Сборник клинических рекомендаций 2016
Сборник клинических рекомендаций 2015
Сборник клинических рекомендаций 2014
Очерки детской психиатрии 2016
Очерки детской психиатрии
Очерки детской психиатрии. Аутизм

Кошки художника Луиса Уэйна. Влияние шизофрении на творческий процесс

 

 

Терапевтический эффект художественного творчества и его роль в лечении, а также реабилитации психически больных были замечены медиками задолго до того, как оформилось целое направление клинической интервенции – арт-терапия. Однако развивающаяся психиатрия, не чаявшая гуманистических надежд о социальной реадаптации своих пациентов, в большей степени концентрировала внимание на обратном явлении, а именно влиянии психопатологии на особенности творческого продукта. Стараниями некоторых художников и психиатров, например Ханса Принцхорна, уже в первой половине ХХ ст. начали создаваться коллекции и музеи, посвященные творчеству душевнобольных. Вскоре появилось целое направление искусства – ар брют (фр. Art brut – грубое, необработанное искусство) – термин, введенный французским художником Жаном Дюбюффе в 1945 г.

Творчество английского художника-иллюстратора Луиса Уэйна (1860-1939) не относится к ар брют хотя бы потому, что он получил профессиональное образование. Тем не менее, характер его работ во многом предвосхитил появление этого направления. Возможно, Уэйн стал одним из первых художников, обративших на себя внимание современников именно благодаря влиянию психической болезни на содержание и форму его картин.

Луис Уильям Уэйн родился в 1860 г. в Лондоне в мелкобуржуазной семье. Его отец был текстильщиком, а мать рисовала узоры для турецких ковров и выполняла оформительские работы в церквях. Именно она в дальнейшим повлияла на выбор будущей профессии своего сына.

Уэйн был первенцем своих родителей. Пять младших сестер художника никогда так и не вышли замуж и не имели детей. Практически всю свою жизнь, так же как и сам Луис, они прожили с матерью. Одна из сестер в 30-летнем возрасте заболела психическим расстройством и последующие годы коротала в лечебнице для душевнобольных.

 

Луис родился с врожденной аномалией лица – расщелиной верхней губы, которую в зрелом возрасте скрывал за пышными усами. Он рос физически слабым ребенком и до 10 лет находился на домашнем обучении. Позднее мальчик часто прогуливал школу, бесцельно шатаясь по улицам города. Тем не менее, ему удалось поступить в школу искусств Западного Лондона, а после учебы устроиться преподавателем живописи. Когда Луису было 20 лет, семья потеряла кормильца, и он был вынужден искать более денежную работу, чтобы содержать несовершеннолетних сестер и мать. Ему удавалось зарабатывать кое-какие деньги, рисуя для журналов популярные пасторальные сюжеты. Луис также продавал картины, изображавшие романтические моменты деревенской жизни, и содержавшие, в частности, мастерски выполненные портреты животных, которые хорошо окупались. Коммерческие предложения сделали тематику его произведений ограниченной. Так, одно время он собирался зарабатывать на жизнь, рисуя только лишь портреты собак. Тем не менее, мотивы этой стереотипной живописи, позднее принесшей Уэйну популярность, произрастали скорее изнутри, нежели были продиктованы внешними условиями.

В 23 года Луис Уэйн женился на 33-летней гувернантке своих сестер Эмили Ричардсон. Женитьба на первой подвернувшейся женщине, еще и намного старшей по возрасту, была для него скорее бунтом против консервативных правил родительской семьи. Брак был недолгим: у Эмили обнаружили рак груди, и она умерла через три года после свадьбы. Художник вернулся домой под навязчивую опеку собственной матери.

 

Пока супруга Луиса болела, он подарил ей черно-белого котенка, которого назвали Питером (в честь Петра Первого). Питомец скрашивал состояние хозяйки, в том числе благодаря трюкам, которым его неустанно учил Уэйн. Художник часто рисовал семейного любимчика. Позже он напишет о Питере: «Именно ему принадлежит заложение основы для моей карьеры, он дал мне толчок для развития моих навыков и дал основу для моих работ». Все же удивительно, что эти слова прозвучали не в адрес жены.

