась простотой – Карл был непоследовательным, легкомысленным, безответственным, подозрительным, скрытным, обидчивым и похотливым.

После того как в возрасте 16 лет он стал свидетелем убийства герцога Бургундского своими сторонниками на мосту в Монтро, Карл стал панически бояться мостов. Помимо этого, в 1422 г. во время суда в Ла-Рошели под ним провалился настил, после чего «он не осмеливался вступать на помост или идти по деревянному мосту, если тот не был прочным». До 55 лет, кроме невротической антрофобии, у Карла не обнаруживались симптомы психических болезней. В 1458 г. Карл заболел, его ноги отекли, покрылись трофическими язвами. Подобные симптомы могли быть признаками различных заболеваний – от сахарного диабета до остеомиелита, однако, вероятнее всего, это были вторичные симптомы венерической болезни, например сифилиса. Под влиянием болезни он «лишился рассудка» – у Карла развился бред преследования, он опасался быть убитым собственным сыном. Во рту у него возникло новообразование, не дававшее ему возможности принимать пищу (вероятно, Карл намеренно отказывался от еды из-за бредовой идеи отравления), и 22 июля 1461 г. он умер от истощения.

Людовик ХІ Благоразумный (1423-1483), один из образованнейших людей своего времени, объединил раздробленную феодалами Францию жесткой хваткой абсолютной монархии. Его правление славилось дворцовыми интригами, которые он плел с изысканной хитростью, еще будучи дофином он принимал участие в восстании против собственного отца. Людовик ХІ отличался умом и проницательностью, но также и подозрительностью, скупостью, раздражительностью, властностью и суеверностью. В летописях можно найти упоминания о том, что король имел предрасположенность к эпилепсии. В 1479 г. Людовик перенес первый «апоплексический удар», повторный произошел в 1482 г. После второго инсульта у Людовика развился параноидный синдром – он стал еще сильнее опасаться за свою жизнь и власть, поселился затворником в уединенном замке, окружив себя гвардией и астрологами. В последние годы жизни Людовик страдал кожной болезнью, из-за которой переживал, не прокаженный ли он. Чтобы излечиться, он посылал богатые пожертвования церкви и даже организовал в 1483 г. экспедицию на острова Зеленого Мыса, на которых аборигены, по слухам, лечили людей от проказы. Однако корабли Людовика ХІ затерялись в водах Атлантики вскоре после смерти короля.

pic-594643251.jpg 

Генрих VI (1421-1471) родился в браке дочери Карла Безумного Екатерины Валуа с английским королем Генрихом V. Этот союз, как и большинство королевских браков, совершавшихся в те времена, был продиктован исключительно политическим решением правителей Франции и Англии, преследовавших цель мирного разрешения конфликта. Генрих V скоропостижно умер от пневмонии во время одного из военных походов, когда его единственному наследнику было всего 8 месяцев.

pic-5561863658.jpg 

В 8 лет Генриха VI короновали, но до совершеннолетия нового короля власть была всецело сосредоточена в руках его дядей. Во времена его правления Англия практически полностью утратила контроль над значительной территорией Франции и погрузилась в междоусобные конфликты двух династий – Ланкастеров и Йорков – войну Алой и Белой розы, получившей название из-за символики противоборствующих кланов.

Уже в юные годы Генриха VI его современники начали замечать странные особенности его характера – он отличался апатичностью, инфантильностью, невысоким интеллектом. Аббат Уитхемпстед из Сент-Олбенса отмечал, что король «слабоумен в государственных делах», один лондонский суконщик заметил, что Генрих «не такая особа, как его благородные предки, и внешность у него некрасивая, и лицо непонятное, и он не так крепок умом, как были другие короли», а голландский торговец утверждал, что он выглядит как ребенок, и было бы более подходящим изображать на монетах его королевства не корабль, а овцу.

Летом 1453 г. 31-летний Генрих VI перенес первый приступ психической болезни, начало которого ознаменовалось «бешенством», «внезапным и неожиданным ужасом». Вскоре после этого «он лишился ума и разума», погрузившись в пассивное состояние, сравнимое со ступорозным: в течение года он оставался малоподвижным, передвигаясь только с помощью слуг, которые его полностью обслуживали, не шел на контакт, практически все время молчал, не отвечая на вопросы. Когда в октябре 1453 г. ему принесли первенца – новорожденного принца Эдуарда, он остался безучастным. Однако в августе 1454 г. король пошел на поправку – начал участвовать в церковных службах, общаться с семьей и производил впечатление вполне здорового человека, за исключением того, что события, произошедшие за время его болезни, полностью амнезировались. Второй приступ болезни с аналогичными симптомами был между 12 декабря и 2 марта 1456 г. и практически полностью лишил короля возможности управлять государством. По мнению психиатра Найджела Барка из отдела изучения шизофрении в Психиатрическом центре Бронкса (Нью-Йорк, США), Генрих VI страдал кататонической формой шизофрении. В то же время, другие специалисты – Бэзил Кларк, Джон Солтмерш – настаивают на том, что у короля был депрессивный ступор, поскольку не осталось свидетельств о галлюцинаторных или бредовых симптомах Генриха.


Что почитать:

И. Лесны «О недугах сильных мира сего»
Книга чешского врача-невролога, профессора медицины Ивана Лесны – это сборник документально-патографических очерков, посвященных историям болезни выдающихся исторических личностей от эпохи древнего Рима до Нового времени. В частности, автор дает свою оценку личности и деяниям французского короля Карла VI.
pic-8618078748.jpg
 pic-6160340351.jpg
В. Грин «Безумные короли»
Историк Вивиан Грин посвятила целую книгу изучению влияния психической болезни на принятие судьбоносных решений в истории правителями различных эпох и стран, среди которых римские императоры, династии английских, французских, испанских и немецких королей, российских царей, а также диктаторов ХХ ст.
У. Шекспир «Генрих V», «Генрих VI»
Пьесы из цикла исторических хроник английского драматурга развивают тему становления английской монархии и государственности. Повествование в них тесно переплетено и с историей Франции, в частности годами правления Карла VI, событиями Столетней войны, войны Алой и Белой розы.
 pic-8138864124.jpg
 pic-8223103275.jpg
А. Дюма «Изабелла Баварская»
Этот исторический роман Дюма, среди прочих его произведений, отличает четкая хронология событий, а также гнетущая и мрачная атмосфера средневековья, пронизывающая его страницы. Несмотря на название, королева Изабелла – отнюдь не самая главная героиня романа, автор в должной мере уделил внимание и другим ключевым игрокам Столетней войны.

 


Что посмотреть:

В 1911 г. французский режиссер Л. Фейад снял фильм под названием «Предательство королевы, преданный король Карл VI Французский». После этой короткометражки французские кинематографисты внимания его исторической фигуре не уделяли. Персонаж-Карл VI присутствует в британских исторических фильмах, посвященных его английскому королю-современнику Генриху V, действия в которых происходят на фоне исторических событий Столетней войны.
 pic-2805326934.jpg
 pic-766214346.jpg
Обе картины – «Король Генрих V» 1944 г. и «Генрих V: битва при Азенкуре» 1989 г. – отображают событие 1415 г. – громкий разгром французских войск в сражении под местечком Азенкур. «Король Генрих V» был дебютной режиссерской работой Л. Оливье, который исполнил еще и главную роль в фильме, Карла же играл актер Х. Уильямс. Успех первого «Генриха» повторил режиссер К. Брана, также исполнивший роль английского короля. В ремейке Карла VI играл П. Скофилд. Фильм «Генрих V: битва при Азенкуре» получил ряд престижных кинопремий, в том числе «Оскара».

 


Что посетить:

 pic-391226653.jpg
Париж, Франция. В базилике аббатства Сен-Дени, которое во времена Средневековья считалось главным монастырем Франции, находится усыпальница 25 французских королей, в том числе гробницы Карла и Изабеллы.

Дворец Сен-Поль в Париже, который был построен Карлом V, служивший резиденцией и Карлу VI, до наших дней не сохранился. Самое известное описание замка можно найти в «Соборе Парижской Богоматери» В. Гюго: «Позади дворцов, по всем направлениям разветвляясь, то в виде частокола, то в продольных пазах, и вся как крепость в зубцах, то прячась, как домик за раскидистыми деревьями, тянулась чудная ограда удивительного дворца Сен-Поль, в котором могли роскошно и свободно разместиться 22 принца, таких как герцог Бургундский и дофин, с их свитой и с их слугами, не считая императора, когда тот посещал столицу Франции, а также львов, которым были отведены в этом королевском дворце особые палаты». Остатки резиденции располагаются в современном квартале Парижа Марэ, в так называемой «деревне Сен-Поль».
 pic-3122571846.jpg

Подготовила Ольга Устименко

Поделиться с друзьями:

Партнеры

ЛоготипЛоготипЛоготипЛоготипЛоготип