Прамипексол эффективно лечит депрессивные и моторные симптомы болезни Паркинсона

По данным нового двойного слепого контролируемого исследования, дофаминовый агонист прамипексол эффективно уменьшает симптомы депрессии у пациентов с болезнью Паркинсона (БП).
Как утверждает P. Barone, профессор кафедры неврологии Универ­ситета имени Федерико II (Неаполь, Италия), преимуществом использования дофаминового препарата, а не антидепрессанта, для лечения депрессии у лиц с БП является прием меньшего количес­тва лекарственных средств.
«Лица с БП и без того получают политерапию, и если бы мы применяли один препарат для лечения депрессивных и дофаминергических симптомов, мы получали бы двойной эффект от одной таблетки, – рассуждает доктор P. Barone. – Что мы пытаемся донести врачам, которые собираются назначать антидепрессанты своим пациентам с БП, так это необходимость оптимизации терапии, включая использование прамипексола».
В исследовании принимали участие 287 лиц в возрасте от 30 лет, которые проходили лечение в 76 центрах 12 европейских стран и Южной Афри­ки. Большинство пациентов страдали БП легкой или средней степени выраженности. Они не имели двигательных флуктуаций и получали постоянную антипаркинсоническую терапию.
У больных также определяли клинически релевантные депрессивные симптомы – по крайней мере, 5 баллов по 15­балльной гериатрической шкале депрессии (GDS­15) и наличие депрессии по унифицированной шкале оценки пациентов с БП (UPDRS).
В ходе исследования пациентам разрешали принимать антидепрессанты, такие как селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС), при условии, что доза препарата была постоянной хотя бы за 6 недель до начала исследования и впоследствии не изменялась.
Случайным образом больных распределили на группы прамипексола (0,125, 0,25, 0,5 или 1,0 мг) или плацебо. Пациенты проходили обследование в исследовательском центре в начале терапии и затем на 1, 2, 3, 5 и 12­й неделях. Кроме того, телефонный контакт устанавливали на 4, 6, 8 и 10­й неделях.
Первичной конечной точкой были изменения на 12­й неделе лечения по сравнению с базовыми по шкале депрессии Бека (BDI). Вторичные исходы включали число пациентов с хотя бы 50%­ным изменением по шкале BDI и таковыми по моторной секции UPDRS, GDS­15 и других тестов.
Исследователи провели вторичный анализ, который был спланирован таким образом, чтобы отличить прямые эффекты терапии от непрямых.
Согласно полученным результатам, определили, что балл по моторной секции BDI и UPDRS существенно улучшился у пациентов, принимавших прамипексол, по сравнению с теми, которые получали плацебо. Среднее изменение BDI с учетом поправки составило ­5,9 для группы прамипексола по сравнению с ­4.0 – плацебо (отличие в ­1,9; 95% доверительный интервал [ДИ] ­3,4 до ­0,5).
Количество больных, ответивших на терапию (балл по BDI), составило 38 из 139 лиц в группе прамипексола и 27 из 147 – плацебо. Балл по моторной секции шкалы UPDRS уменьшился в среднем на 4,4 в группе лечения и на 2,2 – плацебо (разница в 2,2; ДИ 95% 0,7­3,7; р = 0,003).Что касается оценки по GDI­15, среднее отличие в группе прамипексола составило ­2,5, а в группе плацебо – ­1,7 (разница в ­0,8; ДИ 95% ­1,5­0,1). Побочные явления, которые включали тошноту, сонливость и дискинезии, соответствовали известному профилю безопасности прамипексола.
Отдельный анализ выявил, что 80% эффекта прамипексола обусловлено прямым влиянием на симптомы депрессии, а оставшиеся 20% – непрямым образом путем аллевиации (уменьшения) выраженности моторных симптомов.
Как считает доктор Barone, трудно определить, является ли уменьшение выраженности депрессивных симптомов вторичным эффектом улучшения моторных функций, поскольку повышение моторных флуктуаций также имеет тенденцию снижать проявление депрессии. Непростым моментом в этом исследовании было отличить моторные улучшения от изменения признаков депрессии.
Так, неудивительно, что уменьшение выраженности депрессивных симптомов не было обусловлено улучшением моторных функций, так как двигательные флуктуации изучаемой популяции были стабильными, утверждает доктор Barone.
Нарушения контроля импульсов (например, патологический гемблинг) развиваются примерно у 5% лиц, принимающих дофаминовые агонисты по типу прамипексола, однако, несмотря на это, упомянутые расстройства не развились ни у одного пациента изучаемой популяции. Доктор Barone объясняет это низкой дозировкой препарата и коротким периодом терапии, а также исключением пациентов с когнитивными нарушениями.
По словам доктора Barone, это – самое крупное двойное слепое контролируемое плацебо исследование проблемы лечения депрессии при БП на сегодняшний день. За последнее время, кроме обсуждаемого, были проведены лишь два двойных слепых контролируемых испытания (оба были небольшими) – в одном изучали СИОЗС циталопрам, в другом – трициклический антидепрессант дезипрамин.
Результаты исследования указывают на то, что доступно очень мало доказательных данных относительно эффективности классических антидепрессантов при БП, утверждает профессор Barone. И хотя трициклические антидепрессанты могут быть эффективней СИОЗС, их стараются не применять у лиц пожилого возраста с БП по причине побочных реакций.
Во введении к описанной работе говорится, что депрессия часто встречается у пациентов с БП; в этой популяции ее распространенность достигает 17%, однако 35% имеют клинически значимые депрессивные симптомы.
Как отмечают авторы исследования, депрессия у лиц с БП может быть обусловлена дисфункцией серотонин­, норадрен­ и дофаминергических путей, в частности, уменьшением его концентрации в субкортикально­кортикальных путях, регулирующих настроение, мотивации и награды.
В сопроводительных комментариях профессор H.H. Fernandez (кафедра неврологии Университета Флориды, Гейнесвилль, США) и доктор M. Merello (секция двигательных расстройств, кафедра нейронаук института неврологических исследований в Буэнос­Айресе (FLENI), Аргентина) рассуждают о вопросе, может ли прамипексол «убить двух птиц одним камнем».
Что касается дизайна исследования, диагноз депрессии в котором не основывался на жестких критериях DSM­IV, H.H. Fernandez и M. Merello отмечают, что это, видимо, обеспечивает хорошее представление о реальной клинической практике. Они утверждают, что идея относительно применения прамипексола для лечения пациентов с БП и депрессией может обеспечить комбинированный и независимый положительный эффект в отношении моторных и депрессивных симптомов.
Вопрос касательно эффективности препарата в терапии более выраженных депрессивных симптомов или при более тяжелой форме заболевания остается предметом будущих научных изысканий. Подобным образом обстоит дело и с проблемой равноценной эффективности прамипексола, а также других препаратов для лечения депрессии у лиц с БП.
Как утверждают H.H. Fernandez и M. Merello, на сегодняшний день доказательные данные об эффективном влиянии одного препарата на моторные и немоторные нарушения при БП делают прамипексол важным дополнительным средством в арсенале лекарственных средств для лечения БП».

www.medscape.com
Поделиться с друзьями:

Партнеры

ЛоготипЛоготипЛоготипЛоготипЛоготип