Постепенно «кошачья» тема стала доминировать в его творчестве. Примечательно, что по мере роста мастерства художника его кошки становились все более антропоморфными. Так, первый рисунок Уэйна с похожими на людей кошками – «Рождественская вечеринка котят» – был опубликован в предновогоднем выпуске лондонского новостного издания. На иллюстрации были изображены 150 кошек. Хотя они и совершали человеческие действия, но все еще ходили на четырех лапах и были без одежды. Позднее кошки Уэйна стали на задние лапы, он облачил их в модные костюмы и наделил их мордочки человеческой мимикой. Они начали играть на музыкальных инструментах, пить чай, читать книги, заниматься спортом и обрели огромную популярность в викторианской Англии. И это несмотря на то что в те времена все творчество, не соответствовавшее академическим канонам, рисковало быть забросанным камнями. Уэйн вспоминал: «Когда я впервые опубликовал свои рисунки, отношение к кошкам было иным. Мужчина, проявляющий интерес к кошкам, к тому, как они двигаются, выглядел чуть ли не гомосексуалистом». Но вскоре сам Герберт Уэллс говорил о художнике: «Он превратил себя в кота. Он изобрел кошачий стиль, кошачье общество, целый кошачий мир. Все английские коты должны стыдиться, если не будут хотя бы немного походить на котов Луиса Уэйна». Его кошки часто пародировали человеческое поведение, о чем художник сам и писал: «Я беру свой блокнот в ресторан или любое другое оживленное место и просто рисую людей в их обычных позах как кошек, наделяя их как можно более человечными чертами. Это придает моим работам двойственную натуру, и я считаю их своими лучшими шутками». На протяжении 30 лет активной творческой жизни Луис Уэйн создавал до 600  подобных рисунков год. Он проиллюстрировал около сотни детских книг, не считая газетных и журнальных рисунков, включая «Ежегодник Луиса Уэйна», выходивший с 1901 по 1915 гг. Большим спросом пользовались также почтовые открытки с его рисунками. Имя Уэйна активно эксплуатировали борцы за права животных, он был членом нескольких благотворительных организаций, занимавшихся защитой меньших братьев. В 1890 г. его избрали президентом Английского национального кошачьего клуба.

 

Несмотря на популярность, живопись Уэйна едва позволяла ему прокормиться. Он был мало приспособленным к жизни человеком, и постоянно был вынужден содержать мать и сестер. Коммерческая жилка у художника отсутствовала, он даже не заботился об авторских правах на свои работы. В 1907 г. большой долг вынудил его бежать от кредиторов в Америку. Там он плодотворно работал, но так и не смог накопить хоть какие-то сбережения, став жертвой аферы и вложив практически все свои деньги в некое «чудесное изобретение». В 1910 г. умерла мать художника, и он возвратился в Англию. Во время Первой мировой войны Уэйн получил лишь шесть заказов на иллюстрацию книг и жил на грани нищеты. Интерес к работам художника возобновился лишь в конце XX в. Коллекционеры покупали открытки с рисунками Уэйна за 500-800 долларов США, а оригиналы можно были приобрести от 5 до 35 тыс. долларов.

Луис Уэйн обладал шизотипическим складом характера. Окружающие всю жизнь считали его эксцентричным наивным фантазером. Тем не менее, первые признаки и симптомы шизофрении художник начал испытывать в возрасте 57 лет в 1917 г. Столь поздний психотический дебют наталкивал ученых, позднее занимавшихся анализом его творчества, и на другие диагнозы, но предложенные версии не выдерживали критики. В частности, предполагали, что Уэйн болел синдромом Аспергера, или даже что его психическая болезнь была следствием инфицирования токсоплазмозом. У него развился галлюцинаторно-параноидный синдром. Луис стал агрессивным и подозрительным, часто уходил из дома, ночью бесцельно бродил по улицам, беспрестанно переставлял мебель в доме. Он все больше аутизировался, записывал бессвязные тексты, запершись в своей комнате. Сформировался бред отношения и ущерба, в который были включены сестры Уэйна. Он утверждал, что они воровали у него деньги, и что мелькание кадров на киноэкране похищало электричество из их мозгов. В 1924 г., после того как Луис столкнул с лестницы одну из сестер, художника госпитализировали в Спрингфилдскую психиатрическую лечебницу. Проведя там год, он случайно попал в поле зрения прессы, и его болезнь привлекла внимание общественности. Был организован фонд помощи художнику, Уэйна перевели в Бетлемскую королевскую больницу. Работы художника до сих пор хранятся в больничном музее. В 1930 г. Уэйна перевезли в небольшую больницу Нэпсбери в Хертфордшире, к северу от Лондона. Здесь Уэйну позволили рисовать и общаться с кошками из питомника.

 

Работы художника в период болезни видоизменились, хотя тематика и осталась прежней. Цвета и оттенки стали ярче, грубее. Выражение мордочек котов приобрело оттенок тревоги, испуга или агрессии. Антропоморфных животных начали вытеснять полуабстрактные, орнаментные изображения, на обороте которых Уэйн иногда оставлял свои малосвязные рассуждения. Серию из фракталоподобных кошек Луиса часто используют в качестве динамической иллюстрации изменения характера творчества в процессе развития шизофрении. Однако это не совсем верно. Так как Уэйн никогда не датировал свои работы, неизвестно, в хронологическом ли порядке представлены рисунки этой серии. Более того, после острого периода болезни и в последние годы жизни кошки художника возвратились к первоначальному, реалистичному виду. Правильнее будет предположить, что эти рисунки сделаны на разных стадиях развития психоза.

В последние годы жизни у художника наблюдалась деменция. Он практически не вставал, утратил дар речи, был агрессивным и негативистичным при любых попытках врачебного вмешательства. Луис Уэйн умер в возрасте 78 лет от почечной недостаточности.

Подготовила Ольга Устименко

Страница сгенерирована за 0.021364 сек