Сборник клинических рекомендаций 2016
Сборник клинических рекомендаций 2015
Сборник клинических рекомендаций 2014
Очерки детской психиатрии 2016
Очерки детской психиатрии
Очерки детской психиатрии. Аутизм

Дайниус Пурас: «Новое поколение не будет надеяться на чудо или ждать пока государство решит его проблемы, оно будет способно самостоятельно контролировать свою жизнь»

Дайниус ПурасОдин из основных критериев благополучия общества – здоровье подрастающего поколения.

И не секрет, что сегодня состояние психического здоровья детей и подростков оставляет желать лучшего. По данным ВОЗ, во всем мире до 20% детей имеют проблемы с психическим здоровьем. Выявляемость первично заболевших психическими расстройствами среди детей за последние десять лет выросла в полтора раза, у подростков – в два раза.

С чем связан рост заболеваний? Специалисты чаще говорят о причинах социального порядка: неадекватная государственная политика, безработица родителей, материальные трудности в семье, алкоголизм, наркомания, напряженный социальный фон, когда экраны телевизоров демонстрируют сцены страдания, насилия и гибели людей. Причем сегодня приходится говорить не только о физическом, но и о психологическом насилии над детьми. Есть ли какие-либо выходы из создавшейся ситуации?

О том, что происходит в области охраны психического здоровья детей в мире, рассказывает Дайниус Пурас, член Комитета ООН по правам ребенка, детский психиатр, доцент Вильнюсского университетского центра детской психиатрии и социальной педиатрии.

– С 2007 г. вы являетесь членом Комитета ООН по правам ребенка. Довольно необычно, что в состав комитета входит детский психиатр. А каковы ваши впечатления?

– Я очень счастлив и горд тем, что впервые в Комитете ООН по правам ребенка, куда входит 18 избранных представителей со всего мира, представлена детская психиатрия и психическое здоровье детей. Большинство моих коллег по комитету – юристы. И когда с самого начала своей работы я заговорил о психическом здоровье детей как о правовой проблеме, они были очень удивлены. Но теперь у меня много союзников. Мы разработали для стран – членов ООН специальный документ «Заключительные наблюдения и рекомендации», где говорится о том, что им следует развивать и внедрять политику охраны психического здоровья ребенка. Эта политика представляет собой выполнение поставленных целей и предоставление медицинских услуг в сфере психического здоровья детей.

– Какова общая ситуация с защитой детских прав и психического здоровья ребенка в мире, а также Центральной и Восточной Европе?

– Несмотря на усилия правительств и институций гражданского общества, в мире существует проблема насилия над детьми и нарушения их прав. С защитой прав ребенка лучше обстоит ситуация в развитых странах с давними демократическими традициями. Хуже – в развивающихся странах и странах с авторитарными и тоталитарными режимами. Во многих государствах существует проблема достижения так называемых целей развития тысячелетия, включающих снижение смертности в первые пять лет жизни, доступность начального образования и вакцинации.

В этом контексте политические элиты многих развивающихся стран утверждают, что забота о психическом здоровье детей – роскошь. Я убежден, что так думать – большая ошибка. Подобные рассуждения только укрепляют и поддерживают существующий порочный круговорот насилия и безнадежности.

Оптимальный путь для улучшения экономической ситуации в мире состоит в том, чтобы инвестировать капитал в поддержание здоровых межличностных отношений (например, между детьми и родителями, детьми и детьми, правительством и гражданским обществом). Благодаря этим инвестициям мы избежим отношений, базирующихся на насилии, недоверии и ненависти.

Особая ситуация сложилась в странах Центральной и Западной Европы. В оказании психиатрической помощи они в значительной степени унаследовали традиции бывшей советской системы. В отличие от развивающихся стран, у нас всегда работали квалифицированные специалисты и была хорошо развита система психиатрической помощи. Проблема заключалась в том, что эти услуги были неэффективными. Игнорировались права человека. Сутью советской психиатрии, базирующейся на авторитарном контроле государства над инакомыслием и инаковостью своих граждан, являлись исключение больных из социума и клеймо позора. Теперь мы находимся в тяжелом переходном состоянии. Не просто изменить укоренившиеся традиции, когда нужно поменять систему взглядов и понятий как персонала системы психиатрической помощи, так и всего общества. Но я не вижу другого пути для наших стран, эти изменения абсолютно необходимы, если мы действительно верим в преимущество демократии над идеологией насилия и тоталитаризма.

– В чем заключаются основные различия между прежней и новой парадигмами в психиатрии?

– Идеология коммунизма заключалась в том, что государство заботиться обо всех, но за счет свободы личности. Если человек относился к системе лояльно, без критических размышлений, то получал какой-то уровень социальной защиты. На протяжении десятилетий люди стали зависимы от этой унизительной системы. Когда 20 лет назад наши страны начали проводить демократические реформы, оказалось, что большинство людей не готовы жить в здоровом свободном обществе. Это привело к эпидемии беспрецедентного саморазрушительного поведения – самоубийствам, росту агрессии и насилия, алкоголизму. Этот кризис все еще продолжается. Единственный эффективный способ выхода из сложившейся ситуации – инвестировать в развитие эмоциональной стабильности и психического здоровья людей, особенно молодого поколения, даже если для этого нужно время. Новое поколение не будет надеяться на чудо или ждать пока государство решит его проблемы, оно будет способно самостоятельно контролировать свою жизнь. В сложившейся ситуации сфера охраны психического здоровья ребенка стала очень важной.

