Лечение когнитивных нарушений при артериальной гипертонии у ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС

И.В. Подсонная, Г.Г. Ефремушкин, В.А. Головин, ГУЗ «Краевой госпиталь для ветеранов войн», Алтайский государственный медицинский университет, г. Барнаул

Эпидемиологические исследования состояния здоровья ликвидаторов последствий аварии (ЛПА) на Чернобыльской АЭС (ЧАЭС) указывают на высокую частоту и опережающий рост развития у них болезней системы кровообращения (артериальная гипертония [АГ], ишемическая болезнь сердца, цереброваскулярные заболевания), способствующих снижению интегративных функций головного мозга, по сравнению с лицами общей популяции [4, 9, 14, 17].
У них отмечается прогрессирующее течение и раннее формирование психоорганических нарушений, проявляющихся в первую очередь когнитивными расстройствами (КР) с быстрой трансформацией из легкой формы в более тяжелую, значительно снижающих качество жизни [10] . В ходе двадцатилетнего наблюдения за ЛПА Алтайского края с АГ определяется неуклонный рост частоты выявления у них нарушений
интегративных функций головного мозга. Это обосновывает необходимость использования нейропротективных препаратов в комплексном лечении ЛПА, направленном на сохранение жизнеспособности ткани мозга. С этой целью широко используют пептидные биорегуляторы, в частности кортексин (фирма «Герофарм»). Результаты многих экспериментальных и
клинических исследований доказали его высокую нейромодуляторную, многофункциональную органотропную и нейротрофическую активность [1, 5, 7, 11-13, 15, 16]. Однако проспективных исследований эффективности кортексина при АГ у ЛПА с мониторингом результатов через 6 и 12 месяцев не проводили.
Цель исследования – оценить состояние когнитивных функций у ЛПА на ЧАЭС, страдающих АГ, и изучить возможности их коррекции кортексином с мониторингом результатов через 6 и 12 месяцев.

Материал и методы исследования
В исследовании приняли участие 60 ликвидаторов в возрасте 39-60 лет (средний возраст – 45,6 ± 0,8 лет) с АГ и клиническими проявлениями КР. Диагноз АГ устанавливали в соответствии с Российскими рекомендациями по профилактике, диагностике и лечению артериальной гипертензии (второй пересмотр) 2005 г. Уровень КР оценивали с помощью нейропсихологических тестов: пробы Шульте, методики А.Р. Лурия (заучивание 10 слов), серийного счета, теста САН (самочувствие, активность, настроение); для оценки интенсивности головной боли использовали визуально-аналоговую шкалу. Обследование больных проводили по единому диагностическому алгоритму с учетом соматического, неврологического статуса, радиологического анамнеза, социально-
демографических данных, лабораторно-инструментальных методов исследования (включая нейровизуализационные).
АГ I степени зарегистрирована у 8,3% пациентов,
II – у 71,7%, III – у 20%. Несмотря на относительно молодой возраст ЛПА, у них выявлено множественное поражение органов-мишеней и развитие ассоциированных клинических состояний, определяющих класс риска: риск II – у 23,3%, риск III – у 65% и риск IV – у 11,7% больных.
Общепринятая схема использования кортексина регламентирует применение препарата в дозе по 10 мг в течение 10 дней [9-11]. Мы провели сравнительный анализ влияния препарата в дозе 10 мг внутримышечно на когнитивные функции у ЛПА c АГ с использованием одно- и двухкурсового метода лечения по 10 дней.
На I этапе исследования больные были разделены на 3 группы: в 1-й (20 больных) получали 1 курс кортексина в дозе 10 мг внутримышечно в течение
10 дней (общепринятая схема лечения), во 2-й
(20 больных) – 2 курса кортексина по 10 мг внутримышечно в течение 10 дней с интервалом 6 месяцев, в 3-й (20 больных) – кортексин не назначали (группа сравнения).
Спустя 6 месяцев на II этапе исследования всем исследуемым проводили повторное нейропсихологическое обследование, а пациентам 2-й группы и после второго курса лечения кортексином.
Третий этап исследования заключался в сравнительной оценке состояния когнитивных функций ЛПА спустя 12 месяцев от начала лечения и сравнительном анализе возможности сохранения полученных результатов в зависимости от схемы лечения.
Статистическую обработку материала проводили с помощью программы Biostat. Использовали критерии Стьюдента для парных величин; различия считались достоверными при р < 0,05.

Результаты исследования и их обсуждение
В начале лечения в структуре жалоб обследованных ЛПА с АГ преобладали диффузные головные боли (91,7%), шум в голове (66,7%), головокружение (58,3%), нарушение сна (80,0%), в основном с ухудшением процесса засыпания или прерывистой формулы сна, снижение памяти, внимания и работоспособности (100%), эмоциональная неустойчивость (95%). КР характеризовались ограничением способности к запоминанию и удержанию новой информации, снижением темпа и качества умственной деятельности, а также повышенной утомляемостью, влияющей на трудоспособность ликвидаторов. Легкие КР были выявлены у 35% ЛПА, умеренные – у 61,7%, выраженные – у 3,3% (р < 0,01). При АГ I степени легкие КР составили 80% случаев
(р < 0,05), умеренные – 20%. Состояние интегративных функций головного мозга при АГ II степени у ЛПА соответствовало легким КР в 32,6% случаев, умеренным – в 65,1%, выраженным – в 2,3% (р < 0,01).
У ЛПА с АГ III степени были более грубо выраженные КР: легкие – 25,0% случаев, умеренные – 66,7%, выраженные – 8,3% (р < 0,05). Эмоциональные расстройства у ЛПА с АГ проявлялись сниженным настроением (вплоть до депрессии), утратой интереса к происходящим событиям, сужению круга общения, безынициативностью, либо повышенной импульсивностью, эйфорией, неврозами, что значительно снижало уровень их социальной адаптации. Когнитивные и эмоциональные расстройства сочетались с очаговым неврологическим дефицитом, чаще в виде различной степени выраженности пирамидного, вестибуло-атактического, психоорганического и психопатологического синдромов. Особенностью психоорганического синдрома у ЛПА являлось доминирование расстройств памяти при незначительной степени выраженности интеллектуальных нарушений. Это характеризует феномен формирования органического снижения личности у лиц с АГ, обусловленное развитием дисциркуляторной энцефалопатии. Отмечалось колебание выраженности КР в течение дня, недели, что подтверждает сосудистую этиологию их развития.
После первого курса лечения кортексином головная боль уменьшилась у 19,2% больных 1-й и 2-й групп, у 11,7% – 3-й группы (р < 0,05). На фоне лечения кортексином у ЛПА регрессировали головокружение (на 15,9%), шум в голове (на 17,5%), эмоциональная лабильность (на 16,3%), что в 3,5 раза превышает аналогичные показатели у больных группы сравнения. Спустя 6 месяцев субъективное состояние ЛПА с АГ несколько ухудшилось, но у больных, принимавших кортексин, в меньшей степени.
После повторного курса лечения кортексином у больных 2-й группы в 1,5 раза реже по сравнению с ЛПА 3-й группы возникали головная боль (в 57,1% случаев; р < 0,05), головокружение и вестибулярные расстройства (в 42,9% случаев; р < 0,001), в 1,7 раза – нарушение сна (в 40,0% случаев; р < 0,05), в 1,8 раза было меньше лиц с психоэмоциональными проявлениями (в 45,7% случаев; р < 0,01). Улучшение памяти отмечали 37,1% ЛПА, что в 2,3 раза превышает данные у больных группы сравнения (р < 0,001).
К концу года наблюдения лучшие результаты были зафиксированы у больных 2-й группы. Схема лечения кортексином 2 курса по 10 дней способствовала уменьшению головной боли у 31,4% больных (р < 0,01), головокружения и шума в голове – у 14,3% ЛПА (р < 0,05). На этом фоне улучшался сон у 22,8% больных (р < 0,01), психоэмоциональное напряжение и лабильность настроения снижалось у 34,3% исследуемых (р < 0,001), улучшались интегративные функции мозга у 54,3% ЛПА (р < 0,001). Назначение кортексина по общепринятой схеме оказывало менее значимое действие, в среднем по разным показателям в 1,2-1,6 раза (р < 0,01).
На фоне приема данного препарата уменьшалась не только частота возникающих, но и интенсивность сохраняющихся цефалгий. Результаты оценки интенсивности головной боли по визуально-аналоговой шкале показали, что после первого курса лечения кортексином она была менее выражена у ЛПА 1-й и 2-й групп
(в среднем 6,2 ± 0,2 балла; р < 0,05) по сравнению с результатами 3-й группы (7,1 ± 0,6 балла) при исходном уровне интенсивности цефалгии 8,6 ± 0,6 баллов.
Подобная тенденция сохранялась и через 6 месяцев с увеличением разницы результатов (на 2,5 ± 0,4 балла) после повторного курсового лечения кортексином. Интенсивность сохраняющейся головной боли, по мнению пациентов 2-й группы, уменьшилась в 1,9 раза (до 4,2 ± 1,2 баллов) по сравнению с данными больных 3-й группы (до 7,8 ± 1 баллов; р < 0,001).
Через 12 месяцев лучшая эффективность кортексина при выраженной головной боли зарегистрирована у пациентов 2-й группы, в среднем на 4,5 ± 0,6 баллов, что в 15 раз превышает данные группы сравнения (на 0,3 ± 0,5 балла; р < 0,001); в 2,6 раза – данные пациентов 1-й группы (на 1,7 ± 0,5 баллов; р < 0,001).
Одной из ведущих жалоб ЛПА с АГ, влияющей на работоспособность, социальную адаптацию и качество жизни, является нарушение памяти. Влияние кортексина на характеристики памяти у них по методике Шульте на различных этапах исследования представлено в таблице 1.
В начале лечения у ЛПА с АГ отмечалось замедление умственной деятельности, низкий темп поиска чисел (> 50 с). К концу исследования выявлено, что применение кортексина улучшало (р < 0,01) показатели памяти и внимания у больных основных групп: в 1-й группе – на 4,5 ± 1,7 с, во 2-й – на 10,2 ± 1,4 с. У ЛПА группы сравнения время выполнения задания сократилось на 1,2 ± 1,1 с. Таким образом, у лиц с АГ двухкурсовое лечение кортексином улучшало отдаленные результаты регресса КР на 19,5% (р < 0,01), при общепринятой схеме лечения – на 8,6% (р < 0,05). У пациентов группы сравнения к концу наблюдения функции памяти оставались практически на исходном уровне.
Результаты исследования кратковременной и долговременной памяти по методике А.Р. Лурия показали, что до начала исследования у ЛПА с дисциркуляторной энцефалопатией страдали все функции памяти: запоминание, хранение и воспроизведение. В процессе терапии с использованием кортексина наблюдалось улучшение оперативной памяти,
увеличение объема запоминаемых слов, скорости выполнения задания, уменьшалось количество допускаемых ошибок. После первого курса лечения количество непосредственно воспроизводимых увеличилось в 1-й группе до 6,7 ± 0,5 слов (р < 0,001); во 2-й – до 6,8 ± 0,4 (р < 0,01); в 3-й – до 6,3 (р < 0,05). Показатели долговременной памяти также более значимо улучшились у пациентов 2-й группы – спустя 1 час они воспроизводили до 7,7 ± 0,6 слов, что в
1,1 раза больше, чем у больных 3-й группы
(6,9 ± 0,6 слов; р < 0,01).
После повторного курса лечения кортексином ЛПА с АГ могли воспроизвести до 8,6 ± 0,3 слов (р < 0,01)
с тенденцией устойчивого сохранения до конца исследования. Через год наблюдения ЛПА 1-й группы могли запомнить до 7,2 ± 0,3 слов, 2-й – до 8,2 ± 0,2; 3-й – до 6,4 ± 0,3.
При сравнении данных тестирования пациентов с АГ до начала лечения и через 12 месяцев установлено, что кортексин по сравнению с традиционной терапией в 7,7 раза (р < 0,01) более эффективен при нормализации основных корковых процессов и в 3,2 раза эффективнее общепринятой схемы лечения (р < 0,01). При этом, интегративные функции головного мозга достоверно улучшились в 1-й группе больных на 7,5% (р < 0,01), во 2-й – на 24,2% и в 3-й – на 3,2% (рис. 1).
Оценка когнитивных функций у ЛПА с АГ с определением затрат времени в период серийного счета показала активацию скорости выполнения теста уже на десятом дне курсового приема кортексина, увеличиваясь в 1-й группе на 8,8 ± 2,2 с; во 2-й – на 9,2 ± 1,8 с; в 3-й – на 6,4 ± 2,0 с (во всех группах р < 0,05).
Повторное курсовое применение препарата увеличило скорость серийного счета при десятидневном приеме на 24,8 ± 1,7 с (р < 0,05), что в 1,5 раза превысило скорость выполнения задания больными группы сравнения (74,0 ± 1,7 с).
Через год динамика прироста оперативности серийного счета при двухкурсовом приеме кортексина была выше в 4 раза (р < 0,001) по сравнению с
таковой у ЛПА 1-й группы и в 16,7 раза (р < 0,001) – у пациентов группы сравнения.
Психоэмоциональное состояние наблюдаемых оценивали с помощью теста САН. До начала лечения ЛПА с АГ суммарный балл теста не превышал 2 балла. У них преобладали вялость, апатия, усталость, отсутствие побуждений. После первого курса лечения кортексином отмечено повышение фона настроения, появление заинтересованности к окружающим событиям, снижение эмоциональной лабильности. Суммарный балл самооценки увеличился при десятидневном приеме препарата в 1-й группе до 1,9 ± 0,2 баллов,
во 2-й – до 2,0 ± 0,2 баллов, в группе сравнения – до 1,6 ± 0,6 баллов.
После повторного курса лечения кортексином через 6 месяцев повышение самооценки у ЛПА своего состояния варьировало от 2,2 ± 0,4 до 2,8 ± 0,1 баллов (р < 0,05). Больные отмечали улучшение общего самочувствия за счет снижения частоты головной боли, нормализации сна, повышения познавательных мотиваций в виде возможности чтения книг, просмотра телевизора, посещения госпитального кинотеатра и клубных мероприятий.
При сравнении результатов тестирования через год установлено уменьшение выраженности эмоционально-аффективных и поведенческих нарушений у больных 2-й группы на 4,3 ± 0,4 баллов, 1-й – на 3,7 ± 0,4 баллов и 3-й – на 3,0 ± 0,6 баллов.
Исследуемые группы сравнения в 1,4 раза чаще (р < 0,05) по сравнению с ЛПА 1-й и 2-й групп были недовольны своим самочувствием, испытывали снижение настроения, были малоактивны, ощущая себя
несчастными людьми, бесперспективными в плане реабилитации.
По результатам самооценки к концу наблюдения когнитивные функции улучшились у 40% больных 1-й группы, у 60% пациентов 2-й группы, в группе сравнения достоверных изменений интегративных функций головного мозга не наблюдалось (рис. 2).

Выводы
Таким образом, у ЛПА на ЧАЭС с АГ преобладают легкие и умеренные КР, характеризующиеся замедленностью психической деятельности, ослаблением внимания, ограничением способности к запоминанию и удержанию новой информации, снижением кратковременной памяти, повышенной утомляемостью на фоне эмоционально-аффективных проявлений. Двухкурсовое использование кортексина для коррекции КР у пациентов с АГ в 4 раза увеличивает по сравнению с общепринятой схемой лечения скорость психических процессов, в 3 раза – объем запоминаемой информации, в 2 раза – выраженность субъективных симптомов, личностных и поведенческих расстройств и более длительно сохраняет положительный эффект лечения.

Список литературы находится в редакции.

Поделиться с друзьями:

Партнеры

ЛоготипЛоготипЛоготипЛоготипЛоготип