Нам, экспертам в области охраны психического здоровья, необходимо использовать эту возможность и убедить свои правительства в том, что инвестиции в развитие психического здоровья являются экономически выгодными и могут приносить прибыль. В каждой из стран есть хорошие демонстрационные проекты, которые демонстрируют высокое качество психиатрической помощи детям, построенной на новых общественных подходах. В тоже время, целостная система охраны психического здоровья детей все еще неэффективна, значительная часть бюджета расходуется на интернаты. Одна из трагических ошибок, которую мы повторяем в нашем регионе, заключается в том, что у нас еще есть тенденция обвинять и поучать «плохих» родителей за неправильную заботу о ребенке и помещать детей в специализированные заведения. Вместо этого нужно инвестировать в обучающие тренинги для родителей. Воспитывать детей непросто, существуют научно-обоснованные методы, как повысить компетентность в этом вопросе. Одни страны инвестируют в подобные мероприятия и экономят значительные суммы на уменьшении интернализации детей в специализированные заведения, другие почему-то все еще тратят впустую огромные суммы на неэффективную систему интернатов.

Я мог бы привести много примеров, которые показывают, что проблема нашего региона не в недостатке финансирования или кадров, а в зависимости от старых неэффективных подходов. Они основаны, так сказать, на ностальгии части общества по идеологии насилия. Как профессионалы в области охраны психического здоровья, мы должны понять и объяснить политическим деятелям и обществу, что методы, основанные на насилии, не только не эффективны, но и не рентабельны. Они не могут защитить общество от насилия.

– Расскажите, пожалуйста, о достигнутых результатах в Литве?

– Во-первых, мы много достигли в развитии различных сообществ, оказывающих помощь психически неполноценным детям (умственно отсталым). Я горд тем, что это была моя идея в 1989 году организовать общество родителей. Viltis («Надежда») действовало как лобби (влиятельная группа), проводило переговоры с политическими деятелями, и таким образом система крупных учреждений была преобразована (еще не полностью, но в большей степени) в систему услуг, предоставляемых внутри семьи. Теперь дети даже с умеренной и тяжелой формами умственной отсталости и аутизмом могут пользоваться своими основными правами – жить в любящей семье, посещать школу и получать социальные услуги и услуги в области здравоохранения.

У нас есть и другие положительные достижения в детской психиатрии. Нам удалось преобразовать привычные стационары в небольшие, имеющие специально подготовленный заботливый персонал и рассчитанные в среднем на 15 мест отделения. Поэтому все дети, находящиеся в этих новых отделениях, проходят интенсивную программу психологического лечения. Помню, когда в 1982 году начал работать как детский психиатр, я был шокирован стационаром на 50 мест. В переполненных помещениях царило насилие и запугивание между пациентами, персонал находился в отчаянии, поскольку было невозможно эффективно контролировать ситуацию.

У меня была мечта преобразовать услуги таким образом, чтобы, по крайней мере, не причинять вред детям и попытаться сделать их эффективными, лечебными. Теперь моя мечта сбылась, и я счастлив. Но в целом, в нашей системе еще есть серьезные бреши. Мы оказываем давление на правительство, просим заполнить эти дыры и привести в исполнение политику Национального психического здравоохранения, одобренную нашим парламентом в 2007 году.

Литва возглавляет большой проект ЕС CAMHEE («Психическое здоровье ребенка в расширенном Евросоюзе») с 35 партнерами из 16 стран (8 стран – участниц старого ЕС и 8 стран – участниц нового ЕС). Я – научный руководитель этого проекта. В конце нынешнего года мы представим результаты и рекомендации Европейской комиссии. Надеюсь, что эти рекомендации могут быть полезны также и нашим соседям в Западной Европе, таким как Украина.

В некоторых странах из-за экономического кризиса и циничного подхода политических элит появилась тенденция к сокращению предоставления детям психиатрической помощи и даже ликвидации детской психиатрии как самостоятельной дисциплины. Поддержка таких идей была бы серьезной стратегической ошибкой. В Литве работает 80 детских и подростковых психиатров (на 3,3 млн населения), и мы думаем, что их могло бы быть больше. Конечно же, основная цель состоит не в том, чтобы было много детских психиатров.

Более важно представить возможность поддерживать психическое благополучие ребенка в каждой семье, школе, больнице, улице, дворе и обществе. Это необходимо для предотвращения насилия и запугивания, развития гибкости и способности разрешать различные конфликты конструктивным образом. Такие шаги помогли бы нашим странам справиться с порочным кругом безнадежности и насилия. Вместо реализации установки: «Жизнь плохая, все вокруг рушится, а мы неудачники», мы должны инвестировать в детей таким образом, чтобы у них была другая установка: «Жизнь – прекрасна, мы свободны выбирать и управлять своей жизнью с ответственностью, мы счастливы». Именно так я понимаю психическое здоровье как отдельной личности, так и населения в целом.

Подготовила Мария Солонченко

Страница сгенерирована за 0.035968 